Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
08:22 

Манекен


*баннер принадлежит автору

Название: Манекен
Оригинальное название: Mannequin
Автор: Buyyouadrank
Переводчик: Беаш.
Бета: до 4 главы - so princess, с 6-й - molleCOOLa
Категория: слэш
Жанр: AU/Драма/Ромэнс
Рейтинг: PG-13
Пейринг: Том/Билл
Разрешение на перевод получено.
Перевод закончен.

Чиркнуть пару строк переводчику можно здесь

Пластмассовый мужчина в витрине

Том не отрывал взгляда от манекена в витрине.
Он был необычайно красив: высокий, худой парень, чья «кожа», освещаемая лампами в магазине, отливала молочно-белым цветом, а длинные черные волосы были элегантно начесаны вверх. Глаза были подведены черной краской, что делало пластмассовое лицо манекена еще более выразительным.
Правда, не знай Том, что парень, стоящий перед окном, был действительно сделан из пластмассы, он готов был бы поклясться, что это живой человек: даже его кожа выглядела мягкой, хотя на самом деле была твердой, холодной и блестящей.
Но больше всего «выдавали» манекена его глаза. Всё в нем казалось настолько живым, что Том думал, будто он в любой миг проснется, но только светло-карамельные глаза с безжизненным блеском останутся неподвижными.
– Томи, дорогой?
Том, вздрогнув, подпрыгнул и повернулся к своей матери, глядя на нее расширившимися глазами.
Симона доброжелательно улыбнулась ему. Она убрала завиток рыжих волос с лица, направилась к сыну и положила ладонь на его ладошку, другой рукой с нежностью поглаживая длинные русые волосы, которые Том только что начал отращивать. Горя желанием позже сделать дреды, он даже перестал их расчесывать.
– Милый, у Дэвида есть несколько комиксов в кабинете. Хочешь посмотреть? – спросила Симона своего восьмилетнего сына.
Том молча покачал головой, вновь обращая всё свое внимание к пластмассовому парню около окна. Симона, проследив за его взглядом, изогнула бровь: она заметила, что ее сын не отводил взгляда от манекена, который демонстрировал вещи из последней коллекции Йоста. Что привлекло Тома в нем? Обычно он бы схватил комиксы при первой же возможности.
Симона вздохнула, наклонилась, чтобы поцеловать макушку сына, и повернулась к Йосту.
– Идет он там? – спросил Йост, держа в руках старый сборник комиксов «Человек-паук».
Симона покачала головой.
– Нам еще надо много чего сделать перед отъездом, – она грустно улыбнулась.
Йост кивнул.
Как многообещающий дизайнер одежды, Йост наконец-то накопил достаточно денег, чтобы открыть свой собственный магазин. Без помощи Симоны он бы не справился: она не только работала у него портнихой, но и была его лучшей подругой. Однако недавно от нее ушел муж Йорг, и сейчас она ждала дочку от Гордона, ее нового мужчины. После рождения ребенка они собирались переезжать в Австрию всей семьей, и до этого момента оставалось несколько недель.
Йост тяжело вздохнул, наклоняясь, чтобы забрать вещи из коробки. Он потратил всё до последнего цента на покупку помещения и сейчас должен был остаться совсем один. Теперь и Симона не утешит его в самые трудные времена.
Почти час работы высосал все силы из Симоны: она глубоко вздохнула и опустилась на стул, обмахиваясь ладонями. Йост улыбнулся ей, как бы извиняясь, и подошел к окну, где стоял Том, все еще очарованный манекеном.
– Эй, Том, – Йост игриво погладил мальчишку по голове, широко улыбаясь ему. – Что делаешь? – он был удивлен, что восьмилетний ребенок, вместо того чтобы резвиться, молча глядел на скучный неподвижный предмет.
– Ничего, – ответил Том, не отводя взгляда от манекена.
– Тебе вещи понравились? – ухмыльнулся Йост. – Это из моей новой коллекции – когда подрастешь, сможешь их примерить, – поддразнил он.
Том ухмыльнулся в ответ, даже тихонько засмеялся, но потом покачал головой.
– Нет? Тебе не понравилась одежда? – Йост слегка надул губы, изображая обиду.
– Не, ты совсем, что ли? – захихикал Том. – Не смотрю я на твою одежду!
– А на что тогда?
– На него.
– На него?
– На пластмассового мужчину в витрине.
Йост моргнул, несколько секунд пристально поглядев на Тома, чуть сбитый с толку. Он полностью повернулся к манекену, задумчиво нахмурившись. Манекен ничем не отличался от сотен других: глаза его точно так же сверкали неживым блеском, вместо кожи – твердая, холодная пластмасса, да и выглядел он жутковато. Йосту никогда не пришло бы в голову, что манекен может кого-то заинтересовать.
Йост негромко засмеялся, вспомнив кое-что.
– Хочешь, Том, расскажу кое-что смешное?
Том, наконец, на мгновенье оторвал взгляд от манекена и кивнул Йосту.
– В общем, – начал Йост, усаживаясь на пол по-турецки, лицом к лицу с Томом, – я купил этот манекен в Египте. Ты знаешь, где это, так ведь?
– В пустыне? – Том сморщил носик, пытаясь вспомнить, что же он изучил о месте под названием Египет в школе.
– Правильно, – кивнул Йост. – Восемь лет назад я поехал туда в отпуск, вот, и один старичок продавал все свои вещи, потому что он переезжал. Манекен он отдал мне просто так – очень сильно хотел от него избавиться – и рассказал о нем веселую историю.
– Какую? – с нетерпением спросил Том.
Йост рассмеялся, недоверчиво качая головой.
– Он сказал, что раз в восемнадцать лет манекен просыпается!
– Ух ты! – глаза Тома расширились, и он с недоверием уставился на манекен. – Тогда почему он сейчас спит? – мальчик разочарованно нахмурил брови.
– Я еще не закончил, – прибавил Йост, обрадовавшись, что эта скучная история так поразила кого-то. – По легенде, этот манекен, проснувшись, должен до наступления полной луны найти настоящую любовь. Если ему это не удается, то он превращается обратно в пластмассу на следующие восемнадцать лет. Он может остаться человеком, только если найдет свою настоящую любовь. Понятно?
Том высунул язык, скорчив рожицу.
– Фу, как сопливо!
– А ты разве не веришь в настоящую любовь?
Том помотал головой, сделав гримасу.
– Девчонки – тупицы!
– Поверь мне, юноша, настоящая любовь существует, – Йост взъерошил шевелюру мальчика; его пальцы застревали в спутанных волосах.
– Тогда почему у тебя нет девушки? – Том вскинул брови, глядя на мужчину.
У Йоста отвисла челюсть: такого вопроса он не ожидал и понятия не имел, как ответить ребенку. Не говоря ни слова, он задумчиво поглядел в сторону Симоны, наблюдая, как легко приподнимаются ее вьющиеся рыжие волосы, глядя на округлость ее живота. Он вздохнул и поднялся на ноги, ласково похлопав Тома по плечу.
– Будешь скучать по Германии? – спросил Йост, переводя разговор на другую тему.
Манекен, видимо, уже перестал вызывать прежний интерес у Тома: он никогда не верил во всякие сказки.
– Мама сказала: в Австрии говорят по-немецки, – Том пожал плечами. – И Гордон пообещал, что научит меня играть на гитаре.
– Как-нибудь потом мне сыграешь? – улыбнулся Йост.
Том медленно кивнул; улыбка расползлась по его лицу, когда он попытался представить себя взрослым, знаменитым рокером, который умеет играть на гитаре лучше всех на свете.

***

Когда Том вернулся в магазин спустя десять лет, он не заметил ничего нового. Везде беспорядок, тонны коробок, Йост, пробирающийся через этот завал, и, конечно же, манекен. Красивый пластмассовый мужчина в витрине.
– Том? Ты здесь? – позвал Йост из подсобки в конце магазина.
– Ага! – ответил Том.
Йост добрался до входа в магазин, его глаза расширились, как только он заметил перед собой высокого парня с дредами. Когда они виделись в последний раз, Том был в два раза ниже Йоста; волосы мальчишки спутались, а шоколадно-карие глаза озорно поблескивали. Том ростом перемахнул за шесть футов и теперь был выше самого Йоста. Игривый блеск в глазах не угас, светлые волосы, уже заплетенные в длинные дреды и собранные под кепкой, не потемнели, а в губе парня красовался пирсинг.
– Невероятно, и как можно измениться за десять лет, а? – пробормотал Йост, приобнимая Тома, к которому всегда относился как к сыну.
– Да ты вот не изменился, – указал Том, нахально ухмыляясь Йосту. И правда, у мужчины ни лицо, ни волосы, ни одежда – ничего не поменялось. Только вот сейчас его глаза светились от счастья и богатства, тогда как раньше они тускнели от разочарования и трудностей.
– Поверь мне, и я изменился, – подмигнул Тому мужчина, хлопая его по спине. – Ну, и сколько же ты здесь пробудешь?
– Чуть больше месяца, – ответил Том. – Гордон с мамой и Жизель живут у бабушки, а я у друга.
– Жизель?
– Моя сестренка, – с нежностью в голосе ответил Том.
– А-а… – Йост медленно кивнул, вспоминая огромный живот Симоны – такой она запомнилась ему в последний раз. Он понял, что чуть позже она родила, но ребенка ему не удалось увидеть. – Во всяком случае, Том, ближе к делу. Ты работаешь у меня потому, что я доверяю тебе, понятно?
– Не волнуйся, не сожгу я твой любимый магазин, – закатил глаза Том.
– И не надо, – посерьезнел Йост. Мужчина вздохнул, оглядывая магазин – свое дитя, свое создание, свою единственную настоящую любовь. Он вкладывал все свои усилия только в этот магазин и сейчас оставлял его на две недели: он уезжал в Париж на презентацию новой коллекции для нескольких известных дизайнеров. Да, он был жутко взволнован, но и покинуть свой магазин опасался. Да, Том славный малый, но Йосту не давало покоя предчувствие, будто что-то важное произойдет.
– Пойду скоро … водитель заедет за мной, – вздохнул Йост несколько минут позже. Он достал из кармана ключ от магазина, вручив его Тому; вместе с этим на Тома обрушился и груз ответственности. Йост огляделся по сторонам в последний раз, остановив взгляд на манекене. – Пока не забыл… – пробормотал он. Он исчез в одной из многочисленных полок с одеждой и чуть позже появился, держа в руках белую рубашку с застегнутыми пуговицами и толстую цепочку.
– Что это? – поинтересовался Том.
– Просто одеваю манекен, – объяснил Йост. Взобравшись на подоконник, он стянул с манекена прежнюю рубашку, чтобы надеть белую, неуклюже согнул его «руки» и, застегнув пуговицы, повесил цепь на пластмассовую шею.
– Похоже, я действительно его помню, – Том пристально поглядел на манекен, на секунду прикасаясь пальцем к холодной, твердой «коже», перед тем как Йост нацепил на него рубашку. – Ты вроде говорил, что купил его в Египте? И о нем легенда какая-то?
– А-а… я и не думал, что ты столько всего запомнишь, – улыбнулся Йост, спрыгивая с окна. – Как он тебе? – мужчина сделал шаг назад, чтобы полюбоваться костюмом: классическая белая рубашка с воротником поверх черных брюк и изящная цепь для завершения образа.
– Если так подумать, он на девчонку похож, – прошептал Том, осматривая пластмассовое лицо манекена: блестящие глаза карамельного цвета – как ему и запомнилось, надутые розовые губы, элегантно изогнутый нос и высокие, впалые скулы.
– Я про костюм, – уточнил Йост.
– Э… не моего стиля, – Том многозначительно потянул за свои огромные хип-хоповские вещи.
– Ну конечно, – сухо ответил Йост, пробежавшись взглядом по одежде Тома. – Вообще, этот манекен у меня уже восемнадцать лет. Магазину столько же, – он любовно провел рукой по черным волосам. – Может, легенда – вовсе и не выдумка.
Том усмехнулся.
– Не верю я во всё это, – тихо сказал он, отводя взгляд от манекена.
– Кстати, его Биллом зовут, – пробормотал Йост.
Том фыркнул.
– Ты еще своему манекену имя дал?
– Эй, это не просто манекен! Парень пробыл рядом со мной все время! Он особенный, – засмеялся Йост, похлопывая Билла по груди.
– Не похож он на Билла. Слишком обыкновенное имя, – Том сморщил нос – точно так же, как делал в детстве.
– Именно поэтому лучше имени и не придумаешь, – сказал Йост, скрещивая руки на груди. – Обычное имя для необычной вещи. Не подходит, так? Неожиданно. Лучше, когда всё неожиданно происходит.
– …Наверное.

***

Йост уехал несколько часов назад, и Том бродил по магазину, просматривая полки с одеждой, проверяя ванные и знакомясь с помещением. В конце концов, он собирался провести здесь порядочную часть лета.
Однако достаточно скоро ему всё наскучило, и он достал мобильный, подумывая, стоит ли позвонить своему другу Андреасу. Но, решив, что лучше не стоит, взял пачку сигарет, зажигая одну между губ. Он глубоко вдохнул и выдохнул дым, прекрасно понимая, что Йост бы его прикончил, увидев, что Том курит в его драгоценном магазине.
Неожиданно раздался грохот в передней части магазина. Том нахмурил брови и задумчиво вдохнул: повесить знак «Закрыто» на дверь он не забыл.
– Мы закрыты! – крикнул Том.
Нет ответа. Лишь очередной стук и звук падающих на пол полок и вешалок.
– Какого черта? – пробормотал Том. Он второпях выплюнул сигарету на линолеум, наступая на нее, и побежал к источнику грохота. Парень вскинул брови, заметив на полу магазина долговязого бледного парня – он сидел спиной к Тому. На нем были белая рубашка с воротником и черные брюки.
– Эй, ты что, оглох? – резко спросил Том, сжимая руки в кулаки, готовясь отправить незнакомца в нокаут. – Магазин закрыт. И даже не вздумай уходить, пока не приберешься, – выпалил он, гневно разглядывая хаос в магазине. Вещи были повсюду раскиданы, половина полок перевернута. – Эй! Вставай! – крикнул Том парню, который все еще неуклюже корчился на полу.
Юноша, наконец, обернулся и с недоумением уставился на Тома широкими, карамельного цвета глазами.
У Тома отвисла челюсть. Парень выглядел в точности так же, как и манекен.

Совсем не ожидали

Том гневно поглядывал то на парня на полу, то на пустой подоконник. Погоди-ка, пустой подоконник?
Окно не пустовало уже восемнадцать лет – по крайней мере, пока там стоял манекен.
Только кем был этот мальчик, и почему его было не отличить от манекена? Легенда – лишь вымысел, и не больше, ведь так?
Том неистово тряс головой, отчего дреды хлестали туда-сюда по его спине. Внезапно налетевшая жуткая головная боль заставила его прикрыть глаза; потирая пальцами виски и находясь в полном замешательстве, он и не заметил, как долговязый бледный парень начал неловко подниматься на ноги
– П-простите, – заикаясь, прокряхтел парень; он с трудом удерживался на двух ногах.
В конце концов, Том раскрыл глаза, отпрыгнув назад, как только увидел, что юноша поднялся на ноги. Бледный юноша казался совершенно несуразным: он был выше, чем Том предполагал, и даже выглядел немного пугающе, но его неловкая поза и дрожащие колени напоминали Тому малыша, который только учится ходить.
– Когда тебе восемнадцать лет не пошевельнуться, естественно, согнуться тяжело! – удивился вслух парень, держась за полку, чтобы не свалиться.
– Подожди-ка, ты впрямь себя манекеном считаешь, а? – неодобрительно покосился на него Том, скрестив руки. – Не хотелось бы тебя разочаровывать, но ты просто-напросто чокнутый трансвестит. В самом деле, лучше проваливай к чертовой матери, пока я в задницу тебе не пульнул.
Парень вылупил глаза, пытаясь разобрать, что же наговорил Том.
– Т…трансвестит? – юноша моргнул. – В задницу не пульнул? Чего?
– Не прикидывайся дурачком, – резко ответил Том. – Так, и куда же ты манекена дел?
– Вот я, ты на меня смотришь! – весело воскликнул парень, позабыв о том, что несколько секунд назад Том угрожал его пристрелить. – Приятно познакомиться! Но, стоит заметить, в последний раз, когда я просыпался, люди были гораздо добрее.
– Всё, я звоню в полицию, – проворчал Том, качая головой.
«Манекен» не услышал его и продолжил.
– Меня зовут Билл, кстати, – представился он. Том замер и обернулся, а Билл радостно кивнул. – Ага. Свое настоящее имя я и не вспомню, но тот мужчина всегда называл меня Биллом. Мне нравится. Я и… не ожидал.
Том, все еще разинув рот, быстро добрался до Билла, остановившись как раз напротив его лица, и стал рассматривать его повнимательней. Похоже, манекен и вправду проснулся. Билл ни чем от него не отличался: такой же нос, рот, те же скулы, то же телосложение. Даже кожа была такой нежно-фарфоровой, но холод и пластмасса испарились, вместо них пришли теплота и мягкость. Начес тот же – только сейчас его волосы были шелковистыми и не напоминали солому. Всё в манекене ожило и стало дышать, источая энергию.
Единственное, что не изменилось, так это глаза – и у Билла-манекена они были карамельного цвета и безжизненно блестели. Это одновременно чуточку пугало и завораживало, и Том едва ли был в силах оторвать взгляд от этих глаз, как в зеркале любуясь в них своим отражением.
– Как? – шепотом спросил Том. – Ты же манекен. Не может быть, чтобы ты просто так проснулся и тут разгуливал! Нет… легенда не… не мог ты ожить, – выдохнул он. Интересно, и кого он пытался убедить?
Билл печально улыбнулся.
– Но я ожил, – тихо сказал он. Потянувшись вперед, он взял ладонь Тома в свою. Последний тотчас сжался от прикосновения, но Билл не обратил на это внимания и повел руку к его груди, мягко прижимая пальцы к белой рубашке с воротником.
Тошнота, удивление и ошеломление волной нахлынули на Тома, когда он понял: на самом-то деле, под ладонью чувствовались глухие удары сердца. Парень глубоко вдохнул, понимая, какой теплой и мягкой была грудь Билла. Наконец, он встретился взглядом с Биллом и с усилием сглотнул.
– Черт, – прошептал он. – Черт! – на этот раз он крикнул. Билл поморщился: ругательство эхом разнеслось по пустому магазину. – Мне всё мерещится. Невозможно это, твою мать!
– Уверяю тебя, никому ничего не мерещится, э-э-э… как тебя зовут? – спросил Билл, не отводя руку Тома от себя.
– Том. Блять. Мне нужно позвонить Йосту, – выхватив свою руку из ладони Билла, Том помчался в кабинет Йоста. Он уставился на доску объявлений, куда Йост прикрепил свой номер телефона. Парень поднял трубку и набрал номер, нетерпеливо ожидая ответа. Тем временем Билл появился в дверном проеме, выглядывая оттуда с любопытством, отчего Том гневно посмотрел на него. Он снова выругался и швырнул телефон обратно, когда вместо голоса Йоста прозвучало записанное сообщение на французском.
– Черт… ты… и сколько ты здесь будешь шататься? – Том сощурился, наблюдая за Биллом, который теперь с любопытством исследовал комнату.
Билл взял со стола Йоста томов iPod и начал нажимать на кнопки; его глаза расширились, когда устройство включилось.
– До полной луны, – ответил Билл, затаив дыхание, но не отвлекаясь от игры с iPod-ом. Он повертел пальцами по сенсорным клавишам, перебирая исполнителей у Тома в плеере. Не узнав ни одного, он быстро потерял интерес и поднял взгляд обратно на Тома.
– Но, – с тоской добавил Билл, осматриваясь по сторонам в поисках прикольных новых изобретений, с которыми он мог бы поиграть. – Если я найду свою настоящую любовь, то могу остаться.
Том фыркнул.
– Без обид, приятель, но ты уже сколько времени ищешь впустую? С чего ты взял, что на этот раз получится?
Билл нахмурился. Тому вдруг показалось, будто «манекен» вот-вот заплачет, и ему стало паршиво из-за того, что он повел себя так резко и грубо. Несколько гневных слез прокатились по изящным щекам Билла, когда он повернулся к Тому.
– Я никогда не перестану надеяться, – убежденно заявил он. – Я знаю, что где-то моя настоящая любовь. Каждые восемнадцать лет я просыпаюсь в каком-то новом месте, и там столько новых людей. Столько новых возможностей. Я найду кого-нибудь, вот увидишь, – он громко всхлипнул и вытер лицо тыльной стороной ладони.
– Прости, старик, но… Не знаю, у тебя меньше месяца, – Том пожал плечами, как бы извиняясь. – Большинство за всю свою жизнь любовь не находят.
– Если в этот раз не повезет, я с радостью подожду еще восемнадцать лет, – тихо отозвался Билл. – И снова поищу.
– Ну, уверенности у тебя предостаточно, – сухо прокомментировал Том, закатывая глаза. А шансов – один к ста, подумал он про себя. Сам он успел смириться с тем, что никакая любовь его не ждет. Он знал, что больше чем на пару ночей не влюбится, уж точно.
– Ага! – Билл широко улыбнулся. – И, ну, я вряд ли отыщу мою любовь, если буду тут стоять и с тобой разговаривать! Так что пока! – он помахал рукой и развернулся. Том нахмурил брови. Билл же не собирался уходить, правильно?
Несколько секунд спустя он услышал звон колокольчика, лишь только передняя дверь открылась и закрылась. Выругавшись сквозь зубы, он побежал вслед за манекеном.

***

– И ты здесь живешь? – Билл с удивлением уставился на многоквартирный дом. – Какой у тебя дом огромный!
– Это не дом. Это квартиры. Ну, там много комнат, и в одной из них я. Понятно? – Том объяснял такие вещи Биллу на протяжении всего пути домой. – И я живу не здесь. Я просто у друга на лето остановился.
– А, ясно, – Билл смотрел, как Том открыл дверь и впустил его, а затем повел к лифту через вестибюль. Том нажал на кнопку восьмого этажа, и, как только двери лифта закрылись, Билл запаниковал.
– Том! Мы в ловушке! – в отчаянии он стал царапать металлические стены и умудрился понажимать на каждую кнопку.
– Твою мать! – воскликнул Том: лифт останавливался на каждом этаже. Билл невинно захихикал, поняв, что зря беспокоился.
Если бы не Билл, они бы поднялись на восьмой этаж потратив в три раза меньше времени; так что, когда лифт, наконец, остановился, Том схватил юношу за руку и потащил за собой, пока «манекен» не натворил еще беспорядка. Добравшись до своей квартиры, Том пропустил его внутрь первым.
– Том? Ты уже здесь? – в гостиную заглянул Андреас, только что из душа: капли стекали по его мокрому телу, а на бедрах болталось одно лишь полотенце. – Кто это? – он кивнул в сторону Билла, добродушно улыбаясь.
Взгляд Билла задержался на Андреасе. Его глаза расширились, когда он с ног до головы оглядел красивого светловолосого парня – высокого, накачанного. Быстро подойдя к Андреасу, «манекен» взял его за руку.
– Я Билл, – мечтательно выдохнул он. – Будешь моей настоящей любовью?
Андреас стоял, ошеломленный. Во-первых, у него не было сомнений, что перед ним девушка, и, во-вторых, узнав, что Билл действительно парень, блондину стало интересно, почему он не только держит его с такой любовью, еще и надеется завести с ним продолжительные романтические отношения.
Смутившись из-за чрезмерно настойчивой увлеченности Билла Андреасом, Том застонал, схватил юношу за руку и утащил его подальше.
– Билл, это Андреас, мой сосед по комнате, – Том жестом указал на блондина, который нерешительно помахал в ответ. – Он натурал, так что даже не мечтай.
– Э… «натурал»? – манекен склонил голову набок.
– Ну, то есть он не любит мальчиков, – Том раздраженно вздохнул, решив, что лучше свалиться на диван и поискать, что бы посмотреть по телевизору.
Билл пропустил цинизм Тома мимо ушей и кокетливо улыбнулся Андреасу.
– Не надо ограничиваться только одним полом, – мудро посоветовал он. – Никогда не знаешь, где сможешь найти свою настоящую любовь, – его взгляд опустился, остановившись на полотенце, чересчур низко висящем на бедрах.
– Я… пойду оденусь, – Андреас нервно улыбнулся, делая шаг назад. Он крепко держал полотенце, пока не дошел до своей комнаты.
Надув губы, Билл присоединился к Тому на диване и пристально поглядел на телевизор.
– Ничего себе! – глаза Билла расширились. – Картинки двигаются!
Том кинул гневный взгляд на Билла, не в силах понять, как можно не знать такой ерунды. В конце концов, и восемнадцать лет назад телевизоры были. Но он вспомнил рассказ Йоста: Билл-то провел всю свою жизнь в отдаленной части Египта, где у них, возможно, даже туалеты были на улице.
– Верно, – медленно начал объяснять Том. – Это телевизор. Картинки двигаются, и можно посмотреть всё что захочешь.
– Это… невероятно! – поднявшись с дивана, Билл пополз к телевизору и прижался носом к экрану. – Это стекло! Как они туда картинки засовывают?
– Долго объяснять, – быстро ответил Том. Он встал и рывком поднял Билла обратно на ноги.
Билл среагировал моментально: увильнув из рук Тома, он побрел на кухню и стал удивленно разглядывать все приборы.
– Хочешь есть? – устало поинтересовался Том.
– Очень! – энергично закивал Билл. – У вас нет, случайно, кофты?
Том и слыхом не слыхивал о таком блюде и изумленно уставился на Билла.
– Э-э… вряд ли у нас это найдется, – от его слов Билл сразу скис. – Зато, наверное, есть сосиски.
– Сосиски? Их из свинины готовят? Нет, их кушать нельзя! – Билл скорчил рожицу.
– Да не попадешь ты в ад, если будешь есть свинину, – Том закатил глаза. Его слова были встречены громким вскриком, и он обернулся. Неужели Билл не может обойтись без нянечки у себя под боком? Ведь обязательно снова во что-нибудь вляпается!
Билл с любопытством всё трогал – вот и положил ладонь на электрическую печь. Андреас собирался готовить и поэтому, конечно же, оставил плиту включенной; рука Билла сильно покраснела и в некоторых местах покрылась маленькими пузырьками, из которых стала вытекать какая-то белая жидкость.
– О, черт, – простонал Том, поворачивая руку Билла. Увидев ожог, он поморщился.
– Не трогай! – захныкал Билл; в его глазах стояли слезы. – Прекрати, мне больно!
Том успокоил его, подводя к полке с медикаментами, откуда он вытащил моток бинта и тюбик с антибактериальным кремом.
– Успокойся, – прошептал Том. Выдавив приличное количество крема на бледную руку Билла, он взял ее в свою мозолистую ладонь. – Я постараюсь как можно аккуратней, ладно? – он поднял взгляд, не услышав ответа, и заметил, как бледное лицо Билла запятнали слезы. Он тяжело сглотнул, чувствуя себя жутко виноватым, хоть и не сделал ничего плохого.
– Скоро боль пройдет, – уверил его Том, закончив забинтовывать руку. – Так что не плачь сильно, хорошо? – он успокаивающе похлопал парня по плечу.
Юноша всхлипнул; слезинка прокатилась по его щеке до забинтованной руки.
– Как все ужасно, Том, – прокряхтел он. – Хочу обратно. Я здесь никого не знаю, ничего не понимаю. Я обжегся, меня уже отверг тот, кто мог бы стать моей настоящей любовью! – он зарыдал.
Тому вдруг стало жаль Билла, он постепенно осознавал, каково ему, должно быть, приходится: «манекен» проснулся в незнакомом месте, полностью отличающемся от того, где он провел всю свою жизнь; его окружили все эти новые технологии, что явно пугало его, и он ничего не знал о жизни в целом.
– Тш-ш-ш, не плачь, – утешал его Том. Жизнь в компании с десятилетней сестренкой научила его успокаивать людей, и он инстинктивно заключил хрупкого парня в объятия. – Послушай, не все так плохо! Не вешай нос! Обжегся ты случайно, а насчет Андреаса… он тебе все равно не подходит.
Билл отпрянул от Тома, чтобы поглядеть на него своими широкими стеклянными глазами, которые, наполнившись слезинками, теперь казались и вовсе неживыми.
– Ты правда так считаешь? – спросил он.
Том кивнул.
– И не переживай, я уверен, что ты найдешь настоящую любовь и останешься человеком. Просто начни искать! – да, он был не искренен с Биллом, но ему неприятно было видеть парня таким грустным.
– Том… а ты мне поможешь? – робко попросил Билл, вертя в пальцах край огромной футболки Тома. – Пожалуйста?
Том знал, что Билл об этом спросит, и постарался унять стон. Он нерешительно взглянул в стеклянные глаза Билла и кивнул. Громко взвизгнув, «манекен» обвил руками шею Тома, обнимая с такой силой, что Тому показалось, будто его ребра хрустнут.
Как раз в этот момент в комнату вошел Андреас, уже полностью одетый, и ухмыльнулся.
– Ну, Билл, и зачем я тебе сдался, если у тебя есть Том?

Дома

– Вот, Билл, не надо в этом спать, – указав на черные брюки и белую рубашку Билла, Том протянул ему старые пижамные штаны из фланели. Парень изумленно на них уставился.
– Они такие мягкие, – заметил «манекен», потирая штаны о щеку.
– Ага, – небрежно бросил Том. – Давай переодевайся, и ляжем спать.
– Сейчас, – яростно закивал Билл. Он бросил взгляд на кровать, взволнованно подпрыгивая; ему восемнадцать лет не предоставлялось случая полежать. В мгновенье ока он снял с себя черные брюки и стянул через голову белую рубашку, оставшись совсем без одежды. Уронив фланелевые штаны, он запрыгнул на кровать Тома, затянул одеяло до самого подбородка, перед тем как взглянуть на Тома.
– Э-э… – Том поглядел на штаны, валявшиеся на полу вместе с другими предметами одежды. Билл забрался в его кровать голым? Он сглотнул, чуть нахмурив брови.
– Ты что, не ложишься? – Билл вытащил руку из-под одеяла и похлопал по месту рядом с собой. – Тут столько места. И тебе хватит!
– Я на диване посплю, – сухо ответил Том.
– Нет, Том! – Билл выбрался из постели и схватил парня за руку. – Не надо! Почему мы не можем спать в одной постели?
Потому что ты голый, – чуть не вырвалось у Тома, и он закатил глаза. Том не ожидал такого от себя: почему нагота Билла не давала ему покоя? Вернее, он не понимал, с чего так отреагировал. Его взгляд заходил по телу Билла: тело точно подходило «манекену» – он был высоким и худым. Тело было словно изваяние, и казалось, будто бы его сделали из мрамора и покрыли слоем мягкой, гладкой гипсовой кожи.
– Ладно, – фыркнул, наконец, Том, зардевшись от своих мыслей о теле Билла. Парень разделся полностью, оставив на себе лишь одни боксеры, и забрался на кровать, к краю матраса, как можно дальше от «манекена». Это не ускользнуло от внимания Билла, и он надул губы, пододвигаясь ближе.
– Что ты делаешь? – осторожно поинтересовался Том и чуть обернулся, чтобы краем глаза глянуть на Билла.
– А? – наивно переспросил Билл, обвивая руками ладони Тома, как только склонил голову на его плечо.
Том нагнулся выключить свет, вмиг освобождаясь от объятий Билла.
– Том? – выдохнул он. – Ты спишь?
– Я лег только что. Как я могу так быстро заснуть? – Том закатил глаза: глуповатое поведение его только забавляло.
– Ой. Ладно. Ну, куда мы завтра пойдем? Будем искать мою настоящую любовь?
– Не знаю, – раздраженно прошептал Том. День его ужасно вымотал, и просто хотелось немного поспать. – Утром решим, хорошо?
– Хорошо, – насмешливо произнес Билл, сваливаясь обратно на кровать. Несколько раз он переворачивался набок, крутился, пока не устроился поудобней. Вероятно, ерзал он целых десять минут, и Том лежал в темноте, широко раскрыв глаза и нахмурившись, выжидая, когда все-таки матрас перестанет сдвигаться с места и ему удастся заснуть. Как только Билл, наконец, застыл и, похоже, расслабился во сне, Том вздохнул и закрыл глаза, поворачиваясь набок.
– Том? – Билл снова приподнялся.
Том застонал и не стал оборачиваться.
– Чего? – проворчал он.
– Ты нашел свою настоящую любовь?
– Нет, – вздохнул он.
– Почему?
– Да я как-то и не ищу.
– Почему?
Том старался не сорваться. Он чувствовал, как Билл рассеянно постукивает пальцами ему по рёбрам, что сильно напомнило Тому его сестренку, и, перед тем как отмахнуть руку Билла, он был не в силах сдержать улыбку.
– А хочешь найти? – парень был настойчив: он потянулся, кладя ладонь на другой бок Тома, заключая его в объятия. Он пододвинулся ближе и оказался лицом к лицу с Томом.
Том в конце концов повернулся на спину и поглядел в безжизненные глаза карамельного цвета. Он пристально посмотрел на приоткрытые губы Билла и, тяжело сглотнув, протянул руку вверх, лениво щелкая его по носу.
– Я подумаю, – он нахально улыбнулся. – Спи, Билл, – закрыв глаза, он подложил руки под голову. Билл глядел на него несколько секунд, сосредоточив взгляд на подрагивающих светлых ресницах и на мерно вздымающейся груди.
Билл скорчил рожицу и убрал руку, падая на спину рядом с Томом. Вздохнув, он мечтательно уставился на белый поток, гадая, что же принесет ему следующий месяц.

***

Разбудил Тома запищавший будильник. Парень застонал, вспоминая, что завел его для того, чтобы каждое утро вовремя добираться до магазина Йоста.
До магазина… с тем красивым манекеном.
Уже совсем проснувшись, Том понял, что не в состоянии пошевельнуться, а его левый бок окоченел.
Нахмурив брови, Том быстро поднял глаза и застонал, заметив Билла: «манекен» спал на его груди, устроив голову на его плече, обхватив ногами одну из ступней Тома. Его розовые губы были приоткрыты, а слюна, стекавшая по подбородку, опасно приближалась к Тому. Поворчав, он попытался избавиться от Билла, но парень ухватился крепко – вопреки ожиданиям Тома, выпутаться из объятий оказалось не так-то просто, но, немного высвободившись, ему удалось дотянуться ладонью до пола, где громко пищал будильник.
Том нажал кнопку «выкл.» и попытался освободиться из рук другого парня. Вскоре черные ресницы затрепетали, и глаза карамельного цвета встретились с шоколадно-карим взглядом Тома.
– Доброе утро, – Билл устало улыбнулся, все еще не отпустив Тома из рук.
– Доброе, – проворчал в ответ Том. Он думал: а вдруг все это ему только лишь приснилось?
Наконец, Билл выпустил его из рук – правда, неохотно – и Том поднялся на ноги, постанывая, пока разминал мышцы.
– Ну, что сегодня будем делать? – «манекен» скрестил руки под собой и улыбнулся Тому, широко распахнув глаза. Как только Том встал, одеяло свалилось с кровати, и голое тело Билла оказалось на виду. Он поднял колени повыше, прикрывая пах, но его ступни все равно свешивались с кровати.
– Мне в магазин надо, – ответил Том. – Черт, совсем забыл, – он быстро подошел к шкафу, где царил беспорядок, и вытащил оттуда одежду. – Билл, поговори с Андреасом. Наверняка он даст тебе вещи, а то мои тряпки висеть на тебе будут.
То количество бранных слов, которые Том употреблял так спокойно, заставило Билла нахмуриться. Вздохнув, он спустил ноги с постели, встал и вышел в коридор.
Блондин открыл дверь, и его глаза расширились, как только он увидел обнаженного парня, стоящего в дверном проеме.
– Привет, Андреас! – прощебетал Билл. – Ты не мог бы мне дать что-нибудь из одежды?
– Д-да… – дрожащим пальцем Андреас указал на шкаф. – Пожалуйста.
Отходя, Билл обворожительно ему улыбнулся. Андреас с усилием сглотнул, наблюдая за тем, как Билл покачивал бедрами – это соблазняло, и в то же время ничего вульгарного в нем не было. Да, Андреас не сомневался в своей ориентации, но, тем не менее, его взгляд забегал по телу Билла. Парень действительно отличался превосходным телосложением: безупречная бледная кожа покрывала его длинные худые ноги и руки, да и определённая элегантность была при нём.
Том зашел в комнату Андреаса, удивляясь, что же Билл так долго не появлялся, и нахмурил брови, заметив «манекена», который рылся в шкафу, покачиваясь из стороны в сторону, при этом не отрывая ноги от пола, а в это время его изучал пытливый взгляд Андреаса.
– Эй, – Том хлопнул лучшего друга по плечу, гневно на него посмотрев, и Андреас слегка покраснел, объявив, что пойдет завтракать. Закатив глаза, Том подошел к Биллу, мягко кладя руку на его плечико. – Билл, давай быстрей.
– Ладно, – выдохнул Билл. Он достал из шкафа простую черную рубашку и темные джинсы. – Мы вернемся в магазин?
– Ага.
– Обожаю его! – весело воскликнул Билл, распахнув глаза. – До него я носил только старые, грязные тряпки, но он… тот мужчина, Йост, одевал меня в самые красивые вещи. Эти тоже ничего, кстати, – улыбнулся он, рукой указывая на свой наряд.
Том улыбнулся в ответ. Он заметил, что разговаривал Билл легко, чуть с хрипотцой и совершенно не задумываясь. Нет, он чепуху не нес – создавалось впечатление, будто его все вокруг очаровывало. Именно это (и не только) придавало ему такую необычность.

***

– Ох, такое ощущение, будто снова дома, – Билл ринулся в магазин, пока Том вешал знак «Открыто» на дверь, и запрыгнул на теперь уже пустой подоконник. Том нахмурился: когда он впервые зашел туда, ему показалось, что от магазина веяло пустотой и унынием. Но сейчас, стоило «манекену» забраться в витрину, магазин будто вновь вернулся к жизни.
– Похоже, магазин действительно тебе как дом, – заметил Том, направляясь к кассе. Глядя на Билла, не знай он, что пластмассовый парень ожил, Том подумал бы, что манекен возвратился на свое место. Билл стоял совершенно спокойно, и его величественная и безупречная красота делала его непохожим на человека. Солнце осветило его кожу. Даже стоял Билл словно модель – чуточку выставив бедро, опустив руки.
– Том? – изящно спустившись с витрины, Билл устремился к Тому. Он наклонился через стойку, слегка надув губы. – Как мы здесь найдем мою настоящую любовь?
– Э-э-э… – Том и вправду об этом не подумал. Он стал сожалеть о том, что пообещал помочь манекену – на самом деле он понятия не имел, где начать поиски. – Может, кто-нибудь зайдет в магазин, и ты… начнешь разговор, – Том замолчал, осознав, какую глупость сморозил.
И даже сейчас лицо Билла засветилось с надеждой.
– Замечательно! – он хлопнул в ладоши и поскакал ко входу в магазин. Он хотел было высунуться на улицу, поискать будущих кандидатов, как тут в магазин вошла симпатичная брюнетка. – Привет, – поздоровался он, расширив глаза.
– Здравствуйте, – ответила девушка, улыбнувшись ему, и пошла прямо к вещам на распродаже. Билл последовал за ней, будто потерявшийся щенок.
– Как вас зовут? – спросил он, стоило ей подойти к куче одежды.
– Натали, – ответила она спокойно.
Том с весельем наблюдал, как Билл разговаривал с девушкой, осыпая ее вопросами. Натали, на удивление, терпеливо на них отвечала. Правда, нельзя было сказать, что Билл ей хотя бы чуточку понравился – девушку выдавал язык ее тела, да и общалась она с ним как с ребенком. И все же «манекен» не терял надежды.
– Как тебе вот это? – Натали показала ему короткое черное платье.
– Красивое, – рассеянно пробормотал Билл, а затем спросил, что в мире она больше всего любила.
Том поморщился: смотреть было не очень приятно. Билл явно не имел ни малейшего понятия, как нужно вести себя с женщинами. Сглотнув, Том быстро подошел к Биллу, положив ладонь ему на плечо, тепло улыбнулся посетительнице и отвел «манекена» в другую часть магазина.
– Том, ты что, не заметил? Я же разговаривал с ней! – проворчал Билл.
– Билл, ты хотя бы знаешь, как нужно беседовать с женщинами? – прошипел в ответ Том, оглядываясь через плечо. – Заинтересуй их, но только не пугай! А ты на маньяка смахиваешь! Не будь ты таким красивым, она б уже давно позвонила в полицию!
Билл приподнял брови, и его щеки порозовели.
– Ты думаешь, я красивый?
Том удивился не меньше «манекена». Он только что сделал комплименту парню? Но опять же, он не врал – Билл и вправду замечательно выглядел.
– Ладно, я только что сделал тебе комплимент! Вот так и надо разговаривать с женщинами, – Том быстро свернул разговор, надеясь, что краска еще не залила его лицо.
Билл вновь надул губы.
– Но… я ведь не женщина.
– Да знаю я! Я хотел сказать… в общем, когда она спросила тебя, что ты думаешь о платье, надо было кокетливо ей улыбнуться и сказать что-то типа «Держу пари, на тебе оно будет потрясно смотреться». Женщины приходят в восторг от такой фигни. Просто слишком уж не приставай, иначе запугаешь, и обязательно разговаривай миленько. Ну, не миленько, но не говори ничего в таком роде, пока точно не поймешь, что зацепил ее. Ой, и еще…
Каждое слово Тома все сильнее и сильнее сбивало Билла с толку. Он перебирал край рубашки, сглатывая. Внезапно он очень четко осознал, где они находились, и это заставило его занервничать еще больше. Рука Тома на его плече казалась тяжелой и теплой, в то же время каким-то образом успокаивала, и их лица находились ужасно близко друг к другу. Билл мог разглядеть все на его лице: от шоколадно-карих глаз до мерцающего колечка в губе.
– Можно вас? – голос Натали перебил Тома. Она стояла перед кассой, держа в руках черное платье.
– Ой! Извините! – Том убрал ладонь с плеча Билла и, добравшись до кассы, стал пробивать платье.
Билл пристально глядел. Но не Натали – на Тома.

запись создана: 22.11.2009 в 17:22

@темы: переводы

Комментарии
2009-11-29 в 10:44 

Глава 3. Самое простое

Следующие пара часов пролетели безо всяких происшествий. Заходило несколько посетителей, кто-то что-то покупал, а Том с Биллом целое утро болтали. Вернее, больше всего пришлось разговаривать Тому – он отвечал на кучу вопросов Билла.
– А это что такое? – Билл взял кружевные стринги из отдела дамского белья и теперь держал их перед собой, уставившись на Тома, пока они покачивались перед глазами «манекена».
– Нижнее белье, – закатил глаза Том.
– Я… не видел такое, – нахмурился Билл, кладя стринги обратно в корзину. – А это? – он взял бюстгальтер.
– Билл, – простонал Том.
Билл уставился на лифчик, и тут его глаза расширились, и он разинул рот. Форма сразу же напомнила ему женскую грудь. Он повертел бюстгальтер в руке, перебирая кружевную ткань, а после дотронулся до застежек.
– Билл, что ты делаешь? – Том нахмурил брови, когда Билл просунул руки через бретельки.
– Мне интересно, – пробормотал Билл, поправляя бюстгальтер на груди. Он опустил взгляд, пока водил руками вверх и вниз по спине, пытаясь застегнуть лифчик.
– Сними! – засмеялся Том. Сейчас, с импровизированной грудью, Билл стал еще больше походить на девушку. – Брось, Билл, это для женщин!
Билл истерически захохотал, когда Том попытался схватить его.
– А ты заставь меня! – «манекен» высунул язык. Том усмехнулся и ринулся к парню, обхватив Билла руками, пока дотягивался да застежек. У Тома было предостаточно опыта в расстегивании лифчиков, и вскоре он уже стягивал бретельки с рук Билла.
В этот самый момент в магазин вошла покупательница. Бросив взгляд на парней (в это время Том обвил руками Билла, наполовину стянув с «манекена» бюстгальтер), женщина развернулась и сразу ушла.
– А вот и покупатель, – проворчал Том, отходя от парня. Билл нахмурился, как только перестал чувствовать тепло Тома на своей коже, покраснел и скинул лифчик обратно на место. Подняв взгляд, Том заметил несчастный вид Билла. – Эй, ну не дуйся.
В ответ «манекен» только лишь надул губы и чуть шмыгнул носом.
– Да не сержусь я. Ты ведь просто балуешься, я знаю, – улыбнувшись, Том протянул руку и с нежностью потрепал волосы Билла.
– Перестань! – взвизгнул Билл. Улыбка Тома стала еще шире, и он не послушался «манекена»: полностью заключил его в объятья и начал почесывать макушку. – Том! – заныл Билл, пытаясь отшлепать Тома прочь. Он попробовал высвободиться из его хватки, да вышло так, что его голова прислонилась к груди парня.
Том засмеялся и отпустил Билла; его не переставало забавлять то, как юноша беспокоился о своей прическе.
Том поглядел на часы: приближался полдень.
– Эй, не хочешь перекусить? – парень убрал прядь черных волос со лба «манекена».
– Давай! – воскликнул Билл; он все еще пытался поправить прическу, отчаянно проводя пальцами по волосам.
– Пошли, – Том слегка подтолкнул Билла к двери. Как только «манекен» оказался на улице, он развернулся и ослепительно улыбнулся Тому, ожидая его, пока тот вешал знак на окно и закрывал магазин.

***

– Как тебе здесь? – спросил Том через плечо. – Билл?
Не дождавшись ответа, он нахмурил брови и повернулся, выискивая огромную черную шевелюру. Чуть не запаниковав, Том в конце концов заметил Билла: юноша стоял на скамейке возле парка и удивленно таращился куда-то.
– Билл, ты что делаешь, черт подери? – Том побежал к скамейке. – Нельзя вот так убегать, потеряешься ведь!
Билл не ответил: он продолжал разглядывать парк, раскрыв рот. Том проследил за его взглядом и изогнул бровь, оглядывая местность. Несколько человек загорали на покрывалах голыми.
– Они голые! – выдохнул Билл. – Они разве… не знаю, не стесняются?
– Да кому до этого какое дело, – Том закатил глаза и похлопал рукой по запястью «манекена». – Пошли, ты вроде говорил, что кушать хочешь.
– До сих пор не верится, – прошептал Билл, спускаясь. – Это неприлично, даже от мысли… передергивает, – он покраснел: Том уже похрюкивал от смеха. – Том, ты же так не делаешь, правда?
– Чего не делаю?
– Сам знаешь. Валяешься… голым.
– Естественно, а ты как думал? – подмигнул Том и захохотал, когда Билл, обернувшись, в очередной раз изумленно на него поглядел. Билл начал краснеть? – Серьезно, давай лучше пойдем поищем где перекусить. Есть хочется.

***

Был прекрасный летний день: приятный ветерок не давал воздуху слишком нагреться. Билл уминал хот-дог, пока они вместе с Томом медленно гуляли по парку. К счастью, все голые ушли.
– Ох, ничего себе, – Билл сглотнул последний кусочек хот-дога и расширил глаза, уставившись на розовый куст. Встав перед ним на колени, он аккуратно взял в ладонь самую яркую красную розу и вдохнул сладкий аромат.
Том молча наблюдал за Биллом, и легкая улыбка появлялась на его губах. Билл ко всему проявлял сильнейший интерес: казалось, он заново изучал все в жизни и в самом простом находил хоть что-то прекрасное.
– Ой! – Билл резко отдернул руку и надул губы, уколовшись шипом. Он с хныканьем поднес палец к губам, посасывая его, и поднялся на ноги, выискивая, чем бы еще развлечься.
В эту секунду он заметил ожерелье с камешком нежно-голубого цвета, запутавшееся в колючках, которые только что укололи «манекена». Он осторожно достал ожерелье из кустов и поднес его к глазам.
– Разве оно не прелестно? – юноша повернулся к Тому. Вновь подул ветерок, тонкая серебряная цепочка защекотала нос Билла, и тот, не выдержав, чихнул.
– Да ничего так, – пожал плечами Том. Его никогда особо не интересовали девчачьи украшения.
– Ох, мое ожерелье!
Билл с Томом одновременно развернулись, пока к ним бежала маленькая симпатичная девушка. Длинные каштановые волосы волнами развевались на ее плечах, когда она с улыбкой притормозила перед Биллом.
– Извините, – начала она. – Я час назад его потеряла и все вот искала!
Билл улыбнулся ей в ответ и протянул ожерелье, замечая, что камень подходил под цвет ее глаз.
– Я тебя знаю? – Том изогнул бровь, оглядывая девушку. Она посмотрела на него с вежливым недоумением, и тут Том расплылся в широкой улыбке. – Корина, так ведь?
– Э… да, – девушка удивленно вглядывалась в Тома, и тут она разинула рот. – Том! Сколько лет, сколько зим! Ты так сильно изменился! – с этими словами она бросилась на парня с объятиями.
– В детстве я жил рядом с Кориной, – объяснил Том Биллу поверх плеча девушки. – Я не видел ее с тех пор, как в Австрию переехал.
– Я знаю! – она отпрянула от Тома, но руки с его шеи не убрала. – Твои волосы… ух ты, – она игриво потянула за дредлок. – Что ж ты не сказал мне, что вернулся в Германию?
– Да я только вчера приехал, – ответил Том.
– А это кто? – Корина тепло улыбнулась «манекену». – Кажется, я тебя раньше где-то видела…
– Это Билл. Мы… уже давно дружим, – Том сглотнул. – Но расскажи лучше, как вы там?
– Уверена, это тебе есть что рассказать, – подмигнула Корина. – Мне вообще-то пора – надо купить что-нибудь к ужину. Но, подожди, ты ведь на все лето приехал?
– Ага.
– Мне двадцать первого восемнадцать исполняется, я тебя приглашаю. И тебя, Билл.
Двадцать первого, уже через несколько недель. Том кинул взгляд на «манекена»: а вдруг время напомнило ему о чем-нибудь? Но, не заметив ответа, повернулся обратно к Корине.
– Придем, – улыбнулся он.
– Отлично. Увидимся! Просто так заходите, я не переезжала. Спасибо еще раз, Билл! – она по-дружески сжала руку Билла и в последний раз махнула бывшему соседу, перед тем как уйти из парка.
– Корина? – Билл поднял взгляд на Тома.
– Ага.
– Симпатичная, – рассеянно произнес Билл, копаясь мыском ботинка в грязи под розовым кустом. – Вы, похоже, не особо близко общаетесь.
Том тихонько рассмеялся, задевая плечом Билла.
– Я ее десять лет не видел! Как мы можем близко общаться?
– Она всё к тебе лезла, – пробормотал Билл, слегка краснея.
– Ревнуешь? – подмигнул Том. Билл уставился на свои ступни, но быстро поднял взгляд, стоило только Тому его уверить: – Не переживай. В конце концов и у тебя на шее повиснет горячая штучка.
Билл сжал губы в тонкую линию и медленно кивнул. Вряд ли нужно было прибавлять, что ревновал он не к Тому.

2009-11-29 в 10:45 

***

Вскоре они вернулись в магазин, и к тому времени за окном уже стало темнеть. Том застонал, не отрывая взгляда от часов, – вот уже три часа он пялился на них каждые пять минут, и казалось, будто время тянулось крайне медленно. И как, черт подери, Йост умудрялся так работать?
Зазвенел колокольчик, оповещавший, что кто-то вошел.
– Добро пожа… – монотонно начал Том, но, увидев посетителя, замолк. – Корина!
– О, Том! Ничего себе, второй раз за день встречаемся, – хихикнула она. – Понятия не имела, что ты здесь работаешь!
– Я и не работаю, – тихо буркнул парень, закатывая глаза. – Я тут только на две недели, пока хозяин не вернется. Он когда-то дружил с моей мамой, так что я с ним знаком.
– Не скромничай, – она ткнула его локтем. – По-моему, нет ничего плохого в том, что мужчины интересуются модой, скорее наоборот.
Том сдержал стон.
– Знаешь что? – Корина развернулась. – Я чуть ли не каждый день прохожу мимо этого магазина, только ни разу не заглядывала. Отчего-то теперь здесь… пустовато, – ее взгляд остановился на подоконнике. – А, вот почему! Там стоял манекен, да?
– Не знаю, правда, – Том почесал шею сзади, изображая замешательство. – Наверное, Йост его убрал.
– Томи, куда это… о, привет, Корина! – Билл остановился перед парочкой, держа в руках коробку, полную одежды.
– Привет, Билл, – девушка коротко улыбнулась и вдруг нахмурила брови: ей не давало покоя чувство, что она его уже где-то встречала. Было ощущение, словно она видела его всю жизнь, но только сейчас с ним пообщалась, или словно он был незнакомцем из ее прошлого.
– Дай-ка это мне, – Том выхватил коробку из рук Билла. – Я сейчас приду.
– Хорошо, – Корина перебирала ручку сумки, и тут ее ярко-голубые глаза встретили взгляд карамельных глаз «манекена».
Билл, вспомнив, как Том учил его вести себя в магазине, сразу же выпалил:
– Тебе что-нибудь подобрать?
– Да, неплохо бы. Я ищу красивое платье для вечеринки.
– Ага, платья у нас вон… – Билл поворачивал голову из стороны в сторону, разыскивая полки, до краев заваленные платьями.
– Там? – Корина указала в конец магазина.
– Там, – согласился парень, улыбаясь.
– И, раз уж я здесь, может, и купальник поискать. У вас они ведь тоже есть?
– Э-э-э…
– О, вон, вижу.
Билл кивнул, немного волнуясь. К его радости, Тома не было поблизости – не хотелось расстраивать его своей неосведомленностью о вещах в магазине.
– Мне надо что-нибудь очень красивое. Вечеринка будет вокруг бассейна – мой папа в прошлом году на заднем дворе его разместил, – заговорила Корина, просматривая полки. – Я должна выглядеть лучше всех. Мне бы что-нибудь блестящее и сексуальное, но быть похожей на шалаву я не хочу.
– Угу, – молча кивнул Билл. Корина всё болтала, и вскоре юноша почувствовал тупое пульсирование за глазами, предвещавшее головную боль. Не в силах больше терпеть, он потянулся, схватил первую попавшуюся вещь и показал ее болтливой девушке, заставляя ее замолчать. – Как тебе это?
– О Боже… какой красивый, – глаза Корины расширились, и она не отрывала взгляда от мерцающего золотистого монокини в стиле святого Барта в руках «манекена». – Билл, какой у тебя хороший вкус!
– О... спасибо, – Билл покраснел, робко улыбаясь. Он сразу мог сказать, что Корина будет изумительна в этом купальнике.
– Поможешь мне еще платье подыскать? На вечеринке я бы его поверх купальника надела, когда плавать не буду.
– Конечно, – «манекен» засунул купальник себе подмышку и последовал за Кориной к полке с платьями.
– Подберешь мне что-нибудь? Думаю, я могу доверять твоему вкусу, – в конце концов нарушила неловкую тишину Корина.
Билл быстро начал копаться среди платьев. Он правда считал, что на Корине все будет хорошо смотреться – ей просто повезло с фигурой, но его критический взгляд напомнил, что платье должно подчеркнуть загорелую кожу девушки и золотистый купальник.
Юноша появился несколько минут спустя, держа в руках охапку платьев разных стилей и цветов.
– Отлично! Давай, – Корина потянула его за запястье.
– Куда мы?
– В примерочную, глупенький.
– …О. Ничего, если я, э-э?.. – щеки Билла порозовели.
– Если ты что? – Корина покосилась на него с сомнением. Они вошли в примерочную, и девушка распахнула дверь в первую кабинку. – Я сначала купальник примерю, хорошо?
Она выхватила монокини из рук Билла и закрыла дверь. «Манекен» не мог не вздохнуть с облегчением. Глянув вниз, он увидел под дверью, как стройные ножки девушки выскользнули из туфель, потом она стянула узкие джинсы, которые упали на пол. Билл с усилием сглотнул и поднял взгляд обратно на дверь.
Пока тихий шум от одежды, падающей на пол, казалось, эхом раздавался по крошечной примерочной, Билл жалел, что Тома не было рядом с ним. Отчего-то только с ним «манекен» чувствовал себя спокойно.
– Как тебе?
Билл, до этого не замечавший ничего вокруг, моргнул и сфокусировал взгляд на девушке. Он сглотнул, осознавая, что девушка стояла очень близко и на ней практически ничего не было. Как парень и предсказывал, купальник сидел на девушке идеально – он освещал ее кожу, и, похоже, ее глаза заблестели еще сильнее.
Ему моментально бросилось в глаза ожерелье, которое он нашел в розовом кусту. Серебряная цепочка висела на тонкой шее Корины, а камешек небесно-голубого цвета скатился во впадинку между ключиц, дразняще остановившись над ложбинкой меж ее грудей.
– Я, правда, не завязала сзади… может, ты?.. – Корина повернулась, и, действительно, две подвязки болтались на гладкой спине девушки. Отсюда представлялось, будто спина Корины была обнажена. Взгляд Билла пополз вниз по плавным изгибам ее тоненькой талии, по нежным округлостям ее бедер и по ее попке.
– Без проблем, – согласился Билл, дотягиваясь до подвязок. Он тщательно завязал их в аккуратный бантик, который упал меж ее лопаток. Не подумав, «манекен» провел пальцем по изгибу ее бока.
Корина посмотрела через плечо, и ее ярко-голубые глаза пронзили Билла. Она не казалась взволнованной или разгневанной, но приподняла бровь на секунду, перед тем как ее мягкие губы расплылись в соблазнительной улыбке.
Только от улыбки этих розовых губ сердце Билла забилось с огромной скоростью. Он сделал шаг назад, и его кожа горела там, где он дотронулся до Корины.
– Э-э…
К счастью, удалось избежать неловких объяснений – голос Тома раздался в примерочной.
– Билл! Где ты там?
– Здесь я, – отозвался юноша, еще на один шаг отходя от Корины. Ее теплый взгляд не переставал следить за «манекеном». В животе у Билла скрутило, и, безо всяких лишних слов, он резко развернулся и вышел из примерочной, не останавливаясь, пока не врезался в Тома.
– С тобой все в порядке? Ты так раскраснелся, – Том уставился на Билл и прикоснулся тыльной стороной ладони к его щеке. – И щеки у тебя горячие.
– Все нормально, – Билл прочистил горло, избегая взгляда Тома. Его мысли снова вернулись к Корине – к ее красивой золотистой коже, темно-каштановым волосам, небесно-голубым глазам, нежным округлостям ее тела. – Э-э, Том? Как ты узнаешь, что влюбляешься?
Том и не удивился; в конце концов, ему в течение двух дней приходилось отвечать на внезапные вопросы «манекена».
– Не знаю. Искры перед глазами?
– И? Не то, – Билл нервно посмотрел в сторону примерочной. Там определенно еще недавно были искорки перед глазами.
– Я вряд ли сужу лучше всех, – Том поправил одну из своих кепок. – Но я всегда считал, что ты должен сначала привязаться к человеку, перед тем как из этого может выйти нечто большее.
– Ох, – Билл глубоко выдохнул. Он вправду привязался к Корине. Это была она? Она станет его настоящей любовью, единственной, кто сможет освободить его от чар? Его губы медленно расплылись в улыбке, стоило только представить.
До Тома, похоже, все дошло: он заметил, как взгляд Билла метался к примерочной и обратно.
– Билл, не хочу тебя огорчать, – юноша положил ладонь на плечо Билла, убеждаясь, что его внимательно слушают. – Но Корина… вряд ли она тебе подходит.
Плечи «манекена» тяжело опустились, и он нахмурился.
– Откуда ты знаешь? Разве не ты говорил, что десять лет ее не видел?
– Ну, это да, – пробормотал Том. – Но, когда мы жили по соседству, милейшей девушкой
я бы ее не назвал.
– Да? Что она тебе сделала? – вышел из себя Билл и, скрестив руки на груди, выставил бедро.
Том закатил глаза.
– Ну что ты ощетинился. Я ее знаю лучше, чем ты.
Билл поджал губы и уставился в другую сторону. Том нахмурил брови, затем покачал головой и направился к кассе. Несколько минут спустя Корина покинула примерочную; в руках купальник и одно из платьев. Она послала Биллу страстный взгляд, слегка надув пухлые губы, и отдала вещи Тому. «Манекен» покраснел и улыбнулся в ответ.
Том наблюдал за переглядыванием, и его слегка подташнивало. Но вмешиваться ему не хотелось – Билл вел себя упрямо и просто глупо. Его чересчур сильное желание обзавестись возлюбленной сейчас раздражало, и Том понимал, что Биллу придется позабыть свой оптимизм, если он собирался остаться человеком.
Просто надо было сделать это посложнее.

2009-11-29 в 10:45 

Глава 4. Одна неделя

На Билла брызнули водой, и он взвизгнул от счастья. Нырнув и вынырнув, он схватил маленькую девочку за талию и посадил её к себе на плечи.
Том засмеялся, наблюдая, как Билл играл в воде с его десятилетней сестренкой, Жизель. Симона позвонила Тому и попросила его понянчиться с девочкой один день; он мялся с ответом, а Билл, наоборот, обрадовался, потому что выпадала возможность в очередной раз познакомиться с кем-то из жизни Тома.
Том решил, что, раз Билл вел себя как маленький ребенок, «манекен» с радостью поплавает в бассейне – ведь дети обожали плавать. Он оказался прав.
Том загорал на лежаке, а Жизель с Биллом плавали и, похоже, уже успели сдружиться.
– Билли, давай поиграем! – воскликнула Жизель, брыкаясь, когда её подняли в воздух.
– Во что? – вмиг оживился Билл.
– В собачку!
– О-о-о, здорово! Как играть?
– Играют втроём, – ответила Жизель, показывая три пальца. – Давай Томи позовём.
– Томи!
Том опустился глубже в лежак, когда два детских голоса одновременно его позвали.
– Простите, ребят. Не охота сегодня в воду лезть, – объяснил он, поправляя солнцезащитные очки.
– Пожалуйста? – Билл выпятил нижнюю губу, нахмурил брови и расширил глаза.
Том вздохнул. Он никак не мог отказать Биллу, когда тот делал такое лицо.
– Хорошо. Но только несколько минут, – Том снял очки и подошел к краю бассейна, опуская ногу в воду. Он ненавидел привыкать к холодной воде в бассейне.
– Сюда, – Жизель выпросталась из объятий Билла и, добравшись до края бассейна, взяла мячик, который прихватила с собой. Девочка вернулась к Биллу, к которому уже присоединился Том, и протянула ему мяч. – Том пусть побудет собачкой. А мы с тобой должны кидать мячик так, чтобы Том его не смог поймать.
– И всё? – Билл подвинулся, и Том оказался между ним и Жизель.
– Начали! – Жизель кинула мяч в сторону Билла. Однако, так как ее рост едва превышал полтора метра, мяч пролетел не особо высоко, и Том с легкостью поймал его.
– В серединку, собачка, – ухмыльнулся он. Жизель высунула язык и поплыла.
Том и Билл некоторое время перекидывали друг другу мячик, и обоих забавляло, как Жизель всё плавала между ними, отчаянно пытаясь его перехватить.
– Ну что такое! – воскликнула она и дотянулась ручонкой до плеча Билла, пока он держал мяч над головой. Билл захихикал и бросил мяч Тому, а Жизель надула губы и подплыла к брату.
Как только Том кинул его обратно, Билл нарочно пропустил мяч, пусть даже прекрасно знал, что он опустился в воду прямо рядом с ним. Но «манекен» притворился, что его не увидел, и в смятении поглядел по сторонам. Жизель воспользовалась этим и схватила мяч, ликующе махая им над головой.
– Я выиграла! – она прыгала вверх и вниз.
– Ничего себе, и как я тот мяч не заметил? – Билл всё еще выглядел удивленным, но улыбнулся маленькой девочке. – Ты меня опередила.
– Ага! – Жизель снова высунула язык, и её глаза расширились, когда она глянула через его плечо. – Смотри-ка, там мороженое!
И действительно, около бассейна стояла белая тележка, и пожилой мужчина протягивал обрадованным ребятишкам по мороженому.
– Томи, можно нам мороженое? – Жизель выпустила мячик из рук, совершенно потеряв интерес к игре, подплыла к брату и потянула его за руку. – Пожалуйста-пожалуйста-пожалуйста!
– Можно, – Том закатил глаза, прикидываясь раздраженным. Он ткнул сестрёнку в лоб. – Забирай свое полотенце и покупай что хочешь. А я через минуту приду и заплачу, хорошо?
– Спасибо! – подпрыгнув, Жизель чмокнула брата в щеку и вышла из бассейна. Она послушно обмоталась цветным полотенцем и побежала к тележке с мороженым.
– Хочешь мороженое, Билл? – Том поглядел на «манекена».
– Мороженое? М-м-м, ага, – кивнул Билл.
Том хихикнул, почувствовав радость в голосе Билла, и взял его за запястье, поднимая его из бассейна.
Билл обвил пальцами ладонь Тома и улыбнулся, заметив его удивленный взгляд. Том поглядел вниз на их соединенные ладони, а потом пожал плечами и повёл Билла к тележке.
– Ты хорошо поступил, – сказал он спустя несколько секунд.
– Что?
– Подыграл ей. Мило.
– Я милый? – Билл захихикал. – Она такая прелесть. Повезло же тебе.
– Ну да, – отмахнулся Том, пропуская вопрос Билла мимо ушей. Он решил, что это от солнца жар прошёлся по шее.
– Что мне взять? – Билл прищурился, поглядывая через головы детей на разные виды мороженого. Всё выглядело аппетитно. – Сэндвич из мороженого?
– Давай, – пробормотал Том. Он заметил русые волосы Жизель и положил руку на ёе плечо, привлекая внимание девочки. – Возьми Биллу сэндвич из мороженого, а мне фруктовый лёд, – он дал ей десять евро.
– Подожди, я тоже хочу фруктовый лёд! – быстро поправился Билл.
– Э-э… ну ладно. Жизель, попроси два фруктовых льда, – Том повернулся к Биллу. – С чего ты вдруг передумал?
– Фруктовый лёд точно вкуснее. Ты ведь поэтому его выбрал, да? – Билл ослепительно улыбнулся.
Том улыбнулся в ответ и инстинктивно сжал руку Билла. Он почувствовал что-то холодное и твёрдое на его ладони и глянул вниз. С любопытством подняв руку Билла, он посмотрел на его пальцы, и тут его глаза с ужасом расширились. Вся верхушка мизинца «манекена» была холодной, блестела и была бледнее остальной кожи. Дотронувшись до пальца, Том не почувствовал привычную мягкость кожи – скорее твёрдость пластмассы.
– Билл, что это? – тихо спросил Том, нахмурив брови.
Билл посмотрел вниз на свою руку, и его лицо мгновенно погрустнело.
– Ой, только не это, – прошептал «манекен». Он высвободил руку из хватки Тома, и его глаза потемнели от грусти.
– Что случилось? – взволнованно спросил Том. Дети начинали возвращаться в бассейн, со счастливыми улыбками поедая мороженое. Жизель, подбежав к брату и его другу, протянула им два фруктовых льда на палочке.
– Да это… я возвращаюсь.
– Что?!
– Куда возвращаешься? – у Жизель расширились глаза. – Ты ведь ещё не уезжаешь, Билли? – она схватилась за его плавки, не отрывая от него взгляда.
– Пока не уезжаю, – тепло ответил он, убирая мокрые волосы с её лба. Благодарно улыбнувшись, он взял фруктовый лёд и протянул один Тому. – Я… я тут уже целую неделю. У меня не так много времени осталось.
– Ерунду не говори, – неловко засмеялся Том. – Да у тебя ещё куча времени!
Билл печально улыбнулся.
– И, получается, ты уже скоро… вернёшься? – осторожно спросил Том и поглядел на свою сестру, чтобы убедиться, что она их не понимает.
– Это только несколько раз происходило, так что я в этом не разбираюсь, – пробормотал Билл, с любопытством потирая большим пальцем мизинец. – Но ты прав. Я очень медленно возвращаюсь. Это не слишком часто случается – обычно просто палец или участок кожи покрывается пластмассой… но это никогда не начиналось так скоро. В прошлый раз вот только два дня оставалось.
Том нервно сглотнул и сжал руку Билла. Он действительно привык к его компании. С помощью Билла он начал видеть мир совершенно в другом свете, и его сердце болезненно сжималось, когда он представлял жизнь без него.
– Не переживай, Билл, – прошептал он. – Ты не вернешься. Я не позволю.
Жизель с любопытством на них поглядывала, но никто не заметил её задумчивый взгляд. Она поедала мороженое, гадая, неужели ей всё только кажется: она никогда не видела, чтобы её брат вёл себя настолько нежно с кем-либо, даже его девушки не были исключением. Кроме того, Том смотрел на Билла так же, как её отец, Гордон, на её мать, Симону.
– Я пока пойду, – нарушила молчание Жизель, и, проглотив остатки мороженого, развернулась, и ушла.
– Сейчас мы тоже пойдем, – пробормотал Том. Он перевел взгляд обратно на Билла – тот в это время уставился на землю, и его глаза блестели от слёз. – Билл, – он приложил ладонь к щеке Билла, заставляя его посмотреть на него. «Манекен» всхлипнул.
– Мне никогда так не нравилось в этом мире. Я почти забыл, что придётся уйти, – тихо сказал Билл, наклоняя голову и потирая щеку о ладонь Тома. – Не хочется.
– Ты не уйдешь, – настойчиво сказал Том.
– Том… – Билл не успел договорить: Том прижал его к груди. «Манекен» моргнул, на секунду озадаченный, но потом вздохнул и обнял Тома в ответ. – Тогда нужно найти мою настоящую любовь. Но, может, ты был прав. Может, месяца и вправду не достаточно, чтобы влюбиться. Может, я навсегда останусь заколдованным.
– Чушь, – прошипел Том. – Найдёшь кого-нибудь.
Билл кивнул, пусть даже слова Тома его не убедили. Он положил подбородок на его плечо и закрыл глаза. Почувствовав ладони Тома на своей спине, он расслабился ещё больше и стал подушечками пальцев рисовать узоры на его коже. Проведя пальцем по лопатке Тома, он почувствовал, как тот дрогнул.
Но Том понял, что они с Биллом слишком уж долго стояли обнявшись, и, прочистив горло, отошел от «манекена», краснея.
– Пошли уже. Если Жизель утонет, мама меня прикончит, – застонал Том.
Билл кивнул и не спеша последовал за Томом обратно к бассейну. Он с опаской посмотрел вниз на свою руку, и его брови взлетели вверх.
Ему показалось, или вправду его мизинец почти перестал быть пластмассовым? Билл мог бы поклясться: раньше пластмасса покрывала палец почти до самой фаланги, а сейчас только на кончике. Он сглотнул, ощущая стук сердца. Поглядев на Тома, он стряхнул волосы с лица и вздрогнул, когда лёгкий ветер дунул на его мокрую кожу.
– Это из-за Тома? – спросил он, ни к кому в особенности и не обращаясь.
– Ты что-то сказал? – Том оглянулся через плечо.
– …Нет, – неохотно ответил Билл, сжав губы в тонкую линию. Он посмотрел вниз на свою руку, затем перевел взгляд обратно на Тома и обнял себя.
Через некоторое время он начала думать о Корине, но вскоре вместо девушки его мысли занял Том.

2009-11-29 в 10:46 

***

Том аккуратно срезал корку с сэндвича и, положив его на тарелку, подвинул её к Жизель.
Она сидела за стойкой в квартире Андреаса, размахивая ногами, и жадно принялась на сэндвич с тунцом.
– Проголодалась, поплавав-то? – засмеялся Том, глядя на то, как неаккуратно она жуёт свой сэндвич, и, подняв со стола корки, выкинул их в мусорку.
– Угу, – рассеянно пробормотала Жизель. В душе был Билл – вымывал хлорку с бассейна из волос, и девочка слышала тихое шлёпанье воды о кафель. – Томи, тебе нравится Билл?
– Пф, конечно, нравится.
– Я спрашиваю: он тебе нравится?
Том негромко засмеялся.
– Жизель, он же мальчик.
– И? – Жизель откусила от сэндвича. – У мамочки есть друзья-геи.
Том перестал смеяться и странно поглядел на неё, изогнув бровь.
– Ну, я всего неделю его знаю. Даже если бы я был геем, – что, кстати, неправда, – как бы я влюбился в него всего за неделю?
Жизель фыркнула.
– Разве время имеет значение? В фильмах влюбляются за день!
– В настоящей жизни всё по-другому.
– Мне кажется, что ты его любишь, – упрямо заявила девочка. – Я заметила, как ты на него смотришь.
Том закатил глаза.
– И как именно я на него смотрю, мисс?
Жизель положила сэндвич на тарелку, выпрямилась и, пододвинувшись поближе, положила локти на стойку. Она надула губы и выпучила глаза. Она явно перестаралась, и Том пальцем ткнул её в бок, отчего девочка захихикала.
– Да я уж точно так на него не смотрел! – он засмеялся.
– Но всё равно! – настаивала Жизель. – Папочка на мамочку так же смотрит.
Том покачал головой и потянул за светлый локон сестрёнки.
– А ты у нас романтичная, м-м?
– Я видела, как ты его обнял, – Жизель не обратила внимания на вопрос. Она ухмыльнулась, когда Том замолчал. – В автомобиле Билл и Том сидят, обнявшись, голышом! – пропела девочка.
Том застонал.
– Жизель, ты даже не знаешь, чем люди занимаются, когда они голые. Так что замолчи и доедай свой сэндвич.
Жизель надула губы. И правда, она особо ничего не знала о пестиках и тычинках, что было вполне нормально для десятилетней девочки. Так что она прикусила язык и вновь принялась за сэндвич.
– Так куда Билл уходит? – спросила она, спрыгивая со стула, чтобы отнести пустую тарелку в мойку.
– Никуда он не уходит, – твёрдо произнёс Том. – Я ему не позволю.
Он услышал, как в душе перестала литься вода, и сглотнул, представляя Билла, ступающего из душа на кафельный пол, как с его тела стекает вода. Он тряхнул головой и постучал пальцами по стойке, наблюдая за тем, как приподнимаются кудри Жизель, пока она шла в гостиную.
В ванной Билл обматывал себя полотенцем и расчёсывал пальцами свои длинные чёрные волосы, выжимая все остатки воды. Закончив, он задумчиво поглядел вниз на свои руки и заметил, что пластмасса с пальца исчезла полностью.
Он почти не понимал магии манекенов, но решил, что эта небольшая трансформация пыталась сказать ему что-то важное. Его настоящая любовь была близко.
Его сердце трепыхнулось с надеждой, и он улыбнулся своему отражению в зеркале, причёсывая волосы. Может, на этот раз всё обернётся по-другому, может, он наконец найдёт человека, который разрушит чары.
Он просто не представлял, кто бы это мог быть.

2009-11-29 в 10:47 

Глава 5. Что с тобой?

- Нравится? – Билл повернулся, расставив руки в стороны и приподняв брови.
Тому хватило одного взгляда на него, чтобы расхохотаться. Билл же сразу захныкал и пульнул в него подушкой.
- Перестань! – взвизгнул он, краснея. Он стянул с шеи галстук и швырнул им в Тома.
Билл собирался на свидание вслепую. После несчастного случая с пальцем Том решил во что бы то ни стало отыскать Биллу его настоящую любовь.
Настала пятница, и «манекен» подбирал наряд на первое свидание в спальне Тома. Для начала он попытался примерить галстук. Да, именно попытался.
- Держи, - качая головой, Том встал со стула и поднял галстук, опустившийся на пол рядом с ним. Билл неумело завязал его в странный узел, поэтому сразу распутать и привести галстук в нормальный вид не удалось.
- Никогда бы не подумал, что ты галстуки носишь, - пробормотал Билл, пока Том завязывал ему галстук и укладывал его под воротник рубашки.
- Да я и не ношу, - тихо ответил Том. – Но ты ещё многого обо мне не знаешь.
Уголки губ Билла приподнялись, и, как только Том пододвинулся поближе к нему, чтобы поправить галстук, он закрыл глаза, чувствуя, как его тёплое дыхание ласкает шею. Конечно, галстук был завязан неаккуратно, вкривь и вкось, но, открыв глаза и увидев своё отражение в зеркале, Билл не смог сдержать радостную улыбку.
- Том? – «манекен» схватил расчёску с прикроватного столика и стал причёсывать свои длинные чёрные волосы.
- Чего?
- Как она выглядит? И она хоть симпатичная? – Расчёска застряла в спутанных волосах, и Билл нахмурился, чувствуя, как выдрались несколько волосков.
- Не волнуйся, тебе она точно понравится.
- Мы ведь в парк пойдём?
- Нет, в ресторан. В парке я уже потом тебя встречу, забыл, что ли? – Том покачал головой, наблюдая за Биллом в зеркале. – Я тебя на скамейке подожду. И ещё, - он открыл шкафчик и взял бумажник. – За неё заплатишь, - с этими словами он положил несколько банкнот в руку Билла.
Билл поглядел вниз на деньги и улыбнулся.
- Спасибо, - тихо произнёс он. – Как мне тебя отблагодарить?
Том махнул рукой.
- Об этом не думай. Сосредоточься на свидании, хорошо? И не забудь, чему я тебя учил.
Билл нахмурился, чувствуя, как деньги слегка помялись в руке.
- Я только и делаю, что тебя напрягаю… неловко у тебя ещё и деньги брать.
Том вздохнул.
- Билл, ну что ты. Главное, чтобы ты остался человеком, и мы для этого сделаем всё возможное.
Билл залился краской и, благодарно кивнув, засунул деньги в карман. Он ещё пару раз провёл расчёской по волосам, время от времени встречаясь взглядом в зеркале с Томом, но вскоре отложил расчёску и повернулся.
- Я готов.

2009-11-29 в 10:47 

***

Билл пришёл в ресторан раньше времени и ходил туда-сюда около входа, нервно покусывая губу. Хозяйка заведения всё это время подозрительно на него поглядывала: ей хотелось сказать ему, чтобы посидел спокойно хоть несколько минут.
- …Билл?
Билл обернулся, услышав знакомый голос. От удивления у него отвисла челюсть, и он улыбнулся.
- Корина!
- Привет, - она обняла его, нежно целуя в щёку. – Понятия не имела, что это будешь ты.
- Том и мне не сказал, - Билл глянул поверх её плеча, будто ожидая увидеть там друга.
- А ты прелестно выглядишь! – хихикнула девушка и потянула его за галстук.
Билл почувствовал, как ткань стянула ему горло, и выдавил из себя улыбку. Перед свиданием в его желудке будто порхали бабочки, - большей частью из-за волнения, - но сейчас от этого ощущения не осталось и следа. За несколько последних дней Билл стал доверять Тому всё больше и больше, и в памяти всплыли его слова о Корине.
«Она не такая милая, как кажется…»
- Билл, ты в порядке?
- А? – моргнул он.
- Ты всё куда-то пялился … ты не заболел?
- Да нет, всё нормально, - «манекен» сглотнул. Он вспомнил, чему его научил Том. – Замечательно выглядишь, - выдавил он, указывая на красивое чёрное платье девушки, и она улыбнулась. Но, стоило ему присмотреться к ней, Билл сразу нахмурился.
Тональника Корина явно не пожалела: её кожу будто вылепили из тона, который был светлее оттенка её кожи. Румяна на её щеках были противного малинового цвета, а тени для век странно поблёскивали на глазах. Но хуже всего выглядели полные губы девушки. Она явно переборщила с блеском – он оказался даже на уголках губ.
Они сели за столик и заказали закуски. Билл удивлённо наблюдал за тем, как Корина изящно подняла вилку, зацепила ею немного салата и поднесла пищу к губам. Он-то думал, что она подавится блеском, но, к его изумлению, ничего подобного не произошло.
- А ты на мои губы смотришь, - с притворной скромностью произнесла девушка, тихонько подмигивая «манекену». – Я не целуюсь на первом свидании.
Билл чуть не подавился салатом. Целовать эти губы, покрытые толстым слоем геля? Даже думать об этом не хотелось.
Хотя Корина и вправду была симпатичной. Но раз Биллу это свидание не доставляло никакого удовольствия, он и замечал в девушке только одни недостатки.
В какой-то момент этим вечером, когда они уже принялись за десерт, Билл начал понимать, что всё проходит более чем ужасно. Корина была идеальной: симпатичной, неглупой и остроумной.
Но здесь ему быть совсем не хотелось.
«Что со мной не так?» – подумал он про себя, уставившись на шёлковую скатерть, пока Корина рассказывала о путешествии на Карибское море прошлым летом. Почему же он не в силах полюбить Корину? Он знал, что дело-то вовсе не в ней – о такой девушке мечтал любой мужчина – и поэтому пришёл к выводу, что был обречён на жизнь без любви, был обречён навсегда остаться манекеном.
- Билл, что с тобой? – Корина заметила, что Билл помрачнел.
- Да всё нормально, - прохрипел «манекен» и отдёрнул руку, когда Корина положила свою ладонь на его. Вздохнув, он огляделся вокруг, подыскивая повод убежать отсюда. – Только что вспомнил… мне надо было с Томом встретиться пятнадцать минут назад.
Корина почувствовала себя оскорблённой, особенно когда Билл высвободил руку из-под её ладони. Она вздохнула и выпрямилась.
- Тогда иди, не стоит его задерживать, - она ободряюще улыбнулась.
Быстренько попрощавшись с ней, Билл достал из кармана деньги и, бросив их на столик, практически вылетел из ресторана. Ему не давала покоя мысль, что если он пробудет на свидании ещё дольше, то совсем с ума сойдёт.
На самом-то деле до встречи с Томом оставался ещё целый час, так что Билл не спеша шагал к парку, гадая, как же провести оставшееся время. Вздыхая, он смотрел на свои ботинки и шёл по кирпичной дороге мимо деревьев.
Этот район парка был самым красивым – везде были посажены деревья, которые нависали над Биллом. Парень поглядел вверх на ночное небо. Отчего-то он ожидал увидеть полную луну, но сегодня вечером она только светилась серебром, как обычно, и «манекен» с облегчением выдохнул. Он прищурился от лунного света, проливающегося сквозь густые листья.
- Билл!
Он от удивления подпрыгнул и обернулся.
- Т-Том! – он помчался к другу и накинулся на него с объятиями. Столько эмоций переполняло его, и ему казалось, что может упасть, если не схватится за что-нибудь.
- Нормально всё прошло? – Том одной рукой приобнял «манекена» в ответ, а другой нежно потянул его за волосы. – Ты как?
- Свидание-то ничего… - вздохнул Билл и положил ладони на грудь Тома, не выпутываясь из его объятий. – Я просто… не люблю я её, Томи. Не люблю и не могу полюбить.
Том медленно погладил его чёрные волосы.
- Мы кого-нибудь тебе найдём, Билл. Только… не надо так спешить.
- Я уже не могу, Том, - покачал головой Билл, опуская взгляд на ботинки. – За месяц нельзя найти настоящую любовь. Подожди-ка… Том?
- Да? – Том с беспокойством сдвинул брови, обнимая Билла за плечи.
- С чего ты здесь так рано? – Билл приподнял бровь, слегка отодвигаясь от Тома, чтобы поглядеть на его лицо, озаряемое лунным светом. Если бы не уличные огни, ему бы вообще не удалось ничего разглядеть. Но в темноте лицо Тома казалось ещё красивее, и Билл не мог оторвать от него глаз.
- Да просто по парку гулял, - улыбнувшись, Том опустил руку и сжал бедро Билла.
- Так поздно? Один?
- Ну, сейчас вроде как уже нет.
Билл засмеялся. Он высвободился из объятий Тома, и они в молчании побрели по узкой тропинке.
Вдруг Билл остановился и зашипел, опускаясь на колени и хватаясь за шею. Сердце Тома забилось сильнее.
- Что случилось, Билл? – он присел перед Биллом и взял его за плечи.
- Да это… шея, - процедил «манекен» сквозь зубы, всхлипывая.
Нахмурившись, Том быстро ослабил галстук и наспех расстегнул верхние пуговицы на рубашке Билла. Он опустил воротник, и его глаза расширились, когда он увидел кожу в начале шеи и ключицы Билла. Кожа была покрыта холодной, твёрдыой пластмассой, блестевшей под приглушённым светом.
- Больно, - прошептал Билл, крепко зажмуривая глаза. – А раньше никогда больно не было. – Он почесал кожу вокруг пластмассы и громко захныкал, но Том тихонько убрал его руку оттуда.
- Успокойся, - тихо сказал Том, пытаясь успокоить их обоих. Он сам чувствовал себя нехорошо, и его сердце, казалось, разорвалось напополам, когда он увидел Билла в таком состоянии. – Всё пройдёт.
- Не-а, - Билл покачал головой, всхлипывая. – Мне… мне очень больно. Лучше бы я уже ушёл, лучше бы ушёл раньше.
- Хватит нести чушь, - рыкнул Том, сжимая руку Билла сильнее, чем хотел. Увидев, что причиняет «манекену» боль, он отпустил его ладонь и вместо этого тихонько провёл большим пальцем по неповреждённой части его шеи. – Расслабься. Всё пройдёт, как твой палец.
Когда Билл не перестал плакать, Том прижался носом к его шее и обнял его. Билл на секунду напрягся, а потом тихонько всхлипнул и обнял его в ответ. Они медленно покачивались из стороны в сторону, не отпуская друг друга.
- Зачем ты это делаешь? – спросил Бил, уткнувшись в плечо Тома.
- Что именно?
- Так обо мне заботишься. А ты ведь даже меня не знаешь.
Том нахмурился, совсем не зная, как ответить.
- Да я и сам не знаю. Не хочу просто, чтобы тебе было больно. Мне тогда тоже становится больно. Не представляю, почему так.
«Говоришь так, будто влюблен», - внутренний голос подталкивал Билла сказать эти слова вслух, но он не осмелился. Он сглотнул и обнял Тома ещё крепче. Вздохнув, он резко отпрянул от Тома и прикоснулся к шее. Боль заметно уменьшилась.
- Всё исчезло? – спросил он, избегая взгляда Тома. Последняя мысль заставила его щёки покраснеть.
Том осторожно опустил воротник Билла и покачал головой, глядя на кожу.
- Но тебе уже не больно?
- Не-а.
- Тогда, может быть, пластик уже как бы… распространяться не будет. Может, всё пройдет, - Том резко сглотнул, осознав, что говорил о пластмассе как о какой-то болезни. В какой-то степени эта и была болезнь. Тяжело вздохнув, Том встал, протягивая "манекену" руку. – Пойдём домой?
- А может, немного здесь побудем? – Билл сжал его руку. – Здесь так красиво.
- Да конечно, - Том слабо улыбнулся и слегка вздрогнул, когда Билл переплёл их руки. В то же время это казалось естественным. Он ещё раз глянул на пластмассу на шее Билла и печально вздохнул, по дороге задевая его плечом.

2009-11-29 в 10:47 

Глава 6. Все впервые

Проходили дни. Том уже привык просыпаться с онемевшей рукой или ногой, потому что Билл обычно спал, развалившись на нем. Впрочем, против он не был, как и не возражал отвечать на вопросы о, казалось бы, бессмысленных вещах.
Он был против только одного – пластмассового пятна на шее Билла. Иногда он просыпался, обняв его и уткнувшись лицом в холодную пластмассу, но потом всегда наступало резкое пробуждение, возвращающее в суровую реальность.
И вот подошло время вечеринки у Корины – уже прошло около трех недель, с тех пор как они встретили ее в парке, и Билл крепко держал Тома за руку по пути к ее дому.
– Тут такие красивые дома, – завороженно произнес Билл. – И ты здесь раньше жил? Рядом с Кориной?
– Ага, но это еще было с папой. Когда мама с ним развелась, мы переехали в дом гораздо меньше.
– Прости, – пробормотал Билл.
На улице было темно, но вокруг все освещал яркий свет из окон домов. Том поглядел на небо и поморщился: до полной луны оставалось всего ничего.
– Да ладно, – рассеянно ответил Том. Он со страхом смотрел на луну, понимая, что времени у них почти не осталось – всего каких-то несколько дней, и инстинктивно прижал Билла ближе к себе. – Они просто не подходили друг другу, наверное.
– А мама с твоим отчимом? Они друг другу подходят?
– Да, вполне.
– Просто «вполне»?
– Не знаю я, Билл, – вздохнул Том. Парням оставалось пройти всего несколько домов. – Им хорошо вместе и все такое, но я понятия не имею, были ли они созданы друг для друга. То есть, если подумать, ты можешь найти счастье и любовь со многими.
– Чего? Как ты можешь так говорить? – Билл нахмурил брови в недоумении.
– Думаю, тебе не обязательно должен подходить только один человек. Мама могла бы остаться счастлива и с папой, если бы пошла на компромисс. Она счастлива с Гордоном, но есть еще как минимум трое мужчин, за которых она могла бы выйти замуж и с кем бы осталась счастлива.
– Получается, ты не считаешь, что у каждого только одна настоящая любовь?
– Нет, конечно! Если бы так и было, тогда никто бы и не влюблялся. То есть, а что если бы двое людей идеально подходили друг к другу, но жили бы в разных странах? Разве это значит, что судьба и удача влияют на нашу жизнь больше, чем все остальное? Вряд ли.
Билл закусил губу и уставился на асфальт под ним, думая над словами Тома. Он терпел свое заклятие, потому что верил, что только один человек подходил ему, и он его обязательно найдет во время одного из своих пробуждений. Он всегда ждал этого единственного, но если Том говорил правду, тогда он просто тратил свое время впустую.
Стоило им подойти к самому большому на всей улице, огороженному забором дому, откуда доносилась громкая хип-хоп музыка, так сразу все его размышления на эту тему прекратились.
– Добро пожаловать на твою первую вечеринку, – улыбнулся Том, открывая ворота, и потащил за собой восхищенного Билла.

***

За домом Корины находился бассейн, и поэтому большинство приглашенных были полуобнаженными. Дюжины стройных соблазнительных девушек в бикини танцевали под зажигательную музыку, а некоторые из них без стеснения прижимались к парням.
– Боже мой, – Билл покраснел и прикрыл глаза, когда две девушки начали целоваться.
Несколько парней собралось вокруг них, громко апплодируя.
– Да ладно тебе, – засмеялся Том, которого больше развеселил вид ошарашенного Билла, чем целующиеся девушки. – Вон Корина, кстати. Вручишь ей подарок?
Он подтолкнул Билла ладонью, и «манекен», держа в руке блестящий пакетик, направился к имениннице.
– О, привет, Билл, – улыбнулась ему Корина, выглядя вежливо удивленной, когда он протянул ей подарок. – Да не стоило!..
– С днем рождения, – сухо улыбнулся Билл. Оглянувшись через плечо, он увидел, что Том разговаривает с одной из тех целовавшихся девушек. Он нахмурился, заметив, как девушка положила руку ему на плечо и наклонилась к его уху. Она сказала ему что-то явно смешное: уголки ее губ приподнялись.
– Как ты?
– Да так... в порядке, – отвлеченно пробормотал Билл, все еще внимательно наблюдая за девушкой и Томом, и с каждой секундой его лицо мрачнело.
– Что у тебя с шеей?
Это заставило Билла отвлечься. Он поглядел на Корину и нервно хохотнул, дотрагиваясь до пластмассы.
– Это... Да это... аллергическая реакция! – ответил Билл, глупо хихикнув. – Знаешь, я так пить хочу. Можно мне взять что-нибудь?
– Э... Конечно, – Корина изогнула бровь, пытаясь разглядеть шею Билла сквозь его пальцы, и указала в сторону бара. – Напитки вон там.
– Спасибо, – не убирая руку с шеи, Билл прошел мимо толпы, пытаясь не думать о пластмассе и о Томе в объятиях той симпатичной девушки.
Вздохнув, он подошел к накрытому скатертью столу, на котором стояла чаша фруктового пунша и несколько пластиковых стаканчиков. Взяв ковшик, он налил себе сока и выпил полстаканчика одним глотком, поморщившись, как только почувствовал горький вкус. Парень причмокнул губами, чувствуя сладость и горечь.
Но напиток не удовлетворил жажду, и Билл налил себе еще один стаканчик.
Четыре или пять стаканов спустя Билл уже раскачивался из стороны в сторону, удивляясь, почему же все вокруг казалось таким расплывчатым. К нему подошли несколько парней, очевидно, приняв его за девушку, и один из них пригласил его на танец.
– Почему бы и нет? – хихикнув, Билл поставил стакан обратно на стол. Он едва не оступился, но парень удержал его, смеясь. Этого широкоплечего парня с густыми темными волосами и соблазнительной улыбкой звали Лукас.
Билл еще не успел осознать, что происходит, как уже без стеснения танцевал подобно тем девушкам, которых он увидел, придя на вечеринку. До этого он считал их бесстыдными и неприличными, но сейчас он спокойно танцевал подобно им.
– Билл? Твою мать, ты что творишь?
Билл и Лукас обернулись и увидели хмурящегося Тома.
Лукас скептически поглядел на «манекена».
– ...Билл?
– Это я, – невнятно пробормотал Билл, покачиваясь из стороны в сторону, так как сильные руки перестали его удерживать.
– Ты парень?
– Да, он парень, – отрывисто произнес Том. Лукас оценивающе посмотрел на Билла, расхохотался и, качая головой, побрел обратно к своим друзьям – посмеяться над случившимся.
– Придурок хренов, – прошипел Том вслед парню.
Он повернулся к Биллу, сдвинув брови.
– Ты хотя бы думал, что делаешь?
– Чего? – протянул Билл, чувствуя себя так, будто в любой момент упадет в обморок. Громкая танцевальная песня, игравшая у бассейна, словно стала громче в его голове, и он начал покачиваться в такт ей, несмотря на то что был едва способен стоять на ногах.
– Ты терся о того парня! – чуть не закричал Том.
– ...Разве?
Том в отчаянье вскинул руки. Посмотрев на Билла, чей взгляд был тяжелым и расфокусированным, он застонал.
– Ты напился, да?
– ...Разве?
– Какого черта ты пил? – на этот раз Том закричал.
– Я... да я только пунш....
– Блять! Да кто-нибудь обязательно подливает туда алкоголь!
– Ну и как я должен был об этом знать? – медленно и невнятно проговорил Билл, но по его тону было ясно, что он разозлен. – Я никогда не был на вечеринке, мне все это в новинку, это моя первая... черт, да все, с тех пор как я тебя встретил, для меня впервой.
Том немного расслабился после этих слов и, вздохнув, обнял его за плечи одной рукой.
Танцевальная песня кончилась, и заиграла медленная мелодия. Завсегдатаи вечеринок, главным образом девушки, взвизгнули и начали искать партнеров. Билл замурлыкал себе под нос, закрыв глаза и уткнувшись лицом в плечо Тома, и осторожно заковылял, счастливо вздыхая.
Том инстинктивно положил ладонь Биллу на талию и закачался вместе с ним под музыку. Это был неуклюжий танец, мягко говоря: Том вел Билла по кругу, пока последний находился в полуобморочном состоянии и прижимался к его груди.
– Томи?
– М-м-м? – Том положил руку на затылок Билла, пропуская сквозь пальцы шелковые черные пряди.
– Прости, что я танцевал с тем парнем.
– Ничего страшного, Билл.
– Мне он совсем не нравится.
– Да ничего.
– Мне ты нравишься.
Билл так тихо и невнятно произнес эти слова, что Том их не услышал.
– Прости, что накричал на тебя, – прошептал Том, чуть крепче обнимая Билла.
Подумав, что на его признание Том не обратил никакого внимания, Билл закрыл глаза и тихонько заскулил, зажмурившись крепко, до боли.
– Я устал, – прошептал «манекен».
– Пойду спрошу Корину, можно ли нам прикорнуть. Вроде она говорила, что ее родители уехали...
У Билла не хватило сил сказать, что он имел в виду не физическую усталость.

2009-11-29 в 10:48 

Беаш. [DELETED user]
***

К тому времени, когда Тому удалось разыскать Корину и получить у нее разрешение отдохнуть в одной из спален для гостей, Билл отключился на пластмассовом стуле. Взглянув на него, Том хохотнул и покачал головой. Он взял «манекена» на руки и понес его в дом, удивляясь тому, каким тот был легким.
– Вот здесь, – Корина проводила его до лестницы, ведущей в коридор, полный закрытых дверей. Она открыла одну из них и указал рукой на кровать, тепло улыбаясь Тому. – Прости за тот пунш.
– Все в порядке, – пробормотал Том, неся Билла к кровати. Как только он услышал, что дверь закрылась, он вздохнул и, наклонившись вперед, положил брюнета на постель. До него не сразу дошло, насколько близко друг от друга были их лица, пока не почувствовал трепет ресниц о его щеку. Он поглядел вниз и улыбнулся, увидев, как карамельные глаза Билла смотрят на него.
Очень медленно Билл приподнял голову и нежно поцеловал Тома в губы. Это был такой короткий, такой мягкий поцелуй, что Том почти не был уверен, что это действительно произошло.
Он поглядел на слегка смущенного Билла, и «манекен» улыбнулся ему, прежде чем снова опустить голову на подушку и закрыть глаза.
Том выпрямился и почувствовал, как желудок сделал приятный кувырок. Он поднес руку к губам, гадая, не приснилось ли ему все это.
Билл выглядел таким невинным: на его губах играла слабая улыбка, голова наклонилась в сторону, одну руку он поднял наверх, а другую положил на живот. Темные волосы рассыпались по подушке, и его грудь равномерно поднималась и опускалась. Приоткрыв рот, он вздохнул и повернулся на другую сторону, проваливаясь в глубокий сон.
Том наблюдал за ним несколько мгновений, и только звуки громких всплесков и крики ребят вернули его в реальность. Фыркнув, он закрыл окно и подошел обратно к краю кровати. Он начал как можно аккуратней снимать с ног Билла обувь, чтобы не разбудить его.
Стягивая левый ботинок, он увидел пластмассовую полосу на лодыжке «манекена», и его сердце ухнуло вниз.
Тяжело сглотнув, он сильнее оголил его поврежденную ногу, и его охватил ужас при виде еще большего количества пластмассовых пятен на бледной коже.
Он дотронулся до пятна, чувствуя твердую холодную поверхность. Билл пошевелился во сне, и Том со вздохом убрал руку. Он глянул за окно: небо бы практически черным, и он задался вопросом о времени. Изнеможение одолело им, и, на коленях добравшись до Билла, Том лег рядом с ним на кровать.
На глаза ему попалось аккуратно сложенное одеяло у подножия кровати, и он накинул его на них обоих, повернувшись лицом к Биллу. Тот еле слышно дышал, и Том мог увидеть, как под веками двигаются его глаза.
– Интересно, что тебе снится, – пробормотал он, кладя руку на его шею, прямо на пластмассовое пятно. Он поморщился, когда его пальцы прошлись по гладкой поверхности, и закрыл глаза, не убирая руку.
Биллу снился Том.

2009-11-29 в 10:48 

Глава 7. Резкое пробуждение

Билл тихо заскулил и открыл глаза, чувствуя себя слишком расслабленным, чтобы предпринять какие-либо попытки проснуться. Его взгляд прояснился, и первое, что он увидел, было лицо, расположенное чересчур близко к его собственному.
Было нетрудно узнать в нем Тома, и Билл заурчал, прижавшись к нему ближе, но вдруг замер и слегка приподнялся. Руки Тома обвили его талию, держа его чуть ли не в собственнической манере. Понятное дело, они спали в одной кровати практически месяц и обычно просыпались в далеко не невинных позах, но в это утро он ощутил некую разницу.
Знание языка тела объясняло Биллу, что этим утром между ними было нечто интимное: Том наклонил голову в сторону брюнета, обхватив его руками, а их ноги были переплетены. Билл закусил губу и уютно устроился в объятиях Тома, пока у него гудела голова от пульсирующей боли.
Во всем был виноват пунш, в который, по словам Тома, добавили алкоголь. Билл никогда раньше не пробовал алкогольный напиток и поклялся, что предыдущая ночь была его первой и последней. Он захныкал, прижимаясь лбом ко лбу Тома.
Он вспомнил, как пришел на вечеринку, вспомнил, как пил, вспомнил, как танцевал с Томом, вспомнил, как поцеловал его...
Румянец покрыл щеки Билла, когда в памяти возникло мгновение невинной нежности, которое он разделил с Томом. Парень отнес его в комнату, положил на кровать, и они оказались так близки, что ему пришла в голову мысль сократить расстояние только на секунду.
Он едва не жалел, что тот момент не продлился чуть дольше, но тогда у него почти не было контроля над собственным телом.
– Это ты, да? – прошептал Билл, запуская пальцы в толстые дредлоки Тома.
– Билл? – ресницы Тома затрепетали, и он тихонько застонал. Билл нахмурился, когда юноша отодвинулся от него и со стоном потянулся. – Бля. Сколько сейчас времени?
– Это ты, Том.
– М-м-м? – Том повернул голову в сторону Билла; его глаза были полузакрыты. Билл печально наблюдал за ним своими карамельными глазами. – Что я?
Вместо ответа Билл подтянул ноги к груди и уставился себе на колени, покусывая губу.
– Билл, – настойчиво произнес Том, кладя ладонь на его колено.
Билл не обратил внимания на его вопросительный взгляд и, чувствуя головную боль, тошнотворное скручивание в желудке и практически ослепляющий свет в комнате, наклонился вперед и прижался губами к губам Тома.
Том моментально проснулся. Он издал приглушенное мычание, и, когда они отлепились друг от друга, раздался тихий звук, который, казалось эхом пролетел по всей комнате.
Щеки Билла покраснели еще сильнее, но он не отвел взгляд. Он пристально поглядел на Тома, слушая стук сердца и ожидая его реакцию. Ответ его не удовлетворил.
– Нам пора идти, – пробормотал Том, уже выбираясь из постели. – Корине не понравится, если мы тут надолго задержимся.
Его сердце было разбито, пластмасса на шее подобралась к волосам, и Билл сдерживал слезы. Он подавил жуткое желание почесать пораженное место, сухо кивнул, свесив ноги с кровати, и последовал за Томом.

***

Дорога домой была более чем неловкая, и, когда они пришли, Билл чувствовал себя так, будто в любую секунду взорвется.
– Том, пожалуйста. Я люблю тебя. Скажи, что ты тоже меня любишь. Ой, нет-нет, это смешно звучит. Э-э... Томи – нет, не надо его так называть. Том. Я думаю, что ты моя настоящая любовь. Нет... это глупо звучит, – Билл вздохнул и опустился на кровать. Он без дела сидел в спальне Тома напротив зеркала, репетируя свою речь.
Его словно разорвали на две половины. Первая половина порхала от радости: он наконец нашел свою любовь. Все, связанное с Томом, притягивало его: от его развевающихся дредлоков до тонкого мужского аромата, каким были пропитаны его подушки. Вторая половина, однако, была испугана: «манекен» был почти полностью уверен, что Том его не любил.
Но узнать это можно было только одним способом.
Сглотнув, Билл поднялся на ноги и направился к двери – только чтобы столкнуться с человеком, с которым он одновременно хотел поговорить и которого хотел избегать.
– Том! – воскликнул он, стряхивая невидимую грязь с рубашки. – Что ты здесь делаешь?
– ...Это вообще-то моя комната, – Том уставился на него как на душевнобольного.
«Манекен» вздохнул, чувствуя себя глупее, чем когда-либо.
– Прости.
– Я просто хотел сказать, что мама попросила меня снова забрать Жизель. Я скоро вернусь. Может, я опять смогу сводить вас куда-нибудь.
– Хорошо, – кивнул Билл.
– Ну... Увидимся, – Том повернулся, чтобы уйти, но почувствовал ладонь на запястье и обернулся, глядя на Билла.
– Не уходи, – еле слышно попросил парень. – Я просто... Я... Том, ты помнишь, что случилось вчера ночью?
– Коринина вечеринка случилась.
– А помнишь, что произошло сегодня утром?
Том мысленно выругался и на секунду закрыл глаза. Он боялся, что Билл заговорит о тех двух поцелуях между ними. Том просто не знал, что об этом думать, и молился, чтобы Билл не ждал, что он станет его настоящей любовью. Его желудок сделал несколько сальто, когда он встретился взглядом с Биллом.
– Мне пора, – промямлил Том, ощущая себя таким же трусом, как и этим утром, когда не ответил на поцелуй Билла.
– Пожалуйста, Том. Я лю...
– Не говори это, Билл, – сказал Том настойчивей, чем планировал.
– Я люблю тебя! – закричал Билл; его руки дрожали, когда он схватил Тома за футболку и потянул его за нее.
– Нет. Нет, не любишь.
– Да, люблю. Пожалуйста, я...
– Не можешь ты меня любить, – спокойно объяснил Том, пусть даже ему хотелось повыдирать волосы от разочарования и ярости. – Ты даже меня не знаешь.
– Я знаю очень многое, – всхлипнул Билл, закусив губу, чтобы не дрожала. – Я знаю, что ты заботливый. Ты очень любишь свою семью и друзей. Я знаю, что ты работаешь в магазине Йоста бесплатно, потому что воспринимаешь его как своего отца. Я знаю, что ты любишь Жизель так же, как любил бы свою дочь. Я знаю, что ты любишь прогуливаться в парке и танцевать. Я знаю, что ты ведешь себя так упрямо и отстраненно, потому что ты просто боишься.
– Я не боюсь, – Том мог в любую минуту потерять самообладание. – Я просто... Я тебе не подхожу. И ты мне не подходишь.
Билл почувствовал, будто его ударили кулаком в живот. Он выпустил из пальцев футболку Тома и сел обратно на кровать, опустив голову на колени, и задрожал, как от ледяного холода, хоть открытое окно запускало только теплый, ласкающий кожу летний ветерок.
– Тогда я ухожу, – высказал свои мысли Билл из-за поражения. – Я так рано ухожу, Том.
Он тихонько протянул руку, и Том поежился. Рука Билла, от локтя до запястья, была пластмассовая. Том медленно дотянулся до нее и обвил ладонью, понимая, что пластмасса окутала не только поверхность руки.
– Черт, – негромко ругнулся он. – Я... я не хочу, чтобы ты уходил.
– Тогда...
– Но я тебя не люблю, – ответил Том, не дав Биллу закончить. Он отвернулся, чтобы не видеть серьезное выражение лица «манекена» и уйти. – Увидимся, когда я вернусь домой.
Билл услышал негромкий звук закрывающейся двери и медленно опустился на кровать, уставившись в пол. Его рука казалась тяжелой, и он позволил ей свободно повиснуть на боку.

2009-11-29 в 10:48 

***

Билл не мог припомнить, когда начался дождь. Он тихо всхлипнул и побрел дальше, не обращая внимания на то, что волосы липли к лицу и шее. Сильный порыв ветра спутал их, и он раздраженно смахнул черные пряди с глаз и пошел дальше.
Был полдень, но Биллу хотелось, чтобы уже поскорее настала ночь. Чтобы появилась полная луна и забрала его.
Слова «Я тебя не люблю» эхом отзывались в голове. Тупая пульсирующая боль от похмелья сменилась мучительной горечью разбитого сердца.
Он наконец-то нашел свою любовь, но на его чувства любимый человек не ответил взаимностью. Далеко не все люди знали, что противоположностью любви была не ненависть, а равнодушие. Равнодушие ранило гораздо больнее, чем ненависть.
Сдерживая рыдания, Билл открыл дверь в магазин.

***

Йост радовался возвращению домой. В Париже было потрясающе, но ничто не могло заменить родной дом. Он счастливо вздохнул и оглядел магазин, с радостью замечая, что о нем хорошо позаботились. Все было на своих местах, везде было чисто и аккуратно, все было...
Дэвид замер, когда его взгляд упал на пустую витрину. Он не мог в это поверить: витрина не пустовала восемнадцать лет. Но, быстро пробежав по магазину и осмотрев каждый угол и каждую щель, он понял, что его самый большой страх исполнился.
Манекен был рядом с ним все время – во время взлетов и падений, все время. А сейчас он исчез.
Все счастливые воспоминания, которые он привез из Парижа, испарились в тот момент, когда он подошел к витрине, не веря своим глазам. Он тяжело дышал и пытался не думать о том, как смешно будет выглядеть – взрослый мужчина, оплакивающий пропажу манекена. Пластмассовый предмет, который не мог говорить и любить его.
Так что Йост с трудом сглотнул и, покачав головой, почесал шею сзади. Ему хотелось позвонить Тому и разузнать, что же, мать его, стряслось, но он не собирался терять самообладание.
Стоило ему поднять трубку, как он услышал звон колокольчика над дверью – знак, что кто-то пришел.
– Мы закрыты, я забыл повесить табличку, – отозвался Йост. Он яростно листал телефонную книжку в поисках номера Тома. Он выругался, поняв, что нацарапанный на страничке телефон оказался старым номером Симоны.
Мокрые следы обуви на чистом линолеуме только сильнее раздосадовали его.
– Мы закрыты, – повторил он отрывисто. Дэвид глянул через плечо на пару карамельных глаз, серьезно глядящих на него.
– Э-э-э... Я могу вам помочь, молодой человек?
– Й-Йост? – парень запнулся, раскрыв рот от удивления.
– Я могу вам помочь? – дрожащим голосом повторил Йост. Он сделал шаг назад, правда, не понимая зачем.
Бледнолицый, промокший с головы до ног молодой человек стоял в его магазине, его взгляд был тусклым от безразличия. Те карамельные глаза, темные волосы, светящаяся кожа, длинные худые ноги и руки – у Йоста никогда не было такого ужасного дежавю.
– Я... – начал парень, глядя на витрину. Он чуть выпрямился, и Йост понял.
– Ох... О Господи, – Йост то открывал, то закрывал рот, не веря своим глазам. – Это... это... ты не можешь... тот мужчина, он... то была просто сказка. О Боже, – куча не связанных между собой слов посыпалась с его губ, прежде чем его глаза закатились, и он лишился чувств.

***

Билл взвизгнул и отпрыгнул назад, когда Йост потерял сознание. Картина была почти комическая: мужчина распластался на полу, раскрыв рот и от изумления приподняв брови, а по его подбородку текла слюна.
Билл неуверенно огляделся по сторонам. Он знал, что, наверное, должен позвать на помощь. Он жалел, что так и научился пользоваться телефоном, пусть даже Том миллион раз показывал ему. Биллу хотелось побежать домой и найти Тома, спросить у него, что он должен делать.
Том, Том, Том.
Он сдвинул брови и рыкнул на самого себя. Он больше не мог зависеть от Тома: тот его не любил и никогда не полюбит.
Так что Билл призвал на помощь весь свой здравый рассудок и подошел к бессознательному телу Йоста. Он наклонил голову, убирая свои длинные волосы за плечо. Капли воды попадали на лицо мужчины, и он со стоном покачал головой из стороны в сторону.
Гордость переполняла Билла. Он сумел сделать хоть что-то правильно первый раз в своей жизни.
– Вы в порядке? – осторожно поинтересовался он, присев на колени, и обнял Йоста за плечи, помогая ему сесть.
Лицо Дэвида было в дюймах от лица Билла, и он вытянул руку, беря ладонью его за подбородок. Он провел большим пальцем по его щеке, чувствуя кожу, чувствуя, что «манекен» действительно был живой.
– Черт, – выдохнул он, убирая руку. – Мне нужно позвонить Тому.
– Нет, не звоните Тому, – Билл схватил его за руку и крепко ее сжал. – Пожалуйста. Я не хочу больше его видеть.
– Ты хочешь сказать, Том знает о тебе? – ошеломленно спросил Йост. – Вот дрянной мальчишка, а. Так сложно было взять трубку и сказать мне: «Эй, твой волшебный манекен проснулся!»
Йост сухо засмеялся, не спеша поднимаясь на ноги. На его сердце потеплело: Билл встал вместе с ним, поддерживая его за руки, смотря на него с самой настоящей заботой. Все эти годы манекен был рядом с ним. По-настоящему был рядом.

2009-11-29 в 10:49 

Глава 8. Полная луна

– Я думал, на этот раз все произойдет, – прошептал Билл. Он сидел на подоконнике, раскачивая ногами вперед и назад.
Дэвид кивнул, до сих пор в неверии глядя на Билла. Он все еще был отчасти в шоке от ситуации – как бы глупо это ни звучало, манекен в витрине стал членом его семьи, сыном, которого у него никогда не было.
Манекен великолепно демонстрировал его одежду, привлекал покупателей, и за все эти годы Дэвид привык время от времени разговаривать с пластмассовым парнем. Брюнет ни судил его, ни закатывал глаза, ни кричал на него в ответ.
И сейчас манекен был настоящим, и Дэвид не мог определить, что переполняло его – испуг или восторг.
– Это Том, да? – пробормотал Дэвид и поморщился, когда очередная пульсирующая боль пронзила его голову. Он никогда так не терял сознание и сейчас испытывал на себе последствия падения на пол.
– Ага, – Билл спрятал пальцы за край рубашки, и Дэвид с тяжелым сердцем осознал, что руки «манекена» были пластмассовыми до подушечек пальцев.
Мужчина вздохнул, качая головой. Он знал, что Том был славный малый, но уже десять лет его не видел. Однако он был уверен, что Том был достоин чувств Билла, но наверняка просто-напросто боялся ответить на них взаимностью.
– Он придет, – уверил его Дэвид, сжимая тонкую руку.
– Нет...нет, не придет, – Билл поморщился и уставился на свои колени. – Даже если придет, будет уже поздно. Я ухожу этой ночью.
Йост вновь вздохнул. Он не хотел отпускать Билла так быстро. Конечно, манекен всегда будет в витрине, по-особенному смотря на окружающих, но ничто не могло сравниться с живым, дышащим человеком.
У Дэвида было опасное желание схватить Тома и выбить всю дурь из него.

***

Том застонал.
Когда позвонила его мать и попросила заехать за Жизель, она не упомянула, что его сестренка оставалась на ночь дома у подружки после вечеринки.
Как минимум дюжина десятилетних девочек находилась в доме. Все они были разодеты в розовые пижамы для принцесс, хихикали и приставали к Тому.
– Твой брат такой миленький, – застенчиво прошептала Джулия, одна из подружек Жизель, чей нос напоминал пуговицу, и ткнула ее локтем в бок.
Жизель закатила глаза и поглядела на Тома, который топал ногой в дверях, с нетерпением ожидая ее.
– У него уже есть парень, – Жизель прошептала в ответ. – Извини.
– Парень? – Джулия скорчила рожицу. – Ты, наверное, хотела сказать девушка?
– Нет, – фыркнула Жизель. – У него есть Билл.
Она сказала это так громко, что ее услышал Том, и он поглядел вниз на свои ступни, поморщившись.
У него был Билл.
Билл искал любовь на всю жизнь. Том не мог пообещать ему это, черт, да он вообще никому не мог это пообещать. Его самые долгие отношения длились, может, месяц или два.
Билл заслуживал лучшего.
– В следующий раз, – пробормотал парень себе под нос. – Он найдет кого-нибудь в следующий раз.
Он надеялся, что эти слова его как-то успокоят, но ошибся.
– Пошли, Томи, – Жизель улыбнулась ему, таща за собой свой спальный мешок. Помахав маленькой ручкой подружкам, она вышла вслед за братом.
– Хорошо повеселились? – забрав у сестренки мешок, Том направился к машине и открыл багажник.
Жизель, наблюдая за тем, как он складывает ее вещи в багаж, ответила:
– Ага! Мы смотрели фильмы, а мама Джулии испекла шоколадный торт!
– Здорово, – без особого восторга ответил Том и сел за руль. Когда Жизель приземлилась на пассажирское сиденье рядом с ним, он кинул на нее взгляд, говорящий «ты слишком маленькая, чтобы сидеть здесь», но она показала ему язык и с важным видом поглядела в окно, махая подружкам.
– Я вчера кое-что Биллу купила. – Жизель запела, мотая ногами туда-сюда, когда Том включил радио и завел машину.
– Уверен, ему понравится, – вздохнул он.
– Мне так не терпится увидеть его! Мишель снова устраивает вечеринку в следующие выходные, и я хочу его позвать.
Том поморщился, сильнее сжимая руль.
– Не знаю, будет ли он на следующих выходных.
– Что? – Жизель прекратила подпрыгивать и повернулась к нему, нахмурив брови. – Куда он уезжает?
– Туда, откуда пришел.
– Это где? Он ведь все равно позвонит? Можно будет к нему в гости приехать? Ему так сильно домой захотелось?
– Вряд ли он вернется, – твердо сказал Том. Краешком глаза он заметил, что ее лицо помрачнело.
Неожиданно пронзительный вопль донесся до ушей Тома, и он громко чертыхнулся, резко сворачивая в сторону, чуть не задев при этом дорожный знак. Переднее колесо машины оказалось на обочине, и Том, хорошенько выругавшись, повернулся к Жизель, по щекам которой текли слезы.
– Ты в порядке? – он взял ее за запястье, но она отдернула руку. Нижняя губа девочки дрожала, и Жизель еще раз пронзительно завопила, а потом начала рыдать. Ее плечики подрагивали, а из носа текли сопли.
– Я не хочу, чтобы Билл уезжал! – заверещала она.
– Тихо, Жизель! Ты так весь район на ноги поднимешь! – шикнул на нее Том, краснея. Он вновь ругнулся, разворачиваясь, и выехал на дорогу, изо всех сил стараясь не обращать внимания на рыдания сестренки.
– Почему он уезжает? Останови его! – она поджала губы, сдерживая слезы, и громко всхлипнула, уставившись на брата.
– Я ничего не могу сделать, – отрезал Том. Костяшки его пальцев, сжимающих руль, побелели.
– Нет, можешь! – на этот раз она вцепилась в его футболку, и Том чуть снова не свернул с дороги. – Он послушает тебя – он тебя любит, он все для тебя сделает!
– С чего ты это взяла? – Том почувствовал подбирающуюся к горлу тошноту, вспомнив, что сказал ему Билл этим утром.
Жизель фыркнула.
– Дурачок ты! Это же очевидно! Где он сейчас? Если он еще не уехал, может, ты купишь ему цветы и...
– Жизель, в жизни все не так, как в Диснеевском фильме, ясно? – резко заявил Том, гневно глядя на сестру. Вздохнув, он продолжил более мягким тоном. – Я не могу сделать Билла счастливым.
– А он делает тебя счастливым?
Том на минуту призадумался, опустив уголки губ и прикрыв глаза.
Он вспомнил, как нашел Билла, такого наивного, как дитя, едва способного ходить. Он вспомнил ошеломленное выражение лица брюнета, когда тот гулял по Германии, он вспомнил все его объятия, вспомнил, как просыпался рядом с ним. Он вспомнил, как перепугался, когда пальцы Билла стали пластмассовыми, и вспомнил, какой страх переполнил его, когда он заметил, что пластмассы стало больше.
Он вспомнил поцелуй.
Каждый его поцелуй с девчонкой был страстным и «мокрым» и являлся только прелюдией к сексу. Губы Билла же были такими маленькими, и его намерения были исключительно невинные.
– Твою мать, – застонал он. – Да. Ты права.
Жизель криво улыбнулась.
– Ты выругался. Что-то ты в последнее время много ругаешься.
– Замолчи, – Том потянулся и шутливо ткнул локтем ее голову. – Если расскажешь маме, я тебя прикончу.
– Ага, конечно, – девочка закатила глаза. – Тебе плевать, что она думает, а ей дела нет до того, сколько ты там ругаешься. Я ведь уже не ребенок. Я все это понимаю.
– Если ты больше не ребенок, тогда, пожалуйста, перестань уже про Билла трындеть, – проворчал Том. – Он уезжает и больше не вернется. Я не могу ничем ему помочь, я ничего для него не могу сделать.
– Я знаю, что в жизни все не так, как в кино... – Жизель закусила губу, сжимая пальцы на коленях. – Но я знаю, что ты хороший человек, Томи. У тебя могло бы быть все, как в кино, если бы ты не боялся.
– Я ничего не боюсь, – повторил Том во второй раз за день.
– Ты самого себя боишься. Я знаю, ты думаешь, что ты плохой, но это не так, – она вновь ослепительно улыбнулась. – Ты лучший человек, из всех, кого я знаю. Думаю, ты подходишь Биллу. И ты сделаешь его счастливым.
Том чувствовал себя виноватым, не желая оставлять все как есть – ему хотелось вернуть Билла, но для этого он должен был кое-что сделать.
Жизель раскрыла от изумления рот, когда автомобиль резко развернулся.
– Куда ты?
– Домой.
– Э-э. Мама с папой вон там живут, – Жизель указала назад.
– Я имею в виду дом, где я живу. Где Билл живет.
– Хочешь сказать...
Том закатил глаза, заливаясь краской.
– Ну да, да. Я прислушаюсь к твоей девчачьей ерунде, – его сердце порхало. Он мог представить свою жизнь.
Билл навсегда останется вместе с ним: он мечтал, как будет учить Билла водить машину, как будет ходить с ним к друзьям и на вечеринки, мог представить зиму – Билл будет выглядеть прекрасно, как одна из Диснеевских принцесс Жизель, Белоснежка, и они будут смотреть, как падает снег, и будут пить горячий шоколад...
Том совсем размечтался, и, когда в его голову начали приходить вовсе не детские фантазии (Билл извивается под ним, страстно стонет…), он не остановился на красный свет светофора.
– Том!
Том вскрикнул и резко нажал на тормоз, правда, не так быстро.

2009-11-29 в 10:49 

***

Черт. Черт, черт, черт.
Жизель нахмурилась и гневно поглядела на брата.
– Маме совсем не понравится, если ты не прекратишь ругаться.
Том бросил на нее взгляд, говорящий «тихо», и посмотрел на часы. Он никогда в своей жизни не чувствовал себя глупее – они, должно быть, не меньше четырех часов провели в полицейском участке, после того как врезались в другую машину. К счастью, никто не пострадал, но все равно необходимо было заплатить за нанесенный урон.
– Да блять, где она? – прошипел Том, в отчаянии глядя на дверь. Его матери нужно было добраться сюда поскорее, потому что уже темнело, а ему необходимо было приехать к Биллу.
Спустя около получаса Симона, наконец, вошла в комнату, едва не дрожа от злости. Она помчалась к Тому и сразу же заехала ему по голове.
– Ты с ума сошел?! – завопила она. Парень поморщился, глядя на полицейского, наблюдавшего за ними со смесью жалости и веселья. – Ты взрослый человек, ты не должен водить, как сорвиголова, и создавать аварии! Ты о сестре подумал? Вы оба могли пострадать или, не дай Бог, погибнуть!
– Мам, я очень, очень сильно извиняюсь, но сейчас мне нужна твоя машина, – Том посмотрел на нее самым жалостливым взглядом, который всегда срабатывал, например, когда ему было одиннадцать и он погубил любимую золотую рыбку Гордона.
– Чего вздумал! Еще тебе что надо?! – Симона вскинула руки в воздух, не веря своим ушам.
Том вздохнул. Ему еще как не поздоровится, но он знал, что идти нужно прямо сейчас.
Схватив ключи из руки Симоны, он улыбнулся ей и сестренке и помчался к машине. Он и ухом не повел, когда прокричали его имя. Запрыгнув в салон автомобиля, парень закрыл двери и завел машину, слыша по дороге отголоски криков матери.
– Она меня убьет, – пробормотал Том себе под нос, вытирая пот, проступивший на его брови. Он тяжело выдохнул и остановился на красный свет, сглатывая.
На улице было темно, и на небе сияла полная луна.

***

Билл резко проснулся и в страхе оглянулся вокруг, пытаясь сесть. Застонав, он подвинул себя вперед, слыша, как тело скрипнуло. Его ноги казались тяжелыми, и он больше не мог пошевелить пальцами или поерзать. Он сидел на одном месте уже несколько часов, и ему очень хотелось просто уйти поскорее.
Дэвид, который сидел рядом с ним, печально улыбнулся.
– Почему ты не идешь домой? – прошептал Билл, слабо улыбаясь ему в ответ.
Мужчина нахмурил брови.
– Да ты что. Я же не оставлю тебя здесь одного, – он сжал руку Билла, чувствуя холодную и гладкую пластмассу под своей ладонью.
– Мне хочется побыть одному, – прошептал Билл, убирая руку и опуская ее себе на колени. Он поглядел из окна на яркую, сияющую луну. – Я буду здесь завтра, – он сухо улыбнулся. – Обещаю.
– Билл...
– Пожалуйста, Дэвид, – Билл с отчаянием посмотрел на него. Его глаза сверкали. – Просто... Он стал мне домом, и я хочу насладиться этим чувством напоследок…один.
– Я не хочу тебя бросать, Билл.
– Ты и не бросишь никогда. И я тоже.
Дэвид не плакал более двенадцати лет, но сейчас он чувствовал, что мог разреветься в любую секунду. Он молча кивнул и, нагнувшись вперед, нежно поцеловал Билла в лоб.
– Увидимся, – в последний раз сжав руку Билла, Дэвид встал и направился к выходу. – Я закрою на ночь магазин. Увидимся завтра утром.
– Я буду здесь, – повторил Билл, подмигивая.
– Ага.

***

Том припарковался на тротуаре, прекрасно осознавая, что нарушал закон, но при этом он понимал, что, если поедет прямо по улице до стоянки, на это уйдет куча времени.
Он побежал к знакомой стеклянной двери, но, толкнув ее, с тяжелым сердцем понял, что она была заперта, а на ней висела табличка «Закрыто».
– Дэвид! – он забарабанил кулаком по двери. – Дэвид, быстро, открывай! – голос охрип, и Том глубоко сглотнул, чувствуя, как его трясет. Он прошелся около магазина, спотыкаясь, и искал признаки жизни внутри.
Он увидел Билла, прислонившегося к окну спиной к нему, не двигающегося, и его сердце заколотилось быстрее.
Ругнувшись, Том помчался обратно к двери и, разбив стекло локтем, просунул через пробоину руку, не обращая внимания на то, что стекло порезало его кожу и теперь по ней текли маленькие струйки крови. Он повернул передний замок с другой стороны двери.
Как только дверь открылась, Том влетел в магазин; его рука полностью ободралась и кровоточила. Пронзительно запищала сигнализация, но Том, проигнорировав ее, сразу же заметил темноволосого парня. Билла.
– Билл! – Том подбежал к «манекену» и приподнял его за плечи. От увиденного ему стало нехорошо. Билл сидел в неестественной позе, его кожа отливала характерным для пластмассы блеском, а лицо знакомо мерцало. Сдерживая проступающие наружу рыдания, Том обнял брюнета и, опустив подбородок ему на плечо, стал раскачиваться вместе с ним туда-сюда. Волна страха пронеслась сквозь него, когда он почувствовал, какое твердое тело «манекена» было на ощупь.
– Томи.
Том резко вдохнул и отстранился. Когда Билл открыл глаза и улыбнулся уголками губ, от изумления у него отвисла челюсть. Оба движения «манекен» проделал медленно, через боль.
– Я здесь, Билл, – голос Тома задрожал, и слезы, в конце концов, потекли по его щекам.
– Я так рад, что ты пришел, – Билл улыбнулся, не закрывая глаз. Несколько мгновений спустя до Тома дошло, что «манекен» не моргал и его глаза казались такими же стеклянными, как в первый раз, когда он увидел их, практически десять лет назад.
Не медля, Том придвинулся вперед и поцеловал его. Он просто прижался губами к губам Билла – это даже поцелуем назвать было нельзя. Губы манекена были холодными и восковыми, и Том, отпрянув от него, задрожал, почувствовав на себе пронзительный взгляд карамельных глаз.
– Я тебя люблю, Билл, – признался Том, не отпуская его из своих крепких объятий. – Прости, что не осознал это раньше... Ты простишь меня, да?
Билл приоткрыл рот и слабо выдохнул.
– Я не смогу вечно на тебя злиться. Я тебя тоже люблю.
– Тогда... – Том провел ладонью по руке Билла и разочарованно зарыдал, почувствовав пластмассу. – Почему ничего не происходит?
– Дождешься меня? – взгляд Билл переметнулся к воздуху за плечом Тома, становясь не сфокусированным ни на чем-либо, и его зрачки постепенно начали уменьшаться.
– Билл? Билл! – закричал Том, когда тело парня полностью выпрямилось и стало параллельным полу.
Билл испустил последний вдох и, подняв руку, ледяными пластмассовыми пальцами смахнул слезинки с щеки Тома. Затем его рука замерла, и он опустил ее к боку.
Йост ворвался в магазин, держась за сердце, прокручивая в голове кучу самых ужасных сцен, кто же, черт подери, мог пробраться в его магазин. Каково было его удивление, когда он увидел Тома, который сидел на коленях перед манекеном и плакал навзрыд.

2009-11-29 в 10:49 

Эпилог. Пустой подоконник

– Видела того парня?
Блондинка поглядела на подругу.
– Какого именно?
– Который вон за круглым столом сидит.
– А он ничего так.
– А я о чем? Думаешь, стоит подойти познакомиться?
Блондинка прищурилась.
– Вроде обручального кольца нет.
Этим мужчиной, ковырявшим торт вилкой за круглым столом, был Том. В зале вокруг него было шумно: играли музыканты, танцевали и смеялись гости. Одиночество Тома длилось еще пару минут, а потом к нему за стол подсела эта хорошенькая молодая женщина.
– Привет, – ее пухлые, покрытые блеском губы расплылись в улыбке. На вид ей было лет двадцать. Том улыбнулся в ответ.
– Здравствуй, – поздоровался он.
Она наклонилась к столу и, подцепив чуточку глазури с торта наманикюренным пальцем, поднесла его ко рту.
– Я Наташа.
– Том, – представился мужчина.
– Приятно познакомиться, – она оглядела его: взгляд зеленых глаз пробежал по его чистой рубашке и темному пиджаку. – Где твоя жена?
– Я не женат.
– Тогда девушка?
– И девушки тоже нет.
– О-о, – Наташа улыбнулась, будто знала какой-то секрет. Она раскрыла рот, наверняка чтобы пригласить его потанцевать, но тут кто-то постучал по ее плечу, и она замолчала.
– Я украду его на пару минуток, – невеста, подмигнув девушке, протянула руку брату. Том благодарно ей улыбнулся и положил свою ладонь в ее, чувствуя мягкость белых сатиновых перчаток на ее пальцах.
– А где жених? – тихо спросил Том. Он никогда особо не любил танцевать, но отказать Жизель не мог.
– Со своей мамой танцует, – ответила она. – Или вообще-то уже и с моей. М-м... Томи?
– Хм?
– Тебе... Тебе ведь нравится Леннард?
– А? Конечно, он вроде неплохой парень.
– А если серьезно? Я хочу сказать... Ты же с ним даже не виделся почти, – Жизель закусила губу. – Я знаю, что все это немного неожиданно было...
– Ну, я был слегка шокирован, когда ты мне позвонила на прошлой неделе и сказала: «Привет, я выхожу замуж, было бы хорошо, если бы ты появился».
– Но я очень рада, что ты прилетел, – Жизель улыбнулась и положила подбородок ему на плечо. – Я знаю, что ты сильно занят. То, что ты пришел, очень много для меня значит.
Том так и не осуществил свою детскую мечту стать рок-звездой, но он с ними работал. Парень стал знаменитым автором песен, широко востребованным, и всего лишь неделю назад находился в Париже, сотрудничая с самой модной новой группой. Он знал, что их ждет большой успех – в конце концов, это он писал им песни. Их не обрадовал тот факт, что ему пришлось уехать, но Том ни за что на свете не мог пропустить свадьбу своей сестренки.
Песня закончилась, и родственники разошлись. Жизель в последний раз ослепительно ему улыбнулась и пошла к мужу.
К мужу. Том тоскливо вздохнул. Сегодня девушка была похожа на кинозвезду: ее светлые кудри были собраны наверх, глаза слегка подчеркнуты макияжем, а губы были накрашены ярко-красной помадой. На ней было сногсшибательное сатиновое платье от Веры Вонг, и, когда она запрокинула голову назад, смеясь над словами Леннарда, Том понял, что она действительно повзрослела.
Он глянул на часы и тихонько вышел из зала. Это была та самая ночь. Том это чувствовал и почему-то просто знал. Он отыскал свою мать и, быстро чмокнув ее в щеку, поспешил уйти.

***
Со временем успех Дэвида только вырос. Мужчина давно переехал в Париж, и тот маленький магазин стал одним из его многочисленных бутиков.
Кое-что никогда не менялось, но, когда Том просунул ключ в замочную скважину и зашел в магазин, его сердце ухнуло вниз, как только он посмотрел на подоконник. На пустой подоконник.
Иногда он думал, может, все это было лишь плодом его воображения. Какой-то там манекен не мог ведь на самом деле ожить, так?
Захлопнув за собою дверь, Том прошелся по магазину. Глаза постепенно привыкли к темноте – единственным источником освещения служил проливающийся сквозь окно лунный свет. Мужчина был один в магазине. Может, Дэвид забрал манекена с собой. Том не встречал его уже сколько лет, так что не мог точно знать.
Тишину вдруг прервал грохот. Том подпрыгнул и резко развернулся, чувствуя, как бешено стучит сердце. Он разинул рот от удивления, увидев знакомую фигуру на полу.
Билл извивался на линолеуме. Его ноги дрожали, когда он поднялся. Он на ощупь искал что-нибудь, за что можно было бы зацепиться, и Том немедленно подлетел к нему и обнял за тонкую талию. Билл резко выдохнул ему в шею и отстранился, неверяще глядя на него.
– Том? – он положил руки ему на плечи, пытаясь сохранить равновесие. – Т-ты вернулся. Ты дождался меня. – По его щекам потекли слезы, и Том ободряюще улыбнулся и вытер их, как Билл восемнадцать лет назад.
– И ты меня дождался, – пробормотал мужчина, прижимая брюнета к себе, и провел рукой по его темным густым волосам. Их щеки соприкоснулись, когда он повернулся к его уху.
– Ты вырос.
Том держал его на расстоянии вытянутой руки, давая возможность Биллу осмотреть его.
– Твои волосы, – Билл тихо рассмеялся, пропуская короткие светлые волосы Тома сквозь пальцы. – Ты...так изменился.
– В хорошем смысле? – Том скромно улыбнулся и положил ладонь на бедро Билла.
– В очень хорошем, – брюнет наклонился вперед и коснулся носом носа Тома, краснея.
Том не выдержал. Он приподнял его лицо за подбородок и глубоко поцеловал. Билл счастливо вздохнул и обвил руками шею парня, вдыхая от удивления, когда Том просунул язык сквозь его губы. Билла никогда так не целовали, и он застонал, пробегая ладонью по его руке.
– Ох, Томи, – задыхаясь, сказал он, когда тот отстранился. Он отчаянно краснел, практически тая рядом с ним. – А мы будем, м-м?.. – он покраснел еще сильнее и внезапно заинтересовался молнией на своем пиджаке.
Невинность и неопытность Билла вызвали у Тома улыбку, и он сжал его талию.
– Я не буду делать ничего, чего ты не захочешь.
– Как бы... ну... эм-м, – Билл закусил губу и почувствовал, как в животе порхают бабочки. Он пошевелил коленями, не глядя Тому в глаза. Наконец он прошептал: – Я хочу.
Том вновь поцеловал его.
– И, пока я не забыл, как тогда... – он помассировал спину Билла. – Я люблю тебя.
Билл понимающе улыбнулся.

***

Том не спал, но глаза его были закрыты. Он чувствовал себя как во сне, будто все было слишком хорошо, чтобы быть правдой.
Он встречался с другими женщинами, девушками. Ничего особо серьезного, просто чтобы облегчить боль. Но той ночью Том понял, что все время занимался сексом, а не любовью.
В конце концов он открыл глаза и сразу же огляделся вокруг, заметив, что был в постели один.
Он успокоился, увидев, что Билл стоит напротив окна, распахнув шторы. Он смотрел на полную луну. Прошел месяц, с тех пор как они с Томом снова вместе.
– Билл, – негромко позвал его Том, расслабляясь на подушке. – Иди ко мне.
– Хорошо, – рассеянно пробормотал брюнет, не переставая смотреть на луну. Том начал волноваться, волноваться, что его отнимут у него в любую секунду. Но наконец он понял, что на этот раз парень здесь останется, потому что Билл отпустил шторы, забрался в кровать и опустил голову на живот Тома.
– Я тебя люблю, – прошептал он. – Если вдруг я это не говорил.
– Ты это миллион раз уже говорил, – улыбнулся Том и провел рукой по его спине. – Но я счастлив каждый раз это слышать. – Это было словно подтверждение, что заклятие сняли. – Билл?
– М-м-м? – Билл закрыл глаза и устроился на груди Тома.
Он обнял его за талию и коснулся губами плеча.
– Спокойной ночи.
– Спокойной ночи.
Билл погладил подушечками пальцев Тома и снова поглядел на окно. Шторы были чуть приоткрыты, и он прищурился, найдя то, что искал. Взгляд карамельных глаз сосредоточился на луне, и Билл улыбнулся.

   

Da geht mein Herz auf!

главная