Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
19:52 

Needs by cynical_terror

One trick pony
Название: Needs
Автор: cynical_terror
Переводчик: Primavera
Рейтинг: NC17
Пейринг: Том/Билл
Жанр: драма, херт/комфорт, романс
Разрешение на перевод: получено
Ссылка на оригинал:http://fiction.tokiohotelfiction.com/viewstory.php?sid=12888
От переводчика: размещать где-либо данный текст без разрешения строго запрещено!

Needs.

- Ты такой сексуальный.
Тому твердят это постоянно, но он редко по-настоящему ассоциирует такие слова с собой. Если их произносят незнакомыми губами, ртом, языком - вообще никогда. Девушки. Раньше Том жил тем, что они говорили и делали. Раньше красивые девчонки дарили ему невероятный кайф, да и не особенно красивые тоже. Ощущать себя желанным было классно, даже если в большинстве случаев у него не было к ним ответных чувств. Он всегда был – да и сейчас есть – жаден до всех проявлений любви, в этом он такой же, как и Билл. Глаза завидущие, руки загребущие – он всегда хочет любви больше, чем реально может принять. Раньше он пытался получить ее отовсюду, впитать ее всю и купаться в восхищении, обожании и нескончаемом потоке бездумного секса. Он всегда подпирал этим свою практически несуществующую уверенность.
Но теперь…
Билл наклоняется и впускает в рот лишь самый кончик его члена, играет языком с влажной кожей, пробует ее на вкус. Он стоит между раздвинутых ног брата на коленях, и Том всеми порами ощущает причитающийся ему широкий ломоть терпкой, перечно-жгучей любви. Билл сейчас - само послушание.
Теперь Том потерян для всех тех, у кого нет языка Билла, его губ, рта и глаз, его рук, ног, живота и его прекрасного храброго сердца. Билл снова говорит, что Том потрясающе сексуален, и трется гладкой щекой о его твердый член. От одного вида того, как губы брата движутся около влажной головки, Том стонет в почти болезненном наслаждении. Когда Билл произносит эти слова, они становятся чем-то другим, чем-то большим. По правде говоря, именно из-за этих слов Том меняется, он на самом деле загорается и становится сексуальным, даже немного порочным.
Он проводит пальцами по выстриженным волосам у Билла на виске, спускается к его скуле. Бедра Тома приподнимаются, он держит брата крепко, пытаясь проникнуть в его рот глубже. Глаза Билла расширяются, но он не поднимается с колен, не двигается с места, и ощущение неограниченной власти с ревом бьется у Тома в груди. Тому не нужна власть над братом, если только это не имеет отношения к его члену. Он никогда не может переспорить Билла словесно, а когда дело доходит до разбирательств с кулаками, не использует свое физическое превосходство, считая, что это просто нечестно. Но вот в сексуальном плане…
Билл впускает его так глубоко, что Том чувствует, как сжимается его влажное горло. Он толкается еще глубже, глядя, как ноздри брата раздуваются, напрягается длинная сильная шея. Билл все же не отстраняется, он пытается подавить рвотный рефлекс, и, когда на его глазах уже наворачиваются слезы, Том смягчается. Он с шипением выскальзывает из теплого тесного рта и встречается взглядом темных глаз с глазами брата.
- Черт, такой сексуальный, - хрипит Билл.
Том принадлежит брату целиком, он не наивен. Иногда он задается вопросом, почему Билл позволяет ему делать с собой все это. Если бы он хотел, чтобы все было по-другому, Том согласился бы в мгновение ока, не задумавшись ни на минуту. На самом деле, в их первый раз Том даже растерялся, когда Билл раздвинул перед ним ноги и потянул на себя, позволив лечь сверху. Тогда-то между ними и покачнулся этот странный баланс. Том часто думает, почему все случилось именно так, но ни о чем не жалеет. Он знает, что Билл не жалеет тоже.
Билл снова трется губами о его член и стонет.
- Ты же хочешь секса, да? – спрашивает он с надеждой.
Том кивает. Его лицо раскраснелось, глаза - одни черные зрачки, а руки гладят Билла по горлу, спускаясь к обнаженным плечам. Они приехали в Лос-Анджелес, чтобы раздать очередной миллион автографов, этот номер в отеле больше, чем вся их квартира в Германии, и на Билле надета узкая майка в обтяжку, лямка которой падала с его плеча весь день. У Тома несколько часов ныло что-то глубоко внутри, и он надеялся, что брат придет к нему.
И вот они здесь, губы Билла влажные и покрасневшие, его глаза теплеют с каждой минутой, и это только для Тома. Из-за фанатов маска не сходила с лица Билла целый день, но теперь она по крупице отмирает, отогретая томовым жаром. Брат будто растекается под ним, оттаивает; Том готов поспорить, что видит это. Когда он закончит, от Билла останутся только капли талой воды.
Билл снова лижет его член, может быть, потому что в последний раз делал это уже неделю назад и хочет сделать брату приятно, и Том откидывается на диванные подушки. Он закрывает глаза и улыбается. В последнее время они были так заняты, так устали и почти обезумели, но что-то такое в лос-анджелесском воздухе распалило Тома до красна. А если горит Том, то горит и Билл. Он гладит брата по спутанным залаченным волосам в ирокезе и вспоминает, насколько плотное у них расписание и как жаль, что они не могут брать в поездки своих собак. Он скучает по Малышке и даже по трем остальным псам, которые постоянно липнут к Биллу и совершенно игнорируют его самого.
Билл выпускает его изо рта и залезает на диван. Нет, он залезает прямо к Тому на колени. Он тянет за лямку своей майки, стаскивая ее с плеча и обнажая прямые линии ключицы и гладкую кожу на груди. Колечко в его соске поблескивает в тусклом освещении, и Том даже не может придумать, какая девушка хоть когда-нибудь могла быть такой желанной. Билл, наверно, сейчас самый желанный человек на свете, Том это чувствует. От этого ему почти становится плохо, в животе что-то сладко тянет, а мысли скачут вперед, к тому моменту, когда он уже будет внутри. Том все никак не может поверить, что ему так повезло. У него есть Билл, и он может миллион раз облажаться, но Билл у него будет всегда.
Это был год испытаний и неожиданных неприятностей, но теперь они хотят друг друга даже сильнее. Новизна секса с собственным братом прошла много лет назад, и Том знает, что все это – нечто большее, чем просто извращенные фантазии. Билл очень просто может объяснить ему, что это, но почему-то на этот раз не спешит вложить эти слова Тому в уста. Том уверен, что однажды он найдет, что сказать, он так благодарен, что брат не давит на него и не требует этих слов прямо сейчас.
Они целуются, и Билл шепотом спрашивает его, чего он хочет.
- Давай прямо здесь, - говорит Том.
Билл ерзает на его коленях и вскрикивает, когда он наклоняет голову и обхватывает губами проколотый сосок. Том получит то, что хочет, но все же он должен дать брату все, в чем тот нуждается. А это – больше, чем простое проникновение. Билл хочет прикосновений, наслаждения, радости. Он хочет передышки, хочет хоть иногда подчиняться, а не властвовать. Том хватается за эту мысль, она объясняет, почему контроль за всем, что происходит в их постели, всегда в его руках. Не только потому, что это заводит Билла. Передача контроля Тому – единственный способ перезарядить разряженные жизненные батареи.
- Хочешь, чтобы я обкатал тебя сверху? – спрашивает Билл. Том прикусывает колечко в его соске и стонет. – Да? – Билл тихо смеется, почти мурлычет. – Хорошо звучит?
Конечно, это звучит хорошо. Вряд ли что-нибудь, произнесенное таким голосом, может звучать плохо. Но Билл тоже нуждается в любви, поэтому Том переворачивает его и укладывает спиной на диван. Билл что-то удивленно и довольно шепчет. Диван обит прохладной черной кожей; увидев его, Билл моментально начал причитать по поводу несчастных, убитых ради шкуры коров, но это не помешало ему размышлять, куда бы они могли поставить этот диван в своей квартире. Эта его глупость иногда ужасно бесит, но в конце концов заставляет влюбляться сильнее.
Они высвобождаются из одежды и льнут друг к другу. Билл говорит, что хочет сделать все быстро, но Том гладит его, играет с ним, и под этими прикосновениями он расслабляется и стонет в голос. Том чувствует, что истончается – в самом лучшем смысле. Он полностью обнажен перед своим братом, как снаружи, так и внутри, как будто снял с себя не только одежду. Он намного спокойнее и счастливее, чем был весь предыдущий месяц. На задворках его сознания нет ни следа паники, сейчас он совершенно свободен, все ясно и прозрачно.
Когда пальцы брата наполняют Билла – слава богу, за смазкой бегать не пришлось – он говорит, что Том – лучший, повторяет, какой он сексуальный, словно оглаживая словами, в то время как Том гладит его изнутри. Сердце Тома сжимается, как и тело Билла, и они уже должны сделать это. Он смазывает член и раздвигает длинные ноги брата шире. Билл выглядит совсем мальчишкой, его член прижат к животу, волосы топорщатся, мышцы на худых руках, которыми он опирается о диван, напряжены. Это напоминает Тому их первый раз, и он толкается в брата даже слишком быстро, потому что больше не может ждать.
Тело Билла принимает его в себя. С тех пор, как оно выталкивало его, прошли годы. Они начинают двигаться быстро и глубоко почти сразу. Билл чертыхается, сжимается и приподнимает бедра с каждым толчком. Том делает все, чтобы удовлетворить Билла, чтобы Биллу было хорошо, чтобы дать Биллу все, что ему нужно, чтобы быть всем, что ему нужно. Это не всегда просто, но сейчас даже не требует никаких усилий. На их телах выступают капли пота, они почти прилипают к дивану, и Том все задыхается. Он прижимается щекой к длинному горлу брата и раз за разом проезжается по его простате. Он делает это до тех пор, пока Билл не кончает, дрожа и обмякая под ним на неудобном диване. Сперма пачкает живот и грудь Тома, ее так много, мышцы Билла снова и снова сжимаются вокруг твердого члена.
- Черт, - стонет Билл, - черт, Том. Черт!
Том вжимает его в диван и двигается быстрее. Билл начинает слабо вскрикивать с каждым новым толчком, и Том не отводит глаз от его лица. Щеки Билла розовеют, брови хмурятся, губы влажно блестят и приоткрываются. Теперь он никак не может остановить брата, даже если бы и попытался. Это уже не игра, не потакание ничьим капризам, Том контролирует все. Билл знает это и кричит в голос. Член Тома снова и снова трется о его простату.
Том не останавливается, пока Билл не кончает снова, они оба хватают губами воздух и жмутся друг к другу. Том резко толкается вглубь, Билл обнимает его, умоляя кончить, и он с криком выплескивает сперму внутрь. Баланс снова качнулся.
Билл обхватывает брата руками, и они пытаются отдышаться вместе.
- Это был лучший секс в моей жизни, - говорит Билл спустя несколько минут.
Том кивает, уткнувшись в его шею.
- Давай закажем пиццу и посмотрим какой-нибудь фильм, - говорит Билл.
Том кивает снова, но они не двигаются. Солнце садится, и комнату постепенно наполняют сумерки. Они лежат на диване, пока жалюзи не перестают нарезать свет на полоски, разбредающиеся по полу. Близнецы разлучаются только для того, чтобы принять душ и заказать еды в номер. Потом они вместе залезают в кровать, они так близко, им так тепло. Каждый из них – то, в чем нуждается другой.
Если изменится то, что им нужно, они изменятся сами. Это – идеальная любовь. Потому что влюбленность или не влюбленность для них - все равно любовь.
Никогда не наступит тот день, когда Билл перестанет быть братом Тома.

@темы: переводы

Комментарии
2009-10-27 в 21:12 

автор-гениален, переводчик вдвойне)))))))))))
как с натуры писалось...всё так и было(с) :hlop: :hlop: :hlop:

2009-10-27 в 23:41 

One trick pony
gel-o-gen
*раскланивается*
Спасибо)):kiss:

2009-10-28 в 00:12 

он самка сотоны... (с)
ох как хорошо-то, жарко! прям медовый месяц у братиков)))) а раньше-то не могла на Биллькину маечку спокойно смотреть, а теперь.. :eyebrow:
спасибо!!!! :heart: :heart: :heart:

2009-10-28 в 19:09 

человек человеку волк, а зомби зомби зомби
ваувааау... автору & переводчику

2009-10-28 в 20:59 

Примавера
One trick pony
Alraunes
Пожалуйста)

Фрося Форточкина
Спасибо за ромажги)

2009-11-01 в 13:17 

Перевод великолепный! Просто слов нет, отлично)
Безумно понравилось) Очень люблю твою манеру письма)
Спасибо за такую прелесть)

2009-11-01 в 13:36 

One trick pony
spice_diamond
Пожалуйста :goodgirl:

2009-11-05 в 02:27 

Uxia
Спасибо огромное за перевод!! :heart::heart::heart:
люблю, когда героям хорошо :inlove:

2009-11-05 в 21:10 

Примавера
One trick pony
Uxia
Ой, я тоже люблю, когда у них все хорошо :rom:
Огромное пожалуйста)

2011-01-10 в 20:31 

ketto
Депрессия - это когда в фильмах ужаса начинаешь болеть за маньяков!
круто:hlop:

   

Da geht mein Herz auf!

главная