21:51 

Have a little Faith by Shibuyainn

Пиа
it takes two to tango
Название: Имей немного веры
Автор: Shibuyainn
Пейринг: Том/Билл
Жанр: AU, angst, fluff, romance
Рейтинг: PG-13
Предупреждения: употребление наркотиков, легкий кинк, OOC, жестокость
Количество глав: 11 + эпилог
Статус: закончено
Саммари: Школьная банда Тома постоянно избивает школьного фрика Билла Каулитца. К сожалению, они не знают, что Биллу это нравится…
Переводчик: Пиа
Бета: vzmisha4
Разрешение на перевод: получено
От переводчика: Перевод закончен. Огромное спасибо Мышке за помощь!

Отзывы если будут - сюда


Глава 1


Глава 2


Глава 3


Глава 4
запись создана: 16.02.2009 в 01:20

@темы: переводы

Комментарии
2009-07-14 в 18:34 

vzmisha4
здравствуй, брат мой, кто независим от гордыни - тот белый маг (c)
***


Билл был такой загадкой.
Том думал об этом, пока шел к нему домой на следующий день для очередного урока по изучению гусениц.
Обидно было проводить еще один день с Биллом, но единственной альтернативой было делать проект у себя дома, а этот вариант даже не рассматривался. Гусеницу он бы еще смог пережить, но пойти домой с школьным фриком… Он не хотел, чтобы кто-нибудь знал о другой стороне его жизни, единственное, чего он хотел, так это чтобы она сама собой растворилась, как в тумане.
Он посмотрел на Билла, ушедшего вперед. Его волосы сегодня были уложены мягкими волнами, он был без макияжа, но всю ненормальность его внешнего вида с успехом поддерживали разные ботинки на его ногах.
Хотя по своей воле Том никогда бы не допустил и мысли об этом, но он почти волновался перед тем, как увидеть местообитание Билла вне школы. Он представлял что-то мрачное и одновременно разноцветное, как внешность Билла. Поэтому понятно было разочарование Тома, когда Билл, наконец, остановился перед самым обычным домом, который выглядел совершенно так же, как и все остальные дома в этом пригороде.
Как мог такой, как Билл, стать настолько прибабахнутым, если он жил как все остальные?
Ответ лежал внутри.
- Вот и пришли! – пропел Билл, засунув ключ в замок и открывая дверь. – Моя мама испекла печенье. Увидишь, она печет лучшее печенье в мире.
Действительно, соблазнительный аромат шоколада разносился по холлу, обольстительно щекоча ноздри Тома. Но он тут же забыл о шоколаде, когда разулся и прошел в гостиную.
Тут повсюду, на всех стенах висели картины, придавая комнате вид стеганого одеяла. Мягкая мебель выглядела дешевой, и была почти незаметной среди картин, покрывавших стены. Том посмотрел на потолок и с удивлением увидел тщательно нарисованное чистое голубое небо с пушистыми, как зефир, облаками. Если комнаты могли бы курить травку, то эта точно была чем-то обдолбана.
Билл спокойно скинул свою обувь и вошел в гостиную позади Тома, направляясь сразу же в кухню. Том последовал за ним с опаской.
Он расслабился, когда увидел, что кухня выглядит намного более стандартной: единственная картина была маленькой, на ней была обычная корзинка с фруктами. Том выдохнул, переставая ощущать дискомфорт и осознав только сейчас, что с порога задерживал дыхание.
Он чувствовал себя странно, просто находясь в доме Билла Каулитца, даже если это и было затеяно только ради проекта. Этого же самого парня он любил избивать вместе со своей бандой, и делал это бесчисленное множество раз, а сейчас он был в его гостеприимном доме, и ему предлагали еду. Он просто не понимал этого. Может быть, люди поступали так все время, и это сам Том был со странностями, полагая, что нельзя цивилизованно общаться с человеком, который недавно окунул тебя в мусорный бак.
Нет. Со странностями тут был определенно только Билл.
Он нервно огляделся, пытаясь проглотить вину, комом вставшую в горле.
Кроме того, что кухня выглядела необдолбанно, тут также еще сильнее витал умиротворяющий запах шоколадного печенья, стоящего на плите. Билл тут же атаковал кастрюлю, хватая печенье и засовывая его в рот.
- Ааа.. гоячее! – вскрикнул он, вздрогнув, проглотил обжигающее печенье и без промедления взял следующее, подув на него на этот раз.
- Давай сам, - улыбнулся он, подвигая к Тому кофейник и сахар. Том не стал отказываться.
Но прежде чем он смог взять хоть одно печенье, в кухню, пропуская сквозь пальцы короткие каштановые волосы, вошла женщина. Она остановилась, увидев двух мальчиков.
- Билл! Только не говори мне, что ты уже нахватал печенья!
Билл застенчиво улыбнулся, половина второй печенки торчала у него изо рта.
- Привет, мам, - пробормотал он, рассыпая повсюду крошки и позволил ей сжать себя в тесных объятиях.
- Кто с это с тобой? – спросила она, отпуская сына.
- Это Том. Мы с ним работаем над школьным проектом.
- Так ты - Том? Я столько слышала о тебе.
Том осторожно глянул на нее. Билл рассказывал ей об издевательствах, которые Том ему устраивал? Обижена ли она на него, ненавидит ли за то, что он плохо обращался с Биллом, а затем осмелился прийти в их дом, есть их печенье и портить их хорошее настроение своим присутствием?
Очевидно, нет, потому что прежде чем он смог подумать об этом еще, она заключила и его в мягкие материнские объятия. Том неловко замер в ее руках, не в силах сделать что-либо. Его никогда не обнимала мама, да и вообще, какие-либо родственники. Самые близкие выражения привязанности, которое он получал от отца, проявлялись с точки зрения Тома, когда отец пребывал в отключке, выпив слишком много. В сознании его отец был неспособен выказать ни малейшего знака любви своему сыну, к которому относился, как к головной боли. Вспящем же виде он был спокойным, понимающим человеком и адски хорошим слушателем.
Но Том не стремился проводить время со своим отцом, когда тот был в пьяном ступоре, зная, что когда он проснется, то снова станет тем ворчливым, бессердечным ублюдком, которым всегда и был.
- Так здорово наконец-то познакомиться с тобой, - сказала мама Билла, ее голос был чистым и нежным, как мед, – я - Симона, мама Билла. Пожалуйста, не стесняйся, наш дом – твой дом.
- Ээ…спасибо, - неуверенно ответил Том, нервно комкая низ своей огромной футболки. Он почувствовал, что хочет еще одного объятия, он ведь был лишен их всю жизнь. Но, видимо, у Симоны были другие планы, помимо того, чтобы обнимать Тома целями днями.
- Я буду в студии, заканчивать проект, зовите, если понадоблюсь, - сказала она Биллу тем же ластковым голосом, после чего стащила одно печенье и ушла. Она напоминала Тому дриаду или лесную нимфу.
- Твоя мама… очень хорошая.
- Да, она такая, - гордо согласился Билл, – но поверь мне, она не твой тип.
- Что? Нет! Я не в этом смысле! Я имел в виду… ну… как мама. – Том запутался в словах, и Билл начал смеяться.
- Да я пошутил, расслабься. В любом случае, она такая, только когда у нас гости. Обычно она та еще заноза в заднице. В общем, пошли в мою комнату…
Билл схватил третье печение в одну руку, весь поднос в другую и, аккуратно балансируя подносом над головой, начал подниматься по ступенькам наверх.
Комната выглядела практически так же, как выглядит комната типичного подростка. Стену напротив кровати закрывал гигантский постер Нены, остальные, к счастью, были лишены картин, чего нельзя было сказать о потолке. Том поднял голову и увидел коллаж из слов слишком маленьких, чтобы различить, накладывающихся друг на друга и формирующих одно гигантсткое слово «Билл».
Том не смог удержаться от улыбки, когда увидел гусеницу. Банка стояла на табурете у стола, асама гусеница загорала на листьях, которые собрал он.
Еще одна вещь привлекла его внимание.
Без лишних раздумий Том подошел к сияющей акустической гитаре, прислоненной к стене. Он погладил дерево, а убрав пальцы, увидел тонкий слой пыли, оставшийся на них.
- Ты играешь? – с интересом спросил Билл, сидящий на кровати и слегка подпрыгивающий.
- Я…да, у меня был друг в моем старом доме, который немного научил меня.
- Я никогда не играл. Один из маминых парней купил ее для меня, но я сдался после первого урока. Слишком много времени нужно, чтобы научиться, да и вообще, я предпочитаю петь.
Том изогнул бровь.
– Ты поешь?
- Да, я пишу песни.
- Ого…
Том неохотно отошел от гитары и неловко замер посреди комнаты. Все пошло как-то не так. Ему нужно было сказать что-нибудь.
- Не хочешь сесть? – спросил Билл, похлопав по кровати рядом с собой.
- Почему ты не сказал своей маме?
- О чем?
- Твоя мама. Она не знает, что я избивал тебя в школе и прикалывался над собой. А если знает, то выбрала очень забавный способ продемонстрировать это. Почему ты не рассказал ей?
- А что бы было от этого хорошего?
Том раздраженно вздернул руки.
- Господи, я не знаю! Но обычно, когда ты получаешь в морду каждый день, ты рассказываешь об этом родителям!
- Я не хочу волновать ее.

2009-07-14 в 18:34 

vzmisha4
здравствуй, брат мой, кто независим от гордыни - тот белый маг (c)
Том уставился на Билла, пытаясь найти более удовлетворительное объяснение, и не находя его. Наконец, он сказал:
-Окей, я сяду.
Он сел рядом с Биллом.
- Почему ты такой хороший?
- Что?
- Блядь, ты слышал меня! Почему ты так добр ко мне?
- А почему нет? Ты не сделал мне ничего плохого.
- Я избивал тебя каждый гребаный день!
- И что?
Том не нашелся, что ответить, поэтому сказал первое, что пришло ему в голову.
- Ты чертой псих, ты знаешь это?
- Я гусеница.
- Что? – переспросил Том, запутываясь все больше с каждой минутой.
- Я гусеница. Все думают, что я странный, но, может быть, вы все просто ограниченно мыслите?
- Окей, и что, ты планируешь превратиться в бабочку?
- Может быть.
- Может, ты просто странный?
- Ты можешь это доказать?
Том почти завопил от отчаяния. Этот придурок специально это делает?
- Ты можешь доказать, что я ограниченно мыслю?
- Нет.
- Что ж. Мы прекрасно продвигаемся.
- Так почему бы нам просто не оставить все как есть и не согласиться на том, что мы не согласны друг с другом?
- Конечно… ага...не суть.
Этот диалог почему-то очень развеселил Билла. Он ухмыльнулся своей зубастой улыбкой, и Том изумленно поймал себя на том, что улыбается в ответ. Он заметил вдруг, что всегда чувствовал себя чертовски неуверенно, когда находится рядом с Биллом. И не знает, почему.
Снова неуверенность. Когда ты становишься неуверенным по отношению к неуверенности, это явно означает, что у тебя есть проблема. К счастью, в этот момент Том почувствовал, как у него в кармане завибрировал мобильник, спасая его от стремения повыдергивать свои дреды. Билл с любопытством наблюдал, как Том вытащил телефон и принялся читать сообщение от Дерека, высветившееся на экране:
«ты где? встречаемся в парке, будь там»
- Ээ, мне надо идти, - сказал Том, закрывая телефон и засовывая его обратно в карман, чувствуя, как он упал где-то в районе лодыжки.
- Подожди!
Билл спрыгнул с кровати и понесся к столу. Он вытащил из ящика пластиковый пакет и, сев рядом с подносом, все еще наполненной печеньем, запихнул несколько щедрых пригоршней внутрь, закрыв затем пакет и протянув его Тому.
- Ты еще ни одной не съел, - тихим голосом произнес он. Том начал привыкать к его постоянному румянцу.
Том понял, что не сможет отказаться. В конце концов, печенья все еще были теплыми, прямо из духовки, и так вкусно пахли. Он взял пакет и положил его в карман вместе с телефоном.
- Спасибо, - все, что он смог ответить.
Том повернулся, чтобы уйти.
- Подожди.
- Да? – с опаской спросил Том.
- Эээ… - Билл стоял, смотря в пол, его руки сжимались, дрожа.
- Ты… эээ… еще придешь?
Билл выглядел таким смущенным, нервничающим, стоя перед ним и ломая пальцы. Том был немного шокирован и более чем удивлен, но ему показалось, что теперь будет бессердечно сказать «нет», после всего, что он увидел, с тех пор как вошел в ту обдолбанную гостиную.
- Нам все еще нужно закончить проект, - неуверенно произнес Том, не желая разочаровывать, но и стараясь не подразумевать своими словами ничего больше. Лицо Билла немедленно просветлело, и он снова улыбнулся. Том немного привык к нему, и его острые резцы выглядели не так уж плохо…
- Ну здорово! Увидимся…
- Угу, пока, - неловко закончил Том, сбегая из комнаты. Он пронесся по ступенькам, молясь, чтобы не врезаться в маму Билла. Последнее, чего он сейчас хотел, так это оправдываться в своем быстром уходе перед Симоной, которая, видимо, ошибочно полагала, что он – друг Билла.
Он должен свалить отсюда.
Том пронесся мимо картин, запихнул ноги в ботинки, и, наконец, вырвался в вечерний воздух, задыхаясь. Этот дом был слишком странным…
Успокоившись, он вспомнил о печенье и нырнул рукой в карман, чтобы аккуратно вытащить его. Билл был прав, он ведь еще не попробовал его. Открыв пакет, он вытащил одно сверху и откусил кусочек на пробу, подумав, что оно может быть отравлено, и все дружелюбие Билла было просто мстительной уловкой, чтобы заставить его съесть печенье и умереть мучительной смертью.
Он прожевал и проглотил печенье, и, наконец, нашел кое-что общее у себя с Биллом: по его мнению, это определенно было лучшее шоколадное печенье в мире. В месте, где все казалось диким и бессмысленным, шоколад оказался как нельзя в тему.

2009-08-21 в 20:16 

Пиа
it takes two to tango
Глава 5


«Это самое бессмысленное из всего, что я когда-либо делал».
Том не знал, почему он снова шел к Биллу домой для работы над проектом. После первого, выбившего его из колеи столкновения с домашней жизнью Билла, Том подумал, что этого достаточно, чтобы никогда больше туда не возвращаться. И все же он снова был здесь, лежал на его кровати и, наблюдая, как гусеница жадно жует листья, пытался не уснуть.
- Сколько времени нужно гусенице, чтобы завернуться в кокон и все такое?
- Ээ… Я думаю, это может занять от двух недель до месяца.
- Супер… Мы застряли тут навсегда… - простонал Том, опуская голову на кровать.
Билл, поджав ноги, сел на другой край кровати, делая пометки на бумаге, а Том рухнул рядом с ним лицом в матрас, его дреды разметались по спине.
- Можешь взять гитару, если хочешь, - рассеянно сказал Билл, погрузившись в свои записи.
- Серьезно? – спросил Том, его сонное состояние мгновенно улетучилось.
- Ммм…
Том спрыгнул с кровати и в торжественном молчании подошел к гитаре. Кажется, прошло бесконечно времени с тех пор, как он последний раз брал в руки шестиструнный инструмент. Он позволил своим пальцам пройтись по изгибам, стирая пыль, и наконец-то торжественно взял ее в руки и слегка покачал в руках, снова усаживаясь на свое место на кровати Билла.
Его пальцы прошлись по струнам, без громких звуков, просто молча касаясь их, сознание Тома накрыло спокойствие, и он ощутил звучание нот, хотя струны под его пальцами оставались нетронутыми. Он не чувствовал такого успокоение долгие годы. Это был такой вид терапии, который даже девочки и травка не могли обойти, хотя оба этих способа Том полностью оценил прошлой ночью с Дереком и Андреасом.
Он взял первый аккорд, попробовав струны, и монотонный звук добрался до его внутренностей, подарив ему короткий музыкальный оргазм. Он глубоко вздохнул и поднял голову, его глаза потускнели, когда он увидел, что Билл изумленно смотрит на него.
- Что?
- Ты выглядишь так, словно занимаешься сексом.
- ЧТО? – Заорал Том, роняя гитару на колени.
- Извини, - хихикнул Билл, возвращаясь к своим записям.
- Как скажешь, - пробурчал Том, положив гитару на пол, и вытащил мобильник, проверяя пропущенные звонки. Ну, в основном, проверяя, не звонил ли Дерек.
Он подавленно вздохнул, увидев пустую папку входящих сообщений.
- Интересно, чем занимается Дерек, - подумал он вслух, выражая свою скуку.
Билл снова поднял голову от записей.
- Почему?
- Потому что.
- Потому что он тебе нравится?
- Что? – Снова заорал Том. – Чувак, я натурал, понятно? В смысле, люблю сиськи и задницы! И не знаю, заметил ли ты, но Дерек тоже.
- Тогда почему ты проверяешь, не звонил ли он? Причем постоянно… как одержимый.
Билл сделал ударение на слове «одержимый».
- Потому… потому что мы друзья! Мы тусуемся вместе! Этим занимаются друзья!
- А… угу… конечно… - пробормотал Билл, безуспешно пытаясь скрыть улыбку, просматривая свои записи.
- Слушай, - Том ощетинился, - Я и не думал что ты поймешь, ведь у тебя нет друзей.
Билл продолжал смотреть в блокнот на своих коленях, хотя улыбка сползла с его губ. Он просто смотрел в одну точку на бумаге, не отвечая. Его глаза начали подозрительно блестеть. Том почувствовал подозрительное чувство вины, поднявшееся в горло, как желчь, и до того, как он смог остановить себя, выпалил извинение.
- Окей, ладно, извини, - он попробовал произнести это как можно бессердечнее, - но я не гомик, это просто неправильно.
Билл быстро кивнул, вытирая глаза. Том подозревал, что он молчит, чтобы сдержать депрессивный поток слез, который бы смыл их обоих. Том неожиданно почувствовал себя смущенным.
Пытаясь разбить повисшее напряжение, он огляделся вокруг в поисках выхода, и нашел его в виде позабытой гитары, все еще лежащей на полу. Он снова взял ее в руки и ударил по струнам, в этот раз играя мелодию. Песню он вспомнил легко, хотя из-за нехватки практики все же прозвучала пара фальшивых нот.
Тихое мягкое мурлыканье смешалось с мелодией, рождающейся из-под пальцев Тома, и тот поднял глаза, чтобы увидеть, что Билл снова улыбается, мурлыча в такт мелодии. Том удивился гладкости его голоса, он даже напомнил ему безупречное адажио Симоны.
- Здорово, это ты написал? – спросил Билл через некоторое время, прерывая собственное пение.
- Да, я, - Том немного выпятил грудь от гордости. – Как ты узнал?
- Она звучит как ты, - раздался простой ответ.
Том скептично изогнул бровь. Судя по его мешковатой одежде, кепкам, банданам и самодовольной походке, последняя вещь с которой кто-либо мог его сравнить – это нежная мелодия акустической гитары. Это мог сделать только такой, как Билл…

2009-08-21 в 20:16 

it takes two to tango
- Чувак, Стэйси никак не заткнется насчет тебя, это уже начинает раздражать. Тебе лучше пойти с нами в парк после школы, а то она не оставит меня в покое.
- Серьезно? – Том ухмыльнулся, довольный собой.
- Ага, она сказала, что приведет друзей на этот раз. Это будет прикольно! – ответил Дерек.
- Черт, да! Стэйси – горячая штучка! Я всегда это говорил!
Том попытался не закатить глаза из-за Андреаса. Чертов блондинчик боялся всех, кто испытывал недостаток в члене, и просто не понимал смысла общения с девчонками. Возможно потому, что он все еще был девственником, и не касался мягких выпуклостей девчачьей груди, и, впрочем, остальных частей тела тоже. Если бы они все еще были в детском саду, Андреас был бы тем тормознутым ребенком, который начал бы целый слух о том, что у девчонок вши. Да и сейчас он пыжился изо всех сил, стараясь победить свое внутреннее «я»... Это было почти грустно.
Нет, погодите, не нужно упрощать. Это было просто грустно.
- Ну, Дерек, когда ты собираешь найти цыпочку для Андреаса? – Спросил Том, наслаждаясь тем, как все оттенки цветов схлынули со щек блондина.
- Когда он вырастет из своих подгузников, - серьезно и без колебаний ответил Дерек.
Все засмеялись, и Андреас пискнул, тут же растеряв свой сутенерский настрой, яркие краски снова залили его щеки на контрасте с недавней бледностью. Позорище.
Компания мальчиков болталась во дворе школы во время ланча, болтая, смеясь и слушая суровый рэп в своих айподах. Том делил свои наушники с Дереком, качая головой в такт Сэмми Делюксу, и ждал новой встречи со Стэйси. Прошло уже какое-то время, и он не отрицал своего желания получить еще немного женского внимания.
Внезапно кое-кто привлек его внимание, вытеснив мысли о круглой заднице Стэйси из его сознания: Билл в одиночестве сидел на скамейке, доедая сэндвич, без сомнения, с любовью приготовленный Симоной. Он поневоле начал с любопытством наблюдать, как Билл проглотил последний кусок, и начал сворачивать пластиковую упаковку в руках. Он работал увлеченно, с полной концентрацией, его руки аккуратно сминали обертку бутерброда. В следующий момент он поднял ее напротив своего носа, и Том увидел идеальной формы журавлика, сверкающего в солнечном свете.
Билл встал со своего места и пошел в противоположную сторону от мусорного бака, такого же как тот, в который его недавно засунули, и остановился напротив дерева. Он нелепо усадил пластиковую птицу на ветку. Она выглядела, как неуместное украшение, затерявшееся среди веток, и, каким-то образом, казалась более… счастливой.
Пока Том таращился, пытаясь понять смысл происходящего, Дерек проследил за его взглядом, чтобы увидеть, что так тщательно рассматривает его падаван. Его маленькие, косящие глазки пропустили всю историю с журавликом; все, что он увидел – это цель, на которую можно будет направить свою ненависть.
Он улыбнулся.
- Эй, смотрите, кто это. Хорошо, а то я что-то заскучал.
Дерек целеустремленно пошел вперед, выдернув наушник из уха Тома, расстояние между ним и Биллом уменьшалось с каждым широким шагом. Билл все еще не видел, что он приближается; он лежал под деревом, наблюдая, как группа девочек играет в футбол, хотя, судя по отсутствующему выражению лица, его мысли, очевидно, были где-то в другом месте.
Том замер, разрываясь между желанием последовать за ним и нежеланием делать этого, зная, что случится. Неужели он действительно хотел воспрепятствовать?
Ему не дали шанса выяснить это, потому что остальные члены банды, увидев Билла, зависшего в своем мире, потянулись за Дереком, с нетерпением ожидая продолжения своего любимого спорта «Избиение Билла».
- Эй, это мой любимый приятель Билли! – каркнул Дерек, приблизившись к своей цели. Лицо Билла вскинулось, и он вскочил, замирая, как олень, пойманный злыми фарами пикапа Дерека. Все его тело механически напряглось, автоматически запрограммированное после такого количества опыта.
- Ну что, Билл, соскучился по мне? – насмешливо спросил Дерек, снисходительно похлопав его по плечу. Билл был таким тоненьким, что один вес ладони был, наверное, достаточным, чтобы вогнать его по колено в землю.
Он поежился, неловко сутуля плечи. К этому моменту, остаток свиты Дерека, включая Тома, окружили его, нависая над жертвой, как тяжелая кирпичная стена. Их тени легли на лицо Билла, вырисовывая на его лице зловещие формы, его глаза расширились от испуга.
- Я задал тебе вопрос, урод, - рявкнул Дерек, без сомнения, довольный собой. – Ты скучал по мне?
Он схватил прядь волос Билла и сильно дернул, заставляя того взвизгнуть.
- Отвечай на вопрос! – крикнул Андреас, намеренный восстановить свое достоинство.
- Н-н-нет…
- Что-что? Я не понял… - Дерек наклонил голову, изображая внимание. – Не хочешь повторить?
- Отпусти меня! – завопил Билл, попытавшись убежать и забыв, что его волосы все еще крепко зажаты в руке Дерека.
Залившись жестким лающим смехом, Дерек толкнул его на землю.
- Андреас, ты хотел, чтобы я нашел тебе девчонку? Вот она, вперед!
Мальчишки взвыли, Андреас нахмурился, застыдившись.
- Я бы никогда не назначил свидание этому, - сказал он с отвращением, и чтобы доказать это, шагнул вперед и первым пнул Билла в живот.
Билл согнулся пополам от боли, когда нога ударила его в солнечное сплетение. Он перевернулся на живот, прижав лицо к земле, и напряженно закрыл глаза.
Первый удар был нанесен, остальные, не смущаясь, заработали ногами, наслаждаясь восхитительным чувством избиения полностью беззащитного фрика.
- Давай Том, чего ты ждешь? – Спросил Дерек.
Поколебавшись, Том шагнул вперед, в толпу тел, избивающих тонкое тело, лежащее в грязи.
Это было так, словно он взглянул на все с другой стороны. Он был в доме этого парня, ел его еду… говорил с его матерью. Этот человек пустил его в свою комнату, болтал с ним, и даже разрешил ему взять его гитару, чего Том бы никогда не позволил.
Кроме того, без гнева на отца, бурлящего на поверхности, он не знал, как сможет сделать это. Он погрузился в индивидуальность этого существа и больше не чувствовал, что он избивает безразличную куклу, это был настоящий человек. Этот новый взгляд на вещи был абсолютно разрушающим, Том бы предпочел безразличие, на которое опирался до этого. Но было слишком поздно для того, чтобы изменить свои ощущения, он уже ел печенье врага: он вошел в реку, нравилось ему это или нет.
- Том! Давай, пни его! – Тон Дерека больше не предлагал, он стал командным.
Краем сознания Том понимал, что это что-то вроде теста. Дерек знал, что он провел какое-то время наедине с Биллом, и это был его способ проверить, способен ли Том быть достаточно хладнокровным, чтобы посадить животное обратно в клетку, поигравшись с ним. Где-то глубоко у него было ощущение, что Дерек даже наслаждается этим.
Однако Том не собирался подводить его.
Стиснув зубы, он отвел ногу назад и ударил Билла по ребрам, его удар смягчился его отвращением к этому.
- Сильнее! – Еще одна команда.
Том сжал руки в кулаки и подчинился, нанося еще один удар. Билл перестал хныкать, как только нога Тома коснулась его избитого тела, и тот испугался, что лохматый эксцентрик собирается упасть в обморок.
- Давайте спустим его с холма, - предложил Дерек, и пинки прекратились. – Том, помоги мне дотащить его.
Том чувствовал себя так, словно глаза Дерека видели его насквозь, читая его мысли и радуясь дискомфорту и нежеланию, которые он нашел там. Ненавидя себя, Том схватил Билла за ногу, Дерек за другую, и они потащили Билла под вульгарные крики и улюлюканья остальных. Том даже надеялся, что придет учитель и остановит их, как в прошлый раз, но они были сзади школы, где никто не мог найти их.
Школа была построена на маленьком искусственном холме, окруженная многими другими, изгибавшимися вокруг. На расстоянии был теннисный корт и футбольное поле. Том и Дерек подтащили Билла в сторону футбольного поля и остановились на краю холма.
Руки Билла закрывали его лицо, хотя он больше не хныкал. Вообще-то, он не издал ни одного звука, перенося жестокое обращение в молчании.
- Готовы, парни? Так, Том, когда я скажу «давай», толкай идиота изо всех сил.
- Ты уверен, что хочешь сделать это? – Том пожалел о своих словах, получив от Дерека суровый взгляд.
- Ты же не отступишь сейчас, Трюмпер?
Холод в его голосе можно было сравнить только с тем, что он обратился к Тому по фамилии. Это был способ показать отчужденность и бросить вызов: если ты не сделаешь этого, можешь забыть об общении с нами.
И больше всего на свете Том хотел доказать, что он принадлежит банде Дерека.
Он молча кивнул головой.
- Я готов.
- Отлично! Я знал, что могу рассчитывать на тебя, - эти слова заставили Тома вспыхнуть. – Готов? Раз, два, три. Давай!
Мальчики сильно толкнули неподвижное тело Билла, и тот покатился вниз по холму, мягко, как тряпичная кукла, его конечности безвольно дергались в разные стороны .
Все смеялись. Дерек согнулся пополам, его лицо покраснело, Андреас завывал, как маньяк. Том пытался смеяться, пытался наслаждаться этим, но каждый раз, когда Билл переворачивался, его глаза встречались с глазами Тома, и его душило чувство вины.
Когда избиение потеряло всю свою привлекательность?
Когда Билл, наконец, остановился, откуда-то из школы раздался первый звонок.
- Мне уже лучше, - улыбнулся Дерек, победив свою истерику. Том посмотрел вниз и увидел, что Билл поднялся, и его рвет бутербродом в виде переваренного месива. Он съежился и почему-то вспомнил пластмассового журавлика, который все еще мирно сидел на дереве.
Часть его хотела сбежать вниз по холму. Он не знал, что он будет делать, когда окажется там, но оставить Билла выблевывать свой ланч и, наверное, завтрак, казалось уж слишком жестоким.
Дерек и остальные парни так не думали; они уже возвращались обратно к школе, торопясь, чтобы избежать опоздания.
Может, он сможет быстро сбегать вниз, просто чтобы убедиться…
- Том! Ты идешь или как? Двигай своей задницей! – Снова Дерек.
Снова командным тоном.
Как только Том подбежал к Дереку, тот легонько ударил его по руке.
- Здорово сработано, чувак! – сказал он, улыбаясь своей фирменной полуулыбкой.

2009-08-21 в 20:17 

Пиа
it takes two to tango
Том почувствовал ликование и ударил Дерека в ответ, чувствуя себя гораздо лучше, думая, что он, наконец, произвел на старшего парня впечатление. Даже такого простого комментария было достаточно, чтобы сделать Тома счастливым, но это чувство было испорчено тем фактом, что он даже на таком далеком расстоянии все еще слышал Билла, выблевывающего все содержимое его желудка.

***


Том пытался смотреть в другую сторону, когда Билл снова с опозданием вошел в класс в своей пестрой футболке и джинсах, испачканных в траве и пахнущих рвотой.
- Билл, ради бога, если ты собираешься принять наркотики, хотя бы подожди до окончания уроков, может быть, тогда ты сможешь приходить вовремя, - учительница нахмурилась.
Да, как будто она была единственной, кто может говорить.
Том не знал, как это отразится на проекте, но был уверен, что в любом случае его размытое знакомство с Биллом теперь точно закончено. Он почувствовал себя в каком-то смысле освобожденным, если быть честным. Ведь этот парень и вправду сдвинутый.
Однако он будет скучать по гитаре и печенью.
Урок был длинным, с обычными ехидными комментариями учительницы.
Звонок прозвенел вечность спустя, и Том быстро вышел, чтобы положить свои вещи в шкафчик, и встретиться с остальными ребятами в парке и снова увидеться со Стэйси. Он никогда не брал книги домой и не делал домашнюю работу, он просто не видел в этом смысла, с тех пор как школа стала такой простой. Кроме того, он частенько был под кайфом после занятий, что в любом случае, не было идеальным условием для выполнения домашней работы.
Он захлопнул шкафчик и развернулся, готовый бежать из этой тюрьмы, замаскированной под учебное заведение. И врезался в последнего человека, которого он только мог увидеть, особенно после событий перемены, ждущего его возле шкафчика.
- Привет! – радостно сказал Билл.
- Б-билл? Что ты здесь делаешь?
- Я просто хотел спросить, если у нас еще все хорошо, может, ты придешь сегодня поработать над проектом?
Том был на грани того, чтобы попросить Билла повторить. Он не мог поверить своим ушам.
- Блядь, ты что, серьезно? – Спросил он и не поверил своим глазам, когда Билл согласно кивнул.
- Ты все еще хочешь, чтобы я пришел, после всего, что только что случилось?
- Ну да. Я понимаю, что у тебя есть имидж, который надо поддерживать, это круто. Но все же будет отстойно, если мы прекратим работу над проектом из-за этого.
Том бы засмеялся, если бы ситуация не казалась такой серьезной. Не в первый раз он задался вопросом, не учился ли Билл в институте психиатрии вместо этой школы.
- Из-за этого? Из-за этого?? Я спустил тебя с холма и заставил блевать! Как после этого все может быть нормально?
- Это в каком-то смысле сделало меня счастливым.
- Это… что?
- Ты пинал меня не так сильно, как раньше. Это сделало меня счастливым.
Билл улыбался во все тридцать два, что выглядело более чем смехотворно, если учесть, что он все еще был покрыт следами травы и ушибами.
Том потер виски, пытаясь повернуть свой угол понимания ситуации, желая увидеть ее с точки зрения Билла. Наверное, у него было бы больше шансов понять смысл жизни или историю создания вселенной. Билл был просто настолько… Биллом.
- Я…
- Ну, так ты придешь? Мама сказала, что она может снова испечь печенье, раз оно так понравилось тебе в прошлый раз.
- Я не могу так.
- Как?
Том пытался найти слова, чтобы описать свое затруднительное положение.
- Ты не понимаешь? Я не могу приходить к тебе домой, есть у тебя, обнимать твою маму и потом выбивать из тебя дерьмо! Это неправильно! Я не понимаю, почему ты не считаешь это проблемой, потому что больно в этой ситуации не мне! Я просто не могу больше приходить!
Несмотря на все усилия Тома, казалось, что в сознании Билла закрепилась только одна мысль.
- Избивать меня – это неправильно?
Пиздец, он на самом деле выглядел разочарованным!
- Нет! Не когда ты не можешь перестать быть таким хорошим! Блядь, это меня бесит! Слушай, отдай мне гребаную гусеницу, я сделаю проект, мне уже пиздец как не все равно, но я просто не могу ходить к тебе домой! Я собираюсь забыть обо всем этом и вернуться к избиению тебя вместе с моими друзьями. Понял?
Тому хотелось закричать и сорвать улыбку с лица Билла. Но все стало еще хуже. Теперь он фактически сиял!
- Отлично, пока! – Закончил Том и поспешно ушел прежде, чем оценить сияющее выражение его лица.
Билл стоял, наблюдая, как Том уходит и не мог вспомнить, когда он чувствовал себя более счастливым. Том сказал, что думает, что он хороший…
Билл никогда еще не был так влюблен.

2009-08-21 в 20:17 

it takes two to tango
Глава 6



Неделя прошла спокойно, самым захватывающим событием стало то, что Том как-то раз проспал и пропустил первый урок. По правде говоря, он сбежал от Билла и его дома, отчаянно пытаясь очистить свою голову от всего необычного, что заползло и отложило яйца у него в мозгу.
Вернуться к ненависти к Биллу оказалось весьма просто. Все ненавидели Билла, и это настроение было так же заразно, как мягкость Симоны.
Так или иначе, теперь он постоянно был окружен неприязнью к Биллу, тогда как Симона спокойно сидела в своем обдолбанном доме далеко от враждебности и, что более важно, далеко от теперь невинной совести Тома.
Хотя нельзя сказать, что он предпочитал избиение Билла обратному. В его сердце все еще была чувствительная точка, которая помнила те редкие моменты, когда он валялся на кровати Билла, изучая человека, спрятанного за полосатыми подтяжками и подводкой для глаз. К счастью, спуск Билла с холма, видимо, обеспечил месячную дозу избивательной энергии Дерека, и он нетерпеливо собирался использовать свои навыки в другом.
- Этот уикэнд будет офигенным, чувак! Мои родители уезжают, так что я думаю, что позову Стэйси, - Дерек поиграл бровями, пока говорил это.
Они были в классе и должны были работать над своими упражнениями по истории, но Том чувствовал себя слишком пофигистично, чтобы выполнять их, да и Дерек их никогда не делал, так что в результате оба лениво обсуждали планы на уикэнд.
- Эй, я думал, Стэйси будет моей девчонкой, - слегка обвиняюще сказал Том.
- Поэтому я и сказал тебе, что она придет, тормоз, потому что ты тоже приглашен.
- Да?
- Да, умник, ты тоже! Слушай, есть столько всего о девчонках, что ты не знаешь, и я думаю, что этот уикэнд – хорошее время, чтобы начать разбираться в том, что они могут.
Том тупо смотрел на него, неуверенный, что правильно понял.
- Ты о чем?
Дерек засмеялся.
- Ты же шутишь, да? Блин, ты еще хуже Андреаса…
- Заткнись! – выкрикнул Том. – Давай, скажи мне, что они такого могут?
- Ну, начнем с этого: ты когда-нибудь видел девушку голой? – Дерек все еще слегка хихикал.
- Ну, не то, чтобы я никогда не смотрел порно…
- Хватит тупить! Я имею в виду, в реальной жизни!
Том открыл рот и выдохнул, чувствуя себя глупее с каждой минутой.
- Вот об этом я и говорю, - продолжил Дерек, удовлетворенный его отвисшей челюстью и стеклянным взглядом. – Зайдешь в этот уикэнд, и получишь гораздо больше этого. Поверь мне. Стэйси постоянно спрашивает меня о тебе. Она такая шлюха… - Добавил он нежно, как дедушка может говорить о своей любимой внучке.
- Серьезно? Что ты ей сказал?
- Я сказал, что ты трахаешься каждую ночь, так что вы сможете неплохо поразвлечься.
- Ну и дела, слушай, я польщен и все такое, но я не трахаюсь каждую ночь, разве это не будет для нее очевидно?
- Неа, пока ты подаешь себя круто, девчонки ничего не скажут. Уж поверь мне.
- Круто? - У Тома было несколько идей, чтобы это могло значить, но знать и делать – две совсем разные вещи. Он почувствовал, что занервничал и провел ладонями по джинсам, стирая выступивший пот.
- Расслабься, чувак. Я научу тебя основам, да и вообще, к тому времени мы так напьемся, что ты не поймешь, что делаешь, пока все не закончится.
- Ну ладно, - ответил Том, одна мысль мелькнула у него в голове, более смущающая, чем то, что он, наконец, потеряет девственность в тринадцать лет. Дерек научит его основам? Что это в себя включает? Он же не собирается в прямом смысле… показать ему?
Сзади по шее Тома пополз жар, когда он представил себе эту сцену в гостиной, без девушек в поле зрения. Эта мысль заставила волоски на его шее встать дыбом, и Том внезапно понял, что не хочет, чтобы появились девушки. Его разум вышел из-под контроля, жар из шеи проник во все его тело, словно электрический ток, концентрирующийся в паху.
Пиздец.
Он сгорбился за партой, крепко сжимая ноги, потому что жар все усиливался. Дерек отнюдь не помог, придвинувшись ближе и сжав руку Тома. Он напрягся под легким давлением, пытаясь заставить свои глаза не смотреть на Дерека, и попробовал обуздать свои бушующие гормоны.
- Ты в порядке? Слушай, поверь, тебе это понравится. Когда цыпочка кричит твое имя – это стоит всего!
Дерек понятия не имел о том, какой он очешуенно сексуальный! Том сжал челюсти, благодаря всех богов за свои мешковатые джинсы и толстовку. Он попытался кивнуть и улыбнуться, хотя получилась у него скорее болезненная гримаса.
Внезапно он вспомнил, что сказал ему Билл не так давно, и гневно сжал кулаки.
Потому что он тебе нравится…
Вечно этот гребаный Билл! Этот парень точно разрушил всю его жизнь. Он слегка повернулся и посмотрел на Билла, сидящего, сжавшись, в своем обычном углу, и неистово что-то рисующего на клочке бумаги. Том нахмурился, хотя это не помогло успокоить его растущее возбуждение. Все вокруг лишь делало его сильнее.
- Ты в порядке?
Дерек снова что-то ему сказал. Голова Тома дернулась назад, что бы увидеть его подозрительно сузившиеся глаза.
- Мммм… Да, в порядке, лучше не бывает. – Механическим тоном.
Если когда-нибудь звонок мог спасти жизнь, то он должен был уже прозвенеть. Сможет ли он его дождаться? Том тревожно посмотрел на часы и чуть не упал в обморок: было все еще двадцать гребаных минут!
Он не сможет, не высидит еще двадцать минут, пока Дерек рядом с ним. Ему нужно свалить отсюда… сейчас же.
- Слушай, мне реально надо отлить, я щас вернусь, - пробормотал Том и натянул под партой свою огромную толстовку вниз, прежде чем неловко встать. Все было хорошо прикрыто; вопрос был в том, чтобы в таком же виде добраться до туалета, хотя если он сможет выйти из класса, то и остальное будет просто.

2009-08-21 в 20:18 

Пиа
it takes two to tango
Аккуратно встав, он пошел к двери, переваливаясь, как пингвин. Он был лицом к выходу, и Дерек сидел напротив него, все еще вопросительно изучая его лицо.
И затем, мешковатые джинсы, которым Том так радовался пару секунд назад, предали своего хозяина. Наступив на них, он пошатнулся, поколебавшись немного, прежде чем начать падать. Дерек встал как раз вовремя, чтобы поймать своего падающего друга, хватая его руками.
И тут время остановилось.
Том почувствовал, как выпуклость на его джинсах уперлась Дереку в бедро, и его лицо вспыхнуло. Отвернувшись, он без оглядки бросился бежать из класса, распахнув двери, сломя голову направляясь к туалету, даже не остановившись, чтобы сказать учителю, куда он так спешит.
Он не остановился, пока не добежал до туалета мальчиков, съехав на пол напротив дальней стены, тяжело дышащий и вспотевший, его лицо все еще пылало.
Он хотел умереть прямо здесь и сейчас, у этой стены. Неужели Дерек заметил? Он подорвался из класса слишком быстро, чтобы увидеть выражение его лица, хотя виноватый побег наверняка оказался хорошим намеком. Как он мог оказаться таким идиотом? Влюбиться в парня? Как это случилось?
Чертов Билл, почему он вечно оказывается прав? Он был чокнутым долбоебом, и все равно оказался прав. Он вечно витал в облаках, делал дебильных журавликов из бутербродных оберток, оставлял свои ботинки посреди поля и, несмотря на все это, все равно оказался прав!
Как такое возможно?
Мысли Тома, замедлившиеся, как и его дыхание, снова начали путаться, цепляясь друг за друга, чтобы найти смысл во всем происходящем.
Ему просто не могли нравиться парни. И даже если бы могли, в школе были сотни других парней, но его сердце выбрало главного бабника школы, человека, который, скорее всего, имел разных шлюшек на все дни недели. Более того, Том провел много времени, выбивая дерьмо из гомиков, и теперь, ирония судьбы сделала его одним из них.
И как, черт возьми, можно стать геем, просто посмотрев на парня?
Том не знал. Он просто знал, что он чувствовал, и что это сделало его джинсы тесными.
Застонав, он монотонно побился головой об стену, заработав идеально круглую шишку на лбу.
Он не мог поговорить ни с одним из своих друзей; они все были гомофобами. Он не мог поговорить со своим отцом; это было почти смешно. Он придушенно фыркнул, ударившись головой об стену еще раз. Он абсолютно точно не мог сказать Дереку. Единственному человеку, к которому он чувствовал близость, кто считал его другом…
Остался только один человек, который мог понять…

***


Том стоял напротив обычного дома, взяв паузу, чтобы подумать, что он делает, прежде чем поднять кулак и три раза постучать в дверь. Он терпеливо ждал, слыша шум приближающихся ног за дверью. После паузы, видимо для того, чтобы проверить, кто пришел, сквозь дверной глазок, Том услышал что-то подобное на визг перед тем, как дверь распахнулась, и на пороге возник улыбающийся Билл, глядящий на Тома так, словно он один из тех парней, которые приходят к тебе, чтобы сказать, что ты выиграл миллион долларов.
Том неловко стоял, не зная, что сказать, хотя он пришел сюда как раз, чтобы поговорить.
- Заходи! – Торжественно выдохнул Билл, попятившись и позволяя Тому войти, не спрашивая, что значит столь внезапный визит.
Том осторожно вошел в дом, осматриваясь по сторонам. Ничего не изменилось с его последнего визита: гостиная была обдолбанно-яркой, как и всегда, но на этот раз Том был готов к этому и удержался от желания инстинктивно попятиться при виде всех этих цветов. Он вошел, облака, нарисованные на потолке, привлекли его внимание, как и в прошлый раз.
Он вдруг осознал, что никогда не смотрел на картины. Приблизившись, он посмотрел на цветастое изобилие, изучая каждую картину отдельно. Большинство из них были пейзажами, нарисованными почти мультяшно, теплыми цветами. На каждой картине было солнце, освещая ее и обеспечивая чувство комфорта в комнате. Каждый маленький сияющий шарик, казалось, улыбался, лаская дешевую мебель, словно принимая ее независимо от внешности. Гостиная была полной копией Билла.
- Не хочешь перекусить? Мы были в бакалее вчера.
- Ты не собираешься спросить меня, зачем я пришел? – Спросил Том, отворачиваясь от стены с картинами, чтобы посмотреть на Билла.
- Зачем? Ты пришел, это все, что имеет значение, - ответил Билл.
На этот раз Том полностью оценил его румянец. Прошло так много времени, с тех пор, как он получал дозу странности Билла, но он очень быстро начал привыкать к ней.
- Может… Давай пойдем в твою комнату.
- Конечно.
Билл повел его знакомым путем по ступенькам в свою комнату, которая тоже не изменилась с тех пор, как он был здесь в прошлый раз. Он не знал почему, но думал, что дом должен измениться за краткий период его отсутствия. Настроение Билла всегда удивляло его; было почти разочарованием узнать, что его дом не обладает таким качеством.
При взгляде на гитару, дремлющую на своем месте у стены, у него свело живот. Он послал узнавающий взгляд гусенице, прежде чем рухнуть на кровать Билла, свое любимое место в комнате.
- Мне нравится Дерек, - выболтал он, прежде чем смог остановить себя. Внезапно смутившись, он уставился на свои колени, срыв на последнем уроке ворвался в его голову вихрем неприятных воспоминаний. Это звучало гораздо хуже сейчас, когда он наконец-то произнес это вслух.
Билл сел на пол, опираясь руками сзади. Он ухмыльнулся Тому.
- Тебе понадобилось довольно много времени.
- Боже, Билл, ну почему ты оказался прав? Мне не может он нравится, он же мой друг! Ты единственный, кому я могу сказать об этом, и я не знаю, что мне делать дальше…
Внезапно, смущение показалось ему таким преуменьшением по сравнению с полным позором, который почувствовал Том. Ему сдавило горло, он задохнулся в собственных словах.
- Черт, это так глупо. Извини, я, наверное, пойду…
- Нет, останься, пожалуйста! - Взорвался Билл, и, казалось, испугался собственной смелости.
- Извини, - поправился он, глядя на свои колени. – Нет ничего позорного в том, чтобы любить парней, ты удивишься, когда узнаешь, сколько таких же как ты…
- Как я?
- Да, ты знаешь, напряженных, ненавидящих геев плохих мальчиков, которые втайне их хотят.
Билл произнес это с такой легкостью, что Том даже не остановил его, чтобы оскорбиться.
- Он никогда не полюбит меня, это так глупо… - Сказал Том и продолжил рассказывать Биллу все, что произошло с ним во время урока истории.
- С чего ты взял, что он не полюбит тебя? – Спросил Билл, когда тот закончил.
- Да брось, Билл! – Том с ненавистью ударил по кровати. – Он всегда с девчонками, и все время избивает парней, которые выглядят, как педики…
- Вау… И это не кажется тебе знакомым?
Том тупо смотрел на него какое-то время, пока не понял намек.
- Ох…
Пауза.
- Тебе нужно просто сказать ему, - весомо сказал Билл, нарушая тишину.
Том громко засмеялся, падая на спину.
- Да, это будет круто! «Привет, Дерек! Брось свою девчонку, потому что я люблю тебя, чувак. Ну да, у меня нет сисек и киски, но зачем же Бог создал алкоголь и анальный секс?» Я не знаю, ударит он меня до или после того, как проржется до слез. – Том закатил глаза, вздыхая.
Билл засмеялся.
- Я все еще думаю, что ты немного потеряешь, если попробуешь.
- Только моего друга и репутацию. Вот и все. – Фыркнул Том.
- Я все еще буду здесь. – Тихо ответил Билл.
Том улыбнулся.
- Спасибо, - все, что он ответил, но этого было достаточно, чтобы снова вернуть яркий румянец на щеки Билла.
Солнце село быстро, посылая оранжево-красный жар на стены, теплый, сонный цвет.
- Твой папа ждет тебя рано сегодня? – Спросил Билл спустя какое-то время.
Том хотел ответить с горечью, но вспомнил, что никто не должен знать о его домашней жизни. Открыться перед Биллом очень просто, но его практически несуществующие отношения с отцом были единственной вещью, которую он хотел сохранить за закрытыми дверями, пока не съедет. Это ведь никого не волнует, а он только сделает себе еще больнее.
- Неа, ему все равно, когда я приду, - просто ответил Том.
- Тогда, может, ты останешься на ужин? В смысле… ты не обязан, но можешь, если хочешь. Моя мама не против, она будет в студии весь день…
Зная, что он уже на грани лепета, Билл заткнулся, ожидая ответа Тома.
Его сердце почти выпрыгнуло ему в рот, когда низкий рокот: «Да, звучит неплохо» донесся до ушей. Он распахнул глаза, чтобы увидеть, что Том смотрит на него сверху вниз.
Взгляд был таким чужым. Никакой враждебности, ненависти, только любопытство и спокойствие. Билл дрожал под ним, его эмоции сходили с ума от взгляда этого прекрасного существа, которое сидело на его кровати и делило с ним одно и то же пространство. Дни, когда Билл мечтал о том, чтобы тот хотя бы отпинал его, казались такими далекими, почти смехотворными. Да, Том влюблен в Дерека, но кого это волнует? Просто знания того, что тот не думал о нем с отвращением или презрением, было достаточно.
Ему не нужен был весь мир, он хотел только немного любви.

2009-08-21 в 20:18 

Пиа
it takes two to tango
***


Звезды сияли просто потрясающе. Билл и Том, лежали на траве на заднем дворе Билла и смотрели на небо. Гусеница лежала рядом с ними в своей банке, мирно отдыхая и, наверное, тихонько по-своему похрапывая. Билл настоял на том, чтобы принести ее сюда, сказав, что прошло уже много времени с тех пор, как их коричневый питомец покинул свой дикий дом.
Задний двор Билла был таким же, как и весь его дом. Трава была неровная и запутанная, сквозь ежевику проглядывали сотни одуванчиков. Их окружала широкая зеленая изгородь, создавая высокую приватную стену. Она тоже была нестриженной и запутанной.
Том собирался остаться только на ужин, но атмосфера в доме оказалась затягивающей, и вскоре, еще до того, как он осознал это, на небе появились звезды, и они с Биллом лениво наблюдали за ними, сытые и счастливые после еды.
- Слушай, а где твой отец? – Спросил Том.
- У меня нет отца.
- У тебя не может не быть отца. Он умер?
- Нет.
- Развод?
- Нет, у меня просто его нет.
- Биология, параграф 101: Как делать детей. Во-первых, тебе нужна женщина и мужчина, и если ты не Иисус, тебе нужны оба.
- Моя мама всегда была художником, а когда ты художник… Ты делаешь довольно ебанутые вещи.
- Так твой отец ее бросил?
Нет. Она просто спала с кем попало в молодости. Это был ее способ «исследовать искусство», и скоро она узнала, что у нее буду я.
- И она никогда не хотела узнать, кто твой отец?
- Я не думаю, что ее это волнует. Это просто одна из вещей, которая могла случиться и случилась. Я думаю, где-то глубоко внутри, ей нравится идея быть независимой матерью. Она всегда говорит, что я лучшая ошибка, которую она когда-либо совершала. – К недоверию и веселью Тома, гордо закончил Билл.
- Ты, наверное, шутишь. Ты никогда не ненавидел ее за то, что вырос, не зная отца?
- А почему я должен? Она всегда любила меня и делала счастливым, разве важно, как я появился, если я уже здесь?
Том изумленно покачал головой.
- Богом клянусь, я просто не понимаю тебя иногда. Ты такой… странный.
- Это все твое мировоззрение, не так ли? Я не странный, Том, я – это просто я. Все остальные говорят, что я странный, но от того, что кто-то что-то сказал, это не станет правдой. Я говорю и хожу, как все остальные, слушаю, страдаю, плачу, люблю. Что с того, что я делаю это немного по-другому? Я все еще остаюсь человеком. Разрежь меня и из меня потечет кровь. Только то, что я вижу вещи по-другому, почему-то делает меня плохим. Но знаешь что, Том? Я не изменюсь даже ради всего мира.
Том раздумывал над этим, пораженный властью, скрытой за словами Билла. Они, казалось, остались грузом у него на груди, заполняя его необъяснимым страхом. Этот парень, такой эксцентричный, такой необычный…
- Ты определенно гусеница, - хихикнул Том, и увидел, как губы Билла изгибаются в улыбке.
- Нахуй бабочек, я просто хочу навсегда остаться гусеницей. Они клевые.
- Иногда мне тоже хочется быть гусеницей…
Уютная тишина повисла между ними, и они слушали симфонию сверчков, пока ветер мягко трепал их волосы. Это было лучше, чем гитара и печенье или травка и девочки. Здесь и сейчас, все, в чем нуждался Том – это человек, лежащий рядом с ним.

2009-08-25 в 00:23 

Пиа
it takes two to tango
Глава 7


Том добрался до дома только к полуночи, хотя в принципе, никто бы не забеспокоился, даже если бы он вернулся на следующий день.
Он проснулся от пары злобных ударов в стену и чуть не свалился с кровати. Его отец очевидно забыл, что сегодня суббота. Ну, он в любом случае не собирался весь день тусоваться с ним.
- Боже, да встаю я! – Крикнул он стене и сердито вылез из кровати.
Он натянул мешковатые джинсы и футболку, прежде чем завязать волосы в свой обычный конский хвост. И решил не надевать сегодня кепку.
Открыв дверь, он просочился в коридор, остановившись на кухне, чтобы взять банан на завтрак. Его отец уже сидел за столом, с опущенными покрасневшими глазами, его редкие волосы стояли дыбом. Он был в распахнутом халате, выставляя напоказ трусы и небольшой пивной живот. Он даже не посмотрел на Тома, когда тот вошел.
Том прошелся по кухне, с отвращением посмотрев на почерневшие бананы, взял взамен кусочек хлеба и засунул его в тостер.
Его отец сделал глоток пива, осушая бутылку, и поднял глаза на сына. Его пристальный взгляд был раздраженным и безразличным.
- Пиво на завтрак, пап? Очень оздоравливает…
- Пошел на хуй! Я буду пить, что хочу, маленький говнюк. Почему ты еще не в школе?
- Сегодня суббота, папа.
- Да конечно! Ты снова прогуливаешь, неблагодарный ублюдок. Приходишь домой воняющим травкой каждый день и ждешь, что я буду тебе верить? Твоя жизнь пойдет ко дну, так же, как у твоего старика…
Тому не хотелось спорить о чем-то настолько глупом, как день недели, особенно, когда от его воинственного отца несло похмельем. Пожав плечами, он вышел из кухни, направляясь к двери, решив, что подгорелый тост не стоит лишних пары минут с этим человеком.
- Правильно, проваливай! Мне в любом случае лучше без тебя. Чертов бездельник.
Он слышал, как отец ругается себе под нос на кухне. Когда Том проходил мимо его комнаты, он увидел голую женщину, свернувшуюся под одеялом и прижимающую к себе бутылку пива, словно плюшевого мишку. Он чуть не задохнулся от запаха перегара из комнаты.
Том был уверен, что хлопнул дверью максимально громко.

2009-08-25 в 00:29 

Пиа
it takes two to tango
***


Том провел день в компании Билла.
Они блуждали по городу, болтая и наслаждаясь хорошей погодой. Том тактично избежал похода в парк, где он обычно тусовался с Дереком и остальными членами банды.
Билл снова настоял на том, чтобы взять с собой банку с гусеницей, которая, кстати говоря, прилично растолстела. «Она давно ничего не видела, ей нужно погулять», - оправдывался он. Билл все больше привязывался к маленькой букашке, близкий к тому, чтобы спать с ней в постели. Это было даже мило…
Наконец, обойдя все вокруг, они вернулись на пустынное поле, на котором нашли своего маленького друга. Однако сейчас здесь было таинственно и тихо; здесь же Том впервые по-настоящему узнал Билла.
Он увидел дерево, с которого сорвал листья, чтобы засунуть в удобное жилище гусеницы, и его накрыла сильная волна ностальгии.
Было почти невозможно поверить в то, что всего за три недели Билл так радикально изменился его в глазах. Если бы кто-то сказал ему три недели назад, что он охотно вернется сюда с Биллом Каулитцем, он бы рассмеялся и двинул ему. Но однако он стоял здесь и чувствовал себя… абсолютно удовлетворенным.
Внезапно Билл присел и растворился в высоких стеблях травы.
- Что ты делаешь?
Билл изучал что-то на земле, выглядя абсолютно так же, как три недели назад, когда он копался в земле для их будущего проекта.
- Смотри, - сказал он, поднимая что-то с земли.
На его ладони лежал крошечный кукольный домик. Он был грязным и помятым, но все еще вполне различимым. Билл улыбался так, словно нашел сокровище.
- Фу, Билл, это мерзко, не трогай. Там, наверное, герпес.
- Я думаю, что оставлю его себе. – Ответил Билл, словно не слыша Тома, и встал, сжимая игрушку в руке.
- Оу, Билл, как мило… Не думал, что ты любишь играть в куклы.
- Заткнись, - рассмеялся Билл, игриво стукнув Тома. – Я не собираюсь играть с ней.
- Точно. Что, будешь смотреть на нее целыми днями, - Том закатил глаза.
- Ну… Ты никогда не знаешь точно… Ты никогда не хотел испытать судьбу?
- Испытать? Что опять? Как мы дошли от куклы до судьбы?
- Может, эта игрушка может изменить мир, - сказал Билл, торжественно подняв куклу вверх.
Том посмотрел на Билла, приподняв бровь, его рот искривился наполовину в непонимающей гримасе, наполовину в удивленной улыбке. Он ждал, что Билл скажет, что просто стебется над ним, но тот только рассмеялся над выражением его лица.
- Поэтому ты вечно делаешь странные вещи? Например, подбираешь мусор, делаешь птичек из бутербродных оберток и разбрасываешь везде свои ботинки? Чтобы испытать судьбу?
- Угу, - гордо ответил Билл.
Как он мог гордиться такими неправдоподобными поступками, Том мог только гадать.
- Я не понимаю, - сказал он очевидную вещь.
- Окей, ты когда-нибудь слышал выражение: «У всего есть причина»? Поэтому я делаю вещи, которые могут показаться бессмысленными, просто чтобы увидеть, причиной чего они станут. Я пытался много раз, Том, и это каждый раз срабатывает! Я оставляю вещи в местах, в которых они не должны быть, или подбираю что-то и потом вижу, что происходит то, что заставляет поверить, что судьба действительно существует! Вещи существуют для того, чтобы упасть где-нибудь.
Том на мгновение потерял дар речи. Когда он, наконец, вернул свою способность говорить, все, что он вымолвить, было:
- Пиздец, ты что, серьезно?
Билл только пожал плечами.
- Судьбы не существует, Билл. Я не знаю, что ты куришь, но в реальности вещи не всегда хорошо кончаются. Вообще-то, жизнь – дерьмо, в большинстве случаев.
- Тебе нужно просто иметь немного веры, Том.
- Вера ни разу ничего не сделала для меня.
- Просто потому, что ты никогда не пытался…
- Нет! К черту веру! К черту жизнь, этот мир ничего не значит для меня! Ничего!
Том остановился; он сильно разозлился и чувствовал, что близок к тому, чтобы захлебнуться эмоциями, которые обычно прекрасно сдерживал. Билл ничего не знал о жизни…
Билл выглядел немного смущенным, но внезапно его лицо осветилось.
- Я могу доказать это тебе!
- Что? – невыразительно спросил Том.
- Я могу показать тебе. Прямо здесь, пойдем.
Билл протянул руку, и Том, не горящий желанием ходить за ручку с парнем, неохотно принял ее, предварительно тайком оглянувшись по сторонам. Они были в пустынном поле, где никто не мог их увидеть, и он подумал, что Биллу не нравятся парни, так что все в порядке.
Билл тащил его по полю, тщательно изучая землю, разыскивая что-то. Том высоко вздернул брови, помимо его воли, внутри росло ожидание. Неужели Билл действительно откроет секреты жизни прямо здесь, на этом поле?
Наконец, Билл установился и с гордостью уставился на землю.
Том посмотрел вниз.
И увидел кроссовку.
Ту самую, что Билл оставил тут несколько недель назад, и ее вид невероятно ухудшился. Она была почти полностью покрыта землей, и по ней бегали маленькие букашки, вползая и выползая в дырки для шнурков. Это было отвратительно. Неужели это все, что Билл хотел ему показать?
- Это все? Это мусор, Билл, и в нем живут тонны каких-то существ.
- Это прекрасно, - выдохнул Билл, отпуская руку Тома и опускаясь к кроссовке. Рука показалась ему пустой без давления другой ладони.
- Пойми, Том, я дал им дом! Просто выбросив ботинок, я дал миллионам жизней новое место для обитания. Разве это не прекрасно?
- Билл, они букашки, они и так выжили бы…
- Разве это важно? Может, они были бы менее счастливы. По крайней мере, сейчас это так.
Том присел и посмотрел на крошечных муравьев, ползающих по почти неузнаваемому ботинку. Сейчас, когда он пригляделся, он увидел бесконечные туннели и запутанные ходы, сотканные неутомимыми маленькими насекомыми, целая цивилизация без устали работала внутри. Это напоминало крошечный мегаполис.
Том понял, что снова потерял дар речи, на этот раз от изумления.
- Да, это довольно-таки клево, - наконец, сказал он, подняв взгляд Билла. Тот смотрел на него искрящимися глазами, улыбаясь в ответ с чистейшей радостью. Том почувствовал легкую зависть к человеку, сидящему рядом с ним.
- Можешь ответить на один вопрос?
- Давай.
- Если у всего есть причина, почему тогда жизнь такая дерьмовая? Ты всегда ожидаешь лучшего, но твоя жизнь - отстой… Какая у этого причина?
- Моя жизнь – не отстой, - сказал Билл, выглядя смущенным.
- Тебя вечно избивают, одноклассники стебутся над тобой, разве это не отстой?
- Ты знаешь, сколько людей хотят быть на моем месте, даже не зная этого? Иногда делать других людей несчастными – единственный способ облегчить свою боль.
Том кашлянул, пытаясь не выглядеть таким виноватым, хотя взгляд Билла прожигал его насквозь.
- Кто, например? – Спросил он, пытаясь прикрыть собственные колебания.
- Дерек, - ответил Билл, пожимая плечами.
- Дерек? Какого черта? Этот парень идеален, он получает все, что хочет.
- Я думаю, ты удивился бы тому, сколько людей притворяется, что все в порядке, когда это не так.
Том не ответил. Он сосредоточил свое внимание на муравьях, вечно несущихся куда-то по своим делам.
- Я все еще думаю, что ты полон дерьма, - сказал он спустя какое-то время, - но… я думаю, это хорошее дерьмо.
- Кошачье дерьмо?
- Угу, - хихикнул Том. - Я сказал Дереку, что приду к нему сегодня.
- Тогда ты должен пойти.
- Я… боюсь, что ли. Что, если он знает про… ну ты понял…
Билл пожал плечами. Он сунул руку в карман и достал куклу, стряхнув пару травинок, запутавшихся в ее волосах. Он протянул ее Тому, и тот неуверенно взял, аккуратно сжав ее и посмотрев в черные глаза-пуговки.
- Просто поверь.

2009-08-25 в 00:36 

Пиа
it takes two to tango
***

Том оказался на крыльце Дерека в девять часов. Он надел бандану и кепку и переоделся. Он никогда так не нервничал перед встречей с приятелем, даже провел руками по джинсам, чтобы стереть пот.
- Веди себя как обычно… Как обычно… Как обычно…
Он нерешительно постучал.
Дом Дерека выглядел как все остальные, включая и дом Билла, хотя он думал, что интерьер будет немного поспокойнее. Он понял, что оказался прав, когда дверь со скрипом открылась, и Дерек застыл на пороге, одетый в свою обычную мешковатую одежду, с тонкой серебряной цепочкой на шее. Том чувствовал, что у него дрожат колени, практически превращаясь в желе.
- П-привет… - он запнулся. – Ээ… хороший вечер, да?
Он говорит о погоде?? Это уж слишком для «как обычно»…
Дерек распахнул дверь шире, впуская Тома внутрь.
- Я звонил девчонкам, они сказали, что придут немного позже, чем мы договаривались.
- Да?
- Угу...
Том прошел за Дереком в кухню.
Она была относительно чистой, только пара чашек в мойке. Том чувствовал себя невероятно неловко и некомфортно, не зная, что сказать или сделать. Он не мог не заметить, что Дерек, кажется, заметил его напряженность и получал от нее удовольствие.
О боже, господи, пожалуйста, не позволь мне все испортить…
- У меня есть пиво, ты не достанешь пару бокалов? – Спросил Дерек, не делая ни малейшего движения к холодильнику.
- Конечно, без проблем, - услужливо сказал Том, пытаясь расслабиться. Он не мог сдержать свой внутренний голос: он говорил ему, что что-то не так.
Он повернулся к Дереку спиной и прошел к высоким полкам, на которые показал его друг. Они действительно были высоко. Он облокотился на стол, открыв дверцу, и вытянул руку, чтобы взять бокал.
До того, как он осознал это, Дерек оказался у него за спиной, дыша ему в шею, невероятно близко. Том задохнулся и выронил бокал. Он упал в раковину с громким звоном, но Том с трудом его услышал из-за оглушительного биения сердца и крови, застучавшей в висках. Дерек вжался в спину Тома, и тот почувствовал кое-что… напротив его…
Он развернулся и вздрогнул, его нос оказался в дюйме он хитрого взгляда Дерека. Он почувствовал себя пойманным в ловушку.
- Что… Что ты делаешь? – Хрипло спросил Том, его голос дрогнул.
- А как ты думаешь? – Улыбнулся Дерек и сильнее вжался в Тома, заставив его сжаться. – Разве не этого ты хотел?
- Ээ…нет, я… Что?
Дерек грубо хихикнул.
- Думал, я не заметил твоего маленького дружка на истории? Он был твердым, когда уперся мне в бедро, шалунишка….
Он внезапно подался вперед и жадно засосал кожу на шее Тома, заставляя того слабо застонать от ощущения тепла.
- Стой… подожди… - Том задыхался, вырываясь.
- Я знаю, что ты этого хочешь, -прорычал Дерек, впиваясь в кожу под его губами, все еще вжимаясь своим телом в его.
- Нет, я не хочу… пожалуйста… остановись! – Том оттолкнул его и выскользнул из захвата Дерека, пока тот на мгновение растерялся. Он отскочил на другой конец кухни, беспомощно глядя на своего друга, все еще стоящего, уперевшись обеими руками в стол, с негодованием глядящего на пустое место перед ним. Оба тяжело дышали, их грудные клетки тяжело вздымались, вбирая воздух.
- Мы можем просто… поговорить об этом? – Храбро спросил Том, всего его органы, казалось, тряслись от страха, пугая все тело.
- Поговорить? – Переспросил Дерек, его глаза все еще изучали пространство перед ним. – Не говори мне, что ты завел меня, как на истории, просто, чтобы мы могли поговорить. Я сказал девчонкам приехать попозже не для того, чтобы поговорить, Том…
- Погоди… ты сказал…
- Ну и что теперь, Том? – Дерек резко засмеялся, наконец-то поднимая глаза. Том вздрогнул от взгляда налившихся кровью глаз, прошивших его мозг даже за десять футов. – Мы говорим?
Он решительно выплюнул это слово, отпустив стол и угрожающе приближаясь, шаг за шагом.
- Давай поговорим о том, как ты, блядь, дразнил меня, обманывал, завел меня так сильно, просто чтобы обломать. Давай поговорим о том, что я пригласил тебя в свой круг, принял тебя, только для того, чтобы быть кинутым в моем собственном доме. Хочешь поговорить об этом, Том?
- Я не обманывал тебя… это случайность…я никогда не имел в виду…
- Ты – врун, - выдохнул Дерек, стоя уже в нескольких дюймах от него. – Ты хочешь меня.
Сработал инстинкт, и Том сумел отпрыгнуть как раз вовремя, прежде чем Дерек метнулся вперед, упуская свою жертву на пару дюймов.
- Мне надо идти… - поспешно пробормотал Том, рванув из комнаты. Он не остановился, чтобы посмотреть, где Дерек, улеглась ли его ярость или, наоборот, умножилась. Он просто подбежал к двери, с трудом открыл ее и вылетел в ночь, захлопнув дверь за собой. И не мог остановиться, пока между ним и этим домом не оказалось пять кварталов.
Наконец, опустошенный, прижимая руку к боку, Том рухнул на тротуар, задыхаясь и пытаясь не заплакать. Что за пиздец только что случился? Он знал, знал, что это плохая идея, возможно, худшая из всех. С какой-то мелочью он бы еще справился, но это… Его разум был совсем не готов противостоять таким катастрофическим последствиям…
Он сел на бордюр, положив голову на руки, стискивая свои дредлоки. Слезы бились в его сжатые веки, пытаясь вырваться с плачем, но Том не позволил этому случиться. Он и так уже выплакал слишком много слез…
Билл сказал ему, что все будет хорошо, и он поверил ему. Он почти поверил на секунду, что все вещи действительно связаны между собой в счастливом переплетении. Каким он был идиотом... Нет никакой судьбы, никакого плана. Жизнь просто жестокая сука, которая неумолимо забрасывает его в плохие ситуации.
Билл был просто слишком витающим в облаках, чтобы действительно видеть…
Том наконец-то встал, не потрудившись отряхнуть свои джинсы, и одиноко пошел в свою захламленной квартире к ругающемуся отцу.

2009-08-31 в 12:04 

Пиа
it takes two to tango
Глава 8


Остаток выходных он просидел в своей комнате. Том долгими часами курил и слушал громкий рэп, в котором часто терялся. Его руки зудели от желания прикоснуться к гитаре, которая стояла в нескольких улицах отсюда в доме Билла, но он чувствовал себя слишком обиженным и злым, чтобы покинуть уютное гнездо из одеял, которое он свил вокруг себя.
Ему хотелось причинить кому-нибудь боль, но вокруг не было абсолютно никого. Он сидел один в комнате, угрюмый и задумчивый, мечтая о машине времени, чтобы вернуться на день или месяц назад, до того, как начался этот проект и испортил ему всю жизнь.
До того, как Билл испортил его.
К сожалению, боги времени едва ли знали о существовании незначительной букашки по имени Том, живущей в одном из временных измерений, они безжалостно приблизили утро понедельника к горизонту, несмотря на отчаянное нежелание Тома видеть людей в школе, которых он ненавидел больше всех на свете, за исключением отца.
Он, наконец, проснулся, только когда кинул будильником в дверь. Его отец не стал стучать в стену, а поднялся, чтобы несколько раз грубо ударить в дверь комнаты. Не потому, что он был заботливым родителем, жаждущим отправить свое дитя в мир знаний и новых впечатлений, а потому что чем скорее Том свалит из дома, тем скорее он сможет вернуться к траху с очередной блондинкой.
- Ебаный в рот, да встал я! - Заорал Том, отчаянно желая запульнуть будильником в дверь еще раз.
Из коридора донеслось неразборчивое хрюканье, и Том неохотно выскользнул из-под теплого одеяла в холодное утро.
Ему потребовалось больше времени, чтобы собраться, шел он тоже в два раза медленнее, чем обычно. Все угодно, чтобы отсрочить неизбежное.
Каким-то чудом он умудрился успеть как раз к звонку, проскользнул прямо на свое место, избегая смотреть на любые источники расстройства.
Он провел утренние уроки в состоянии глубокой летаргии, положив голову на парту, не желая ни слушать, ни говорить. Учительница была слишком глубоко погружена в жалость к себе и бессмысленные тирады об учебе, чтобы заметить это, и Том был ей благодарен, поскольку сам сейчас грелся у огня самоуничижения.
Вспоминая вечер в доме Дерека, он чувствовал растущий стыд, охватывающий все его мысли. Неужели он действительно клеился к нему? Это так очевидно? Неужели это было очевидно все это время?
Он хотел Дерека так долго, возможно дольше, чем сам это понял, и когда представилась прекрасная возможность, сбежал, как идиот. Бл*дь, да что с ним такое? Дерек практически попросил об этом, а Том оттолкнул... после всего...
Это было просто неправильно. Том пытался оправдать себя, цепляясь за любую возможность, которая могла спасти его от мощной депрессии. Это случилось так внезапно, было так горячо и возбуждающе... Неужели так и должно быть, без раздумий и каких-то эмоций? Просто грубое животное поведение?
Собирая мысли в кучу, которые были словно паззл с одной недостающей деталью, Том вспомнил день в поле с Биллом. Тогда не было ничего животного. Это был обычный, цивилизованный разговор, но в то же время что-то намного большее. Он чувствовал гармонию, понимание и... спокойствие.
Тому хотелось смеяться от такой иронии.
Как ему могло быть более комфортно от короткого разговора со школьным фриком, чем от очевидного желания Дерека, которого он хотел, казалось, бесконечно, но при этом смущенно сбежал?
Запутавшийся окончательно, он не услышал звонка, оповестившего об окончании первой части уроков. Только когда его одноклассники начали вставать и шуметь, Том поднялся и направился к двери. Он задел плечо Дерека и смущенно покраснел, когда тот подошел к Андреасу прямо за его спиной.
- Ну что, пойдешь в парк после школы? Я знаю девчонку, которой ты можешь понравиться. - Услышал Том его голос.
- Ч-что? Серьезно? - Андреас был удивлен.
- Ага, она любит блондинов, и я пообещал, что познакомлю вас. Так что лучше тебе прийти, ок?
- Конечно, Дерек, - Андреас глупо улыбнулся, когда тот закинул руку ему на плечи, как обычно делал с Томом.
Горло Тома завибрировало от ревнивого рычания, но прошло незамеченным в общем шуме класса.
Так что, Андреас теперь новый лучший друг Дерека? Отлично, блядь, он может забирать его себе. Тому никто не нужен, ему и одному хорошо... Совсем одному...
Как всегда и было...

2009-08-31 в 12:07 

Пиа
it takes two to tango
Он выскочил из класса и быстро пошел по коридору, удерживая невозмутимую маску на своем лице. Несмотря на ссору с Дереком, он все еще был популярен, и люди махали ему, пока он широкими шагами шел по холлу. Все перед ним было словно размазано, и он игнорировал многие лица, которые гасли, когда они не получали его одобрения и кивка. Он просто хотел свалить к чертовой матери отсюда.
Он спустился по школьным ступеням и перешел на трусцу, сбежал с холма на полной скорости, остановившись у его основания и громко дыша. Он согнулся пополам и сел на траву, тяжело дыша и пытаясь не зареветь от того, как он испортил все к ебеням.
Он вечно все портил. Вся хуйня всегда случалась по его вине.
Может, если бы он не был таким дебилом, она бы его не бросила...
- Привет!
Том поднял глаза. Это был Билл, его дыхание было немного сбито. Волосы выглядели сегодня естественно, а глаза были накрашены, как и всегда. Он покосился на желтую футболку с черепом, которая чудовищно не сочеталась с его яркими оранжевыми штанами. В нормальный день Том бы рассмеялся, увидев, что край штанины на несколько дюймов короче, чем нужно.
Но сегодня ему хотелось разорвать эти штаны в клочья, вместе с их владельцем.
- Что? - Грубо спросил он, угрюмо рассматривая лицо, которое жадно уставилось на него в ответ.
- Просто хотел убедиться, что ты в порядке. - Ответил Бил и, к неудовольствию Тома, сел рядом с ним на траву.
- Вали отсюда.
Глаза Билла расширились.
- Что с тобой?
- Ничего.
- Ты можешь рассказать мне, если хочешь...
- Я сказал, ничего.
- Это Дерек?
Том вскипел, наконец, почувствовав острую боль.
- Я больше не нравлюсь Дереку! Ты сказал, я должен пойти, что все будет хорошо, что я должен попытаться. Ну, я попробовал, обломался, и теперь он ненавидит меня! Пиздато, Билл, как думаешь, что мне делать теперь? А? У тебя же вечно есть на все ответы! Давай, скажи мне!
Глаза Билла погасли, и он тут же стал похож на побитого щенка. Даже его волнистые волосы, казалось, немного выпрямились от смущения.
- Мне жаль... - Мягко прошептал он, его нижняя губа дрожала.
- Жаль? Тебе жаль? Да ну? Ну, мне тоже, представь себе! Мне жаль, что я был настолько тупым, чтобы послушаться совета такого придурка, как ты. Мне жаль, что я вообще попал в этот ебнутый проект! Я должен был просто забить на тебя, как все в этом мире!
Билл вздернул голову, его щенячий взгляд стал еще жалостливее, когда глаза начали блестеть от слез.
- Ты же это несерьезно, да? - Печально спросил он, вцепляясь руками в газон.
- Блядь, Билл... Я не знаю... - Том вздохнул, опуская руки. Он ударил по земле пару раз и застонал от отчаяния, с силой выдирая пальцами траву.
Минута прошла в молчании.
- Может... ты не думал... Том, может, это все должно было случиться... Может....
- Только не говори, что ты опять начинаешь гнать свою пургу о судьбе!
- Всему есть причина! Я знаю это, Том, я видел, как это происходит! Ты можешь не верить мне, можешь не хотеть верить, но это происходит, независимо от того, хочешь ты или нет! Я знаю, это тяжело, но тебе просто нужно иметь ве...
- Блядь, не говори мне о вере и о том, что все всегда радужно и ромашково! - Заорал Том, вскакивая на ноги, ослепленный гневом.
- Это НЕ реальный мир! Реальный мир жестокий и тяжелый, и если ты не научишься выживать сам по себе, тебе пиздец! Никто не заботится о тебе, всех волнуют только они сами! Ты никому не нужен! Почему ты думаешь, тебя пиздят? Почему, по-твоему, тебя никто не любит? Какая у этого причина, Билл? Скажи мне!
Билл молча смотрел на него, не в силах оторвать глаз от целых лет боли, которые прятались за маской одиночки, и которая сейчас медленно осыпалась перед ним.
- Я думаю, она есть. - Тихо прошептал он. - Нужно просто ее найти...
- Пиздец, ты просто редкостый долбоеб! - Том смеялся почти истерично. - Ну ладно, если у всего есть причина, скажи-ка, почему мой отец ненавидит меня? Почему моя мама меня бросила? Почему, Билл? А? Ты не можешь ответить, потому что этому нет причины! Правда в том, что мой отец - никчемный лодырь, а мать всегда ненавидела нас обоих! И если ты веришь в свою сказочку про жизнь, веру и что там еще за говно у тебя в башке, тогда ты будешь пиздец как разочарован, потому что я в эту хрень не верю, Билл, она не для меня!
Билл плакал. Том не мог понять почему, но по его лицу текли слезы, он немного всхлипывал, но не отводил взгляда от разъяренного Тома. Он прислонил ладонь к своей щеке и вздрогнул, когда почувствовал свои собственные слезы.
Черт... Он обещал себе, что не будет больше плакать...
- Больно... - сказал Билл, прижимая руку к груди - Так больно...
Том печально рассмеялся сквозь слезы, все еще пытаясь унять очевидную печаль, вытекающую из его век. О чем это Билл сейчас?
Свободной рукой, Билл умоляюще потянулся к рукаву Тома, но тот отскочил от захвата, словно от пылающего факела.
- Это сделало тебе так больно...Ты так страдаешь... Это делает больно мне...
Том фыркнул.
- Как будто тебе не пофиг. Ты и твой идеальный дом со своей идеальной мамой. Отвали от меня, ебаный фрик!
Он пренебрежительно покосился на пылающие оранжевые штаны Билла, чей режущий глаза цвет еще больше раздражал его. Не оборачиваясь, он отвернулся от печальной фигуры на траве и побежал вверх по холму, обратно к школе, хотя не знал, что искать или к чему стремиться на его вершине. Он просто хотел сбежать от Билла...
Он проигнорировал крик позади и отчаянный голос, повторяющий его имя. Зажимая уши руками, он бежал, бежал от своей ярости, бежал от своей боли...
Бежал от Билла.

2009-08-31 в 12:09 

Пиа
it takes two to tango
***


Вытерев щеки, Том остановился у двери, пытаясь стереть все следы эмоциональной встряски. Он постоял снаружи еще пару секунд, громко шмыгая носом и все еще яростно вытирая щеки, пока они не заболели. Моргнув пару раз, он вдохнул... выдохнул... Он был готов. Еще один глубокий вдох, и он потянул ручку двери, заходя в школу. Коридоры были оживленными, кругом болтали, и никто не заметил, как Том в одиночестве вошел, смешиваясь с толпой. Он дерьмово себя чувствовал. После того, как ярость достигла пика, его настроение превратилось в прямо противоположное, апатичное и опустошенное. Он вздрогнул, когда кто-то ударил его по плечу, почти вывихнув.
- Ээ.. извини... - Промямлил Том и тут же замолк, когда увидел, в кого он врезался. Дерек смотрел на него нечитаемым взглядом.
- Том, я тебя искал...
- Да?
- Посмотри на меня.
Том с трудом поднял голову, смотря в глаза того, кому он поклонялся такое долгое время. Он с облегчением увидел, что там не было неприязни, но и какой-то теплоты тоже.
- Я хотел извиниться за то, что случилось. - Сказал Дерек, заставив Тома уронить челюсть на пол.
- Ты... что?
- Ну да, я не хотел напугать тебя или что-то еще. Я просто хотел посмеяться, но ты так быстро сбежал, что у меня не было шанса что-то сказать.
- О... ну ладно. - Том проклинал себя за то, что его словно переклинило, он хотел бы сказать что-то более глубокое, чем "ну ладно".
- Ну и вот, я хочу, чтобы ты вернулся в нашу компанию. Кроме того, мне нужна твоя помощь в одном деле.
Том узнал знакомый блеск в глазах Дерека. Короткий проблеск... неприятностей. Этот взгляд у него всегда был, когда он видел свою потенциальную жертву по имени Билл.
- Что такое?
- Я хочу поиздеваться над Биллом. В смысле, причинить ему реальную боль. Ты вроде тусил с ним, так что можешь помочь мне с этим.
Том сжал кулаки. Причинить боль Биллу? Да, он может это сделать, еще как. Билл, ублюдок, который разрушил его жизнь или, если быть честным, сделал ее бесконечно хуже. Со всеми своими идеями о вере и хэппиэндах, пидорскими феями и голыми купидончиками, которые делают весь мир счастливым, счастливым, счастливым.
- Я... угу...
Внезапно воспоминание о черноволосом мальчике, катящемся по склону холма, пронеслось в его голове, грубо прерывая его яростные мысли. Оно сопровождалось серией событий, произошедших в яркой гостиной, комнате Билла и в поле.
Он не смог удержаться от улыбки, вспомнив, как Билл, весь в грязи, тискал уродливую гусеницу с такой гордостью, как будто это было самое прекрасное существо на свете. У них были и неплохие моменты... Злость словно умерла в Томе, и все вернулось в обычное русло, он внутренне вздохнул. Билл и так перенес достаточно.
- Слушай, Дерек... Я не думаю, что я - тот человек, который тебе нужен. Дерек округлил глаза, напуская на себя нарочито сожалеющий вид.
- Это ооочень плохо. Я стою перед тобой, готовый забыть все старые заморочки и жить дальше. Но ты, видимо, не хочешь этого, Том. Отлично, я пытался... - Он развернулся, уходя вместе с надеждами Тома вернуть нормальную жизнь.
- Стой! Дерек медленно обернулся, его фирменная ухмылка проглядывала сквозь маску серьезности.
- Да?
- Я... Том сжал челюсти. Это же просто Билл. Еще один раунд издевательств не обидит его. Кроме того, несмотря на все то, что Том узнал об этом чудике, он все еще был на него зол. Может быть, это покажет Биллу раз и навсегда, что он и правда имел в виду то, что сказал... Он просто хочет отделаться от него. Том хотел бы, чтобы не было так трудно убедить себя в том, что Билл это заслужил. Почему он чувствует себя таким виноватым?
- Да, я точно знаю, что нужно делать. Но нам придется прогулять третий урок.

2009-08-31 в 12:10 

Пиа
it takes two to tango
***


Билл позвенел ключами, прежде чем вставить их в замок и открыть дверь дома. Он знал, что его мама уехала на важную выставку и не вернется допоздна. Ее не было весь день, и он надеялся, что она хорошо проводит время.
Он разулся и бросил сумку на пол, торопясь в свою комнату, чтобы поработать над парой песен, которые написал специально для Тома. Он все еще надеялся, что в один прекрасный день, Том увидит его. А если нет, ну что ж, у Билла, по крайней мере, был шанс узнать человека, который скрывается за фасадом гангста-распиздяя.
Но все равно, он был абсолютно неудовлетворен тем, что жизнь дала ему. Том полностью сбил мир Билла со своей привычной оси. Он всегда принимал то, что давала ему судьба без каких-то вопросов, зная, что вещи могут сами исправиться со временем, просто нужно позволить им... но Том... Том казался таким потерянным и одиноким.
Билл вошел в комнату и почти бухнулся на постель, туда, где рядом с подушкой лежал его блокнот, но неуверенно замер. Что-то было не так. Он просто чувствовал: что-то точно отсутствовало.
Гитара стояла у стены, постер Нены тоже был на месте... Его глаза скользили по кровати, столу, шкафу...
Наконец, его сердце словно остановилось, и в горле зародился крик, уже готовый вырваться наружу. Шок приковал его ноги к полу, им овладела паника. Этого не может быть... они не могли... не это... Наконец, он вспомнил, как шевелить ногами и перепрыгнул через кровать, рыдание вырвалось из его легких, сотрясая воздух неверием и агонией. Он присел на табурет у окна, сжимая его, его дыхание начало ускоряться, а сердце быстро биться в груди.
Его самая лелеемая и любимая гусеница пропала.

2009-09-12 в 20:21 

Пиа
it takes two to tango
Глава 9

Следующим утром к началу урока место Билла осталось пустым. Том, похоже, был единственным человеком, который это заметил; остальным было просто пофигу. Пустое место казалось почти зловещим, каждый взгляд на него бил Тома с силой молота по наковальне. Где же он? Может он сделал что-то глупое, когда пришел домой и увидел…
Том сжал кулаки, скрипя зубами и пытаясь не волноваться. Бесконечное ерзанье на стуле только усиливало растущее плохое предчувствие и вину.
Том был уверен, что как только они с Дереком снова начнут общаться и обижать Билла, все тут же вернется на круги своя. Но что-то зудело на краю его сознания, не давая достичь своей цели – и это зудение имело форму худенького мальчика с подведенными глазами, дурацкими волосами и нелепой одеждой.
Его нога нервно стучала по полу, Том неловко вертелся на своем месте. Он не должен был говорить ничего о гусенице: она же не сделала ничего плохого. Доставать Билла через маленькое коричневое существо казалось сейчас почти жестокостью... Но Дерек сказал, что он хочет по-серьезному задеть Билла, и гусеница была единственным источником ярости и вообще эмоций Билла, которые он показал; он таскал эту хрень с ними повсюду. Том даже начал привыкать к ее присутствию; он почти забыл о том, что она была всего лишь школьным проектом.
Вламываться в дом Билла было просто ужасно. А отдать драгоценную гусеницу Дереку – это вообще за гранью зла.
- Это то, что Билл любит больше всего? Ты, наверное, прикалываешься… Я уверен, что мы должны раздолбать гитару.
- Поверь мне, он любит эту хрень гораздо больше, чем гитару, - тихо сказал Том, не глядя на букашку, которую он, по ощущениям, бессердечно предавал.
Дерек хрипло хихикнул.
- Бля, вот же ебнутый… Мы в любом случае должны раздолбать и гитару, на всякий случай. Не могу поверить, что он любит букашку больше, чем ее. Реально, блин, глянь на нее, она же уродливая, пиздец!
- Она не уродливая, тут же рефлекторно возразил Том, не думая о том, что говорит, - Может, просто это ты тупой. – И заткнулся, осознавая, что он только что сказал.
Дерек посмотрел на него и когда понял, что Том больше ничего не собирается говорить, просто пожал плечами, хотя его глаза сощурились.
- Ну как скажешь...
Том не мог поднять глаза, он чувствовал себя таким смущенным. И злым. Очень злым. Он не мог понять, почему он чувствовал сильное желание вырвать банку с гусеницей из ладони Дерека и пнуть ублюдка по яйцам. Но вместо этого он подошел к стоящей гитаре и пробежался пальцами по знакомым изгибам, вспоминая, как он играл на ней под звуки голоса Билла. Ему нравилось быть здесь с Биллом гораздо больше, чем с Дереком.
Но это было в прошлом, это было тогда, а сейчас – другая ситуация.
И сейчас у него была возможность вернуть все назад.
- Нам пора валить. До того… До того, как его мама придет.
Дерек кивнул, его подозрительность вроде бы испарилась.
- Я все еще думаю, что мы должны сломать гитару.
- Нет! – заорал Том.
Дерек посмотрел на него так, словно видел в первый раз, Том тяжело дышал, пытаясь обуздать свою ярость.
- Оставь гитару, давай просто свалим уже, - уже тише продолжил Том, пытаясь вернуть себе самообладание.
- Да, пошли, - согласился Дерек, изображая безразличие, хотя был недалек от того, чтобы обвинить своего напарника в предательстве.
Том хотел свалить как можно быстрее не только потому, что боялся быть пойманным мамой Билла, но и потому, что он с трудом удерживал свою ярость. Соблазн набить морду вновь обретенному приятелю становился все более ощутимым, и Том не знал, как долго еще он сможет удерживать свои конечности вдали от ухмыляющейся физиономии Дерека.
Однако после выхода из дома, вещи стали казаться проще, и легкий ветерок помог Тому остыть. Он начал расслабляться, и его поведение по отношению к Дереку, и все остальное вроде бы начало возвращаться к прежнему состоянию.
До тех пор, пока он не уселся в классе на следующий день и не был полностью раздавлен отсутствием Билла. Как тяжела может быть потеря этой блядской гусеницы? Да, окей, ему нравилась эта букашка, но она все еще оставалась, бесспорно, мерзким созданием природы, хоть и одним самым симпатичным из них.
Он взглянул на Дерека, который спокойно сидел на своем месте, с незаметной улыбкой на губах. Том видел отблески стекла под его партой, он знал, что это гусеница, которая храбро сидит там, в когтях дракона. Том почувствовал отвращение и вынужден был отвернуться.
Блин, ну в чем его проблема?
Это дебильная гусеница.
Просто дебильная гусеница.
У нее нет чувств.
Она просто... И где, блядь, носит Билла?
Словно услышав его мысли, дверь отворилась, и сгорбившаяся, встрепанная фигура вошла в класс, закрыв за собой дверь. Том почти не узнал его. Его волосы были неуложены, на глазах не было косметики, и его одежда выглядела такой… нормальной. Он был одет в серую футболку и обычные джинсы, которым явно не хватало шокирующих аксессуаров, привычных для их обладателя.
Билл стоял, печально опустив глаза, до тех пор, пока учительница не обратилась к нему:
- Билл, ты опоздал. Пожалуйста, сядь на свое место.
Билл не ответил, просто медленно потащился к своей парте, игнорируя взгляды одноклассников. Почувствовав руку на своем плече, он безразлично остановился.
- Ты в порядке, Билл? Ты выглядишь немного больным. Постарайся не простудиться, хорошо?
Никто не шевелился и не болтал. Словно на Земле только что грянул апокалипсис. Билл вскинул глаза на учительницу и выглядел шокированным от того, что на ее лице не было ни следа сарказма. Это казалось почти невозможным, но… она была в хорошем настроении сегодня.
Она оглядела класс, словно спрашивая: “Что?”, но все выглядели слишком ошеломленными, чтобы как-то отреагировать. Ни во время наркозависимости, ни во время преподавательской карьеры, она никогда не была добра к ученикам, не говоря уж о самом одиноком и странном из всех. Билл продолжил путь к своему месту, выглядя немного озадаченным, но все еще грустным и непохожим на самого себя.
У Тома был только один момент, чтобы оценить странное поведение учительницы, прежде чем его мысли вернулись к Биллу и Дереку. Он, наконец, принял решение и, вырвав листок из блокнота, яростно набросился на него с карандашом. Тщательно свернув, он изящно отправил его в полет на парту Дерека. Тот быстро глянул на него, прежде чем медленно развернуть помятую бумагу и прочесть записку:
Ну так что ты собираешься делать с гусеницей???
Дерек улыбнулся и вытащил карандаш из кармана, чтобы торопливо нацарапать ответ и кинуть его Тому.
Том торопливо развернул бумагу и прочитал:
Унесу ее в лес за школой и подожду Билла там
Том перевернул бумажку и написал: Как он узнает куда идти?, перед тем, как бросить ее самодовольно ухмыляющемуся Дереку.
Через несколько мгновений, Том снова разворачивал листок, еще более озадаченный
Он узнает
Том посмотрел на приятеля, чьи глаза были сфокусированы на нем и изогнул бровь. “Он узнает,” – тихо прошептал Дерек и повернулся назад к учителю.
Том мог только предполагать, что Дерек готовит Биллу.

2009-09-12 в 20:24 

Пиа
it takes two to tango
***



День тянулся бесконечно, словно длинная нейлоновая нить, которая никак не порвется, но наконец, вызвав облегченные вздохи студентов, прозвенел звонок.
Одноклассники встали все, как один, и опустошенно вышли из класса, Том был среди них. Он планировал присоединиться к Дереку в лесу, заинтересованный и слегка напуганный тем, что там может случиться. Дерек попросил его пойти, и Том недолго колебался; у него все еще была слабость перед глубокими глазами и дерзкой улыбкой приятеля.
Однако скоро он сбился со своего курса, до того, как вышел в холл. Ему пришлось посмотреть два, а потом и три раза, чтобы убедиться, что ему не мерещится. Объект, который привлек его внимание, невинно сидел на столе учительницы, окруженный потрепанными бумажками и всякой преподской хренью.
Удобно устроившись рядом с карандашницей и степлером, на столе сидела птичка. Крошечный журавлик, сделанный из того, что выглядело как упаковка от сэндвича. Пластиковая птичка всколыхнула что-то в памяти Тома, и он приблизился, чтобы рассмотреть получше.
И тут его словно ударило: это была та самая птица, которую Билл посадил на ветку дерева в тот день, когда они спустили его с холма. Что она тут делает?
- Я могу тебе помочь?
Том вздернул голову на голос, только сейчас заметив учительницу, которая смотрела на него из-за стола. Он бросил взгляд по сторонам, убедившись, что класс пуст, и здесь только он и она.
- Я просто…удивился, откуда у Вас эта птичка на столе…
- Нашла ее валяющейся на улице. А с каких пор ты интересуешься тем, что валяется у меня на столе? – Спросила она, немного ее старого сарказма прорезалось в голосе.
- Я не интересуюсь! Я просто… ну… Она выглядит странновато на вашем столе, в любом случае, - Не удержался Том, пытаясь узнать правду своими дурацкими методами. Он сомневался в том, что у него выйдет, но было очень важно то, что он знает…
- Ну, я никогда не спрашивала тебя о дерьме на твоей парте, так что давай не будем углубляться в обсуждение моего, окей?
- Эээ...
Том быстро соображал, пытаясь найти то, что сказать, чтобы вернуться к теме разговора и не показаться дерзким. Учительница выглядела все более раздраженной с каждой минутой, и, наконец, Том принял решение, показавшееся ему самым разумным благодаря своему безумию: сказать правду.
- Окей, ладно, я видел, как Билл посадил эту птицу на дерево пару дней назад, - сказал он, проглатывая слова и проговаривая их очень быстро, зная, как глупо это может прозвучать.
Учительница открыла рот, но Том опередил ее, отчаянно пытаясь высказать все сразу, пока не струсил.
- И не говорите мне, что это не та же самая, я знаю, что я видел, и это именно она. Зачем вы взяли ее? Это просто кусок барахла, с которым со скуки возился Билл...
Несколько минут тишины, и, наконец, учительница посмотрела на него. Том уже был готов к удару и порядком охренел, когда она начала улыбаться.
- Так ее сделал Билл? Хмм…- Она потерла подбородок, видимо, потерявшись в своих мыслях. – Забавно, когда происходят такие вещи…
- Забавно? А что тут забавного?
Она слегка сузила глаза.
- А почему ты так интересуешься этой птичкой? Или Биллом?
- Я не интересуюсь Биллом! – Раздраженно выкрикнул Том, его щеки пылали. – Я просто… Я хочу знать!
Она посмотрела на него долгим оценивающим взглядом, бегая глазами по его энергичному любопытному лицу, возможно пытаясь определить, удостоить ли его ответом. Том чувствовал себя как на приеме у врача и пытался не отвести взгляд. Наконец, она сделала для себя какие-то выводы и вздохнула, сдаваясь.
- Ты, наверное, будешь удивлен, когда услышишь, это не то, что… я рассказываю всем, я…э… наркоманка.
Последнее слово было произнесено ниже октавы на две, чем остальная фраза, и Том попытался не закатить глаза. Это знали все: ее видели сворачивающей самокрутки каждый день во время перемен и выкуривающей их в обеденный перерыв. Однако, Том пытался вежливо слушать, начиная задаваться вопросом, какого черта он вообще ведет этот бессмысленный разговор.
- Ну и вот, я была, ээ, снаружи, ну ты понимаешь… наслаждалась видом и увидела ее… Птичку, сидящую на дереве. Это было ооочень странно, потому что моя бабушка всегда делала таких птичек и дарила их мне. Я думаю, у меня была целая коллекция… целые сотни. А потом она умерла…
Учительница грустно улыбнулась и посмотрела прямо Тому в глаза. И снова Тома поразило внезапное осознание, что за сарказмом, вечным нытьем и жалобами скрывается реальный человек, тот, кто может чувствовать, смеяться и плакать. Он был весь внимание и терпеливо ждал, когда она продолжила говорить, ее глаза слегка заблестели.
- Я сожгла их все после ее смерти, до последней птички. Я смотрела, как они сворачиваются в пламени… но это не принесло мне облегчения. Вообще-то, от этого стало только хуже, и я знала, что она неодобрительно качает головой вместе с Иисусом. Черт… Она никогда не одобряла то, что я курю, и она была единственной, кто знал об этом. И когда я увидела журавлика, сидящего на ветке, это было, словно она… говорит мне, что все в порядке, понимаешь?
Она внезапно замолчала, всхлипывая и отворачиваясь.
- Чееерт, я вообще не знаю, зачем я тебе все это рассказываю! Для этого у меня есть терапевт… Тебе лучше уйти, Том, твои родители, наверное, ждут тебя.
Том медленно кивнул, но не двинулся с места.
- Вы верите в судьбу? – Внезапно спросил он
- Что? - Прошептала она, ее голос был немного хриплым.
- Судьба. Вы верите, что судьба помогла Вам найти эту птицу?
Она улыбнулась, настоящей искренней улыбкой, и Том подумал, о том, как обидно, что она нечасто так делает.
- Знаешь, с тех пор, как я нашла ее на дереве, я не притронулась к травке. Если это то, что ты называешь судьбой, то, черт возьми, это она и есть.
В первый раз Том улыбнулся ей в ответ, наконец, все понимая. Это был словно рассвет в его голове, свет понимания, осветивший мысли и принесший смысл в его темный запутанный мир. Он чувствовал себя потерянным так долго, а Билл… идеальный Билл… он был прав все это время…
Билл.
Блядь.
- Извините, но мне нужно бежать! – Прокричал Том, вылетая из класса, оставляя учительницу смотреть ему вслед, озадаченную и расчувствовавшуюся. На ее губах все еще была улыбка, и она тихонько хихикнула, аккуратно поднимая журавлика большим и указательным пальцами.
-Забавные дети… - пробормотала она, маленькая слеза скатилась по ее щеке.

2009-09-12 в 20:26 

it takes two to tango
Глава 10


Том бежал на пределе своих сил, в ужасе от того, что он может увидеть, сбегая вниз к холму и к лесу. И он продолжал мчаться, пока все его тело не начало болеть от напряжения.
Он приблизился к склону холма и чуть ли не кубарем покатился вниз, но его это особо не волновало, ведь такой вид спуска был явно быстрее. Он рванул к лесу, проклиная свои мешковатые штаны, которые все норовили свалиться. Его кепка уже давно улетела в неизвестном направлении, хотя сейчас Том вряд ли мог думать еще и об этой фигне.
Он должен был найти Билла до того, как до него доберется Дерек…
Наконец, ему начали встречаться деревья, сначала маленькие кустики, которые быстро сменились более мощными, с огромными стволами и ветками. Он слышал голоса, один из них был высоким и даже писклявым, второй – грубым и низким. Высокий голос звучал так, словно его обладателю было больно: он громко вопил и практически визжал. Том начал беспорядочно повторять про себя какую-то мантру типа: ‘пожалуйста, господи’ и задался вопросом, как же сильно он отгребет от Дерека, прежде чем сможет заставить его уйти.
Но еще до того, как Том закончил подсчитывать время, которое он проведет в больнице, и то, каким будет выражение лица его предка, в пределах его видимости появилось два человека, и один из них, даже в своей серой одежде, несомненно был Биллом.
- Отдай ее мне! Она не твоя, а моя! Это моя гусеница! Отдай ее!
В ответ на это послышался смех, и Том увидел Дерека в нескольких футах от себя, держащего банку прямо над головой Билла, который прыгал, тщетно пытаясь достать ее.
- Ну так отбери ее!
- Ты знаешь, что я не могу! Зачем ты делаешь это? Она же ничего тебе не сделала!
- Это просто букашка! А ты гребаный пидарас! – Выплюнул Дерек и толкнул Билла в грудь, заставив тонкую фигурку отлететь назад, но Билл не собирался сдаваться. Он вернулся в прежнюю позицию и махнул кулаком, промахиваясь на все сто.
Дерек почти лениво уклонился и снова толкнул Билла, на этот раз в спину. Тот упал на четвереньки, съеживаясь, когда его лицо ударилось о твердую землю. Дерек навис над ним, придавив ногой, Билл изо всех пытался вырваться и встать.
- Нет! – Заорал Том, наконец, взяв себя в руки, его страхи словно остались позади.
- Том! – Пропищал Билл, его несчастное лицо тут же прояснилось, сквозь грязь на лице засияла улыбка. – Ты пришел!
- Заткнись, гений, он не к тебе пришел, - довольно ответил Дерек, нажимая ногой на спину Билла и заставляя того рухнуть назад в грязь. Он ухмыльнулся, и Том был шокирован тем, какая ненависть может полыхать в глазах этого человека.
- Заткнись! Том пришел ради меня, я знаю это! Том! Скажи ему! Скажи ему, чтобы он вернул мне мою гусеницу!
Дерек оглушительно расхохотался.
- Ты просто дебил. Это была его идея – спиздить твою гусеницу, придурок! Когда же ты это поймешь? У тебя нет друзей!
- Том? – Билл почти хныкал, его глаза умоляли, хотя в них, казалось, что-то умерло.
- Что? – Выдавил Том, поворачиваясь к Биллу. – Нет, Билл, я не хотел этого, клянусь…
- Чувак, о чем ты ваще говоришь? Это же ты рассказал мне про эту хрень! – Он слегка потряс банкой, и крохотное создание ударилось пару раз о стеклянные стенки. – Ты все круто провернул, брателло. Я всегда знал, что единственным другом Биллу может быть только кто-то настолько же ничтожный…
- Дерек, дай мне гусеницу, - отчеканил Том.
- Зачем мне это делать? Вот так гораааздо веселее, - ответил Дерек, держа банку перед глазами Билла и снова ее потрясывая. Однако, Билл выглядел слишком отчаявшимся, чтобы попробовать отобрать ее, он просто смотрел на крошечную букашку внутри, и маленькие жемчужные слезы катились по его щекам.
- Отъебись от него! – Наконец, заорал Том и рванулся вперед, толкая Дерека изо всех сил. Тот покачнулся, банка чуть не выпала из его пальцев.
- Оу… - Дерек замолк, больше не улыбаясь. – Что это было? Я думал, мы вместе это замутили, Том…
Его тон был мягким и саркастичным, но угроза чувствовалась на поверхности. Том уловил ее, но теперь ему было уже все равно.
- Хватит, я сказал! Отдай мне чертову гусеницу!
Дерек снова засмеялся, но на этот раз радости в смехе не было. Это был холодный, пустой звук.
- Ты собираешься драться со мной за нее, Том? –Выдохнул он, его глаза сверкали. – Я из тебя лепешку сделаю.
Внешне Том держался, хотя его сердце бешено колотилось в грудной клетке. Он заварил всю эту кашу, и он все исправит, даже при этом ему переломают все кости.
- Давай сюда.
Дерек помолчал, изучая лицо Тома, его зрачки сузились, как у змеи. Внезапно, он улыбнулся и протянул ему банку, другая рука поднялась в примирительном жесте.
- Ладно, забирай, - просто сказал он, протягивая ее.
Том колебался. Он не думал, что все будет так просто. Он ожидал еще препирательств, но Дерек теперь нетерпеливо тряс банкой перед Томом.
- Давай, забери ее. Мне она больше не нужна.

2009-09-12 в 20:27 

Пиа
it takes two to tango
Дерек все еще улыбался своей кривой улыбкой, но Том подумал, что она ничего особенного не значит. Он протянул руку, и его пальцы коснулись стекла. Если бы ему не промыло мозг этим школьным проектом, он бы точно увидел кулак, летящий словно из ниоткуда, ударивший его в голову.
Его пальцы сорвались с банки и неловко прижались к телу. Изо рта хлынула кровь, и он сплюнул, держась за щеку. Его лицо горело, вся голова пульсировала, кровь продолжала заполнять рот, душа его.
В воздухе раздался яростный вопль, и Том почувствовал движение за собой. Он обернулся, перед глазами все искрилось от удара. Когда он смог сфокусировать взгляд, он увидел, что место, на котором лежал Билл, пусто, а его фигурка вцепилась Дереку в лицо. Банка лежала в нескольких футах от них, разбитая вдребезги, гусеница, без сомнения, была похоронена под листьями.
Время, казалось, замедлилось, когда Том сделал шаг вперед и увидел, что Дерек хватил Билла за хрупкие плечи, отбрасывая его от себя. Тот отлетел назад, не в состоянии сопротивляться человеку, который был в два раза выше и тяжелее. Он упал, его тело выгнулось и глухо ударилось о землю, этот звук отозвался дрожью глубоко в душе Тома, и наступила тишина.
Билл не поднялся.
Тишина начала давить, Билл неподвижно лежал на земле. Том ждал, когда он встанет, отряхнет свои штаны и ослепит его одной из своих зубастых улыбок, но тот все еще лежал, словно бревно.
- Билл? – Позвал он.
И снова ничего.
Тому не хотелось подходить и видеть мертвые глаза, глядящие на него. Он хотел стоять и ждать вечно, пока Билл не встанет и не скажет, что с ним все в порядке, и его кретинский оптимизм снова при нем. Если Том подойдет, это будет значить, что что-то не так, а ничего не могло быть не так, потому что Билл был в порядке. Билл всегда был в порядке. Билл был…
- Билл! – Том, наконец, заорал и подбежал к нему, его замороженное тело сейчас было словно сломано.
Он поспешно упал на колени и перевернул Билла, боясь того, что он может увидеть.
Глаза Билла были закрыты, красная струйка сочилась из носа и левой щеки. В его волосах была ужасная глубокая рана, а тело безвольно расслабилось в его руках.
Дыхание Тома сбилось в горле, его пищевод словно сжался от ужаса. Это не могло случиться… Не Билл, кто угодно, но не Билл…
- Нет, Билл, пожалуйста, очнись, пожалуйста, пожалуйста, очнись, Билл, я прошу тебя…
Билл отказался ответить на просьбу Тома, его глаза оставались упрямо закрытыми.
- Не умирай! – Завывал Том. – Пожалуйста, не умирай! Ты не можешь умереть… - Последнюю фразу он прошептал, прижимая тело Билла ближе к своему.
Единственная разумная мысль вдруг просочилась сквозь его горе, заставив его поднять голову. Дерек застыл на расстоянии от него с расширенными глазами, все его тело сотрясалось от дрожи.
- Дерек! – Крикнул Том. – Дерек, ты должен позвать на помощь! Ему нужен врач! Я прошу тебя, позвони 911 или еще куда!
Дерек не двинулся с места; он казалось, примерз к одному месту, его взгляд не отрывался от крови на лице Билла.
- Н-нет, я не… Он не… Я не…
- Дерек, ему нужна ебаная скорая! Срочно!!!
- Оу… нет, нет… О боже… Боже… Я убил его… Я у-убил его…
- Блядь, ну не истери, только не сейчас!
Дерек выставил руки перед собой, отгораживаясь в страхе, дрожа, как лист.
- Кровь… так много… к-крови…
Том не мог в это поверить. Дерек хныкал, пятясь от них, на его лице был невероятный испуг от крови Билла. Из всех вещей, которых можно бояться…
Как там Билл всегда говорил? Имей веру… Поверь в судьбу…
Том сунул руку в карман и нащупал что-то мягкое. Он с трудом вытащил эту штуку, другой рукой все еще прижимая к себе бессознательного Билла, и с удивлением увидел куклу, которую Билл отдал ему в поле приличное время назад. В тот самый день, когда он лечил его насчет того, что нужно иметь веру.
- Где ты взял ее?
Том поднял глаза, не потому что Дерек подал голос, а из-за изменения этого голоса. Он был высоким и детским, почти смехотворным для парня, который имел шесть футов роста и носил слишком большую для него одежду.
- Это? – Изумленно спросил Том, приподнимая куклу.
Дерек уставился на нее, пораженный тем, что видел. Его глаза были влажными и полными грусти. Он словно потерял дар речи.
Том переводил взгляд от куклы в своем кулаке к печальным глазам Дерека. Он не знал, сработает ли это, но он должен был попробовать ради Билла…
- Ты хочешь ее, Дерек? Хочешь куклу? – Отчаянно спросил он, его голос срывался на панические оттенки.
Дерек кивнул, его поведение стало еще более детским, невероятно контрастирующим с его обычным имиджем плохого мальчика. Он выглядел таким потерянным, с расширившимися глазами стоящим среди высоких деревьев непонятно где.
- Иди вызови скорую, Дерек! Я отдам тебе куклу, если ты приведешь сюда скорую!
Что-то словно щелкнуло в мозгу Дерека. Он вернулся в свой пятнадцатилетний возраст, уставившись на Билла, складывая два и два.
- Скорая… точно. Я сейчас вернусь! – Коротко бросил он, и Том, наконец, увидел, как он несется на вершину холма на полной скорости, оставляя его наедине с Биллом.
Том сжал куклу в одной руке, другой баюкая голову Билла на своих коленях.
Это его вина… Он уже потерял мать и отца; если он потеряет еще одного человека из-за своей тупости… Он не знал, что он будет делать…
Он даже не пытался сдержать слез в этот раз, позволяя им свободно капать и смешиваться с кровью Билла. Он не сдерживался; он был слишком отчаян, раздавлен. Между рыданиями он повторял имя Билла, изо рта которого все еще текла кровь, надеясь, что, слыша свое имя снова и снова, тот очнется.
- Билл… Билл… Что же я с тобой сделал… Что я натворил…
Он раскачивался взад и вперед, рыдания сотрясали все его тело, разрывая его душу на части, как собака свою игрушку.
- Мне так жаль, Билл… Так жаль…
Он был таким идиотом. Таким слепым, но таким счастливым с Биллом. Как же все пошло кувырком? Билл со своей наивной внешностью и яркими понимающими глазами… Его странный стиль вызывал много вопросов, но так было со всем, что имело отношение к нему. Это как раз и делало его таким загадочным человеком. Это делало его тем, кем он был.
Он не был странным или фриком, он просто был… другим, уникальным. Нет, он был лучше всех остальных лузеров, которые не делали ничего, кроме того, что от них ожидают. Он принадлежал сам себе и не пытался целенаправленно кому-то понравиться.
Почему никто не видел всего этого? Как все могли быть такими слепыми? Это потрясающий человек всегда был здесь, как роза среди шипов, и не было никого, кто бы мог восхититься им.
А сейчас может быть уже поздно.
На заднем плане завыли сирены, красные отблески окрасили лес в темно-красный цвет, такой же, как кровь, покрывающая лицо Билла и руки Тома.
Том положил куклу на грудь Билла, всхлипывая и поглаживая его щеку, желая вдохнуть немного жизни в человека, лежащего в его руках, хотя знал, что это не поможет. Его пальцы наткнулись на что-то на шее Билла, и его живот тут же скрутило. У него был пульс! Он был медленным, но вполне устойчивым.
Билл был жив!
У него еще был шанс… Том не мог вспомнить, когда еще он так страстно молился. Ни когда его отец ударил маму по лицу в первый раз… Ни когда она поскандалила и хлопнув дверью, ушла из дома, прихватив половину всех вещей…Ни когда Том лежал ночью без сна и плакал, пытаясь абстрагироваться от звуков, которые издавал его отец, трахающий очередную шлюху…
Он просто должен был поверить.
С холма начали спускаться люди, двое из них, одетые в белые халаты, несли носилки и еще какую-то хрень.
Они попытались вырвать Билла из рук Тома; он не хотел уходить, но после кратких уговоров, они аккуратно положили Билла на носилки, а Том стоял рядом, беспомощно наблюдая за этим. Кукла снова оказалась в его руке, и он сжал ее мертвой хваткой, словно она была единственной ниточкой к Биллу, которого уже унесли.
Во всем этом шуме и суматохе, никто не вспомнил о гусенице, которая навечно упокоилась под листьями, которые тогда в поле собрал Том.

2009-09-15 в 21:43 

Пиа
it takes two to tango
Глава 11


Том добирался до больницы на двух автобусах. День уже близился к концу, но он никак не мог вырваться из школы раньше.
После того, как Билла увезли, чтобы вылечить и, он надеялся, привести в сознание, твердая, но вполне доброжелательная рука сжала плечо Тома, и тот обернулся, глядя прямо в старое морщинистое лицо директора школы.
- Здесь полиция, у них есть к тебе разговор. Пойдем в школу. Кстати, они уже немного поболтали с твоим дружком Дереком. – Сказал он.
Том молча последовал за ним, все его внутренности словно замерзли от ужаса. Он крепче сжал в руке маленькую куколку и потащился за директором вверх по холму, его живот скрутило, когда он заметил пару патрульных машин с работающими мигалками у входа.
Он словно летел в пропасть. Если бы он защитил Билла раньше, если бы не сказал Дереку про гусеницу, если бы вел себя как человек, а не как полный ублюдок… Если, если, если… Так много «если»…
А сейчас было слишком поздно что-то менять. Из всех этих путей он выбрал тот, который испортил все по максимуму. А сейчас Билл умирал в реанимации, и это была его вина, потому что он был не в состоянии изменить хоть что-то из этих «если» за последние дни. Том повесил голову, несчастный и злой на себя за то, что позволил всему выйти из-под контроля.
Они подошли к школьному входу, когда двери открылись, и из них вышли трое полицейских в сопровождении подавленного и выглядящего совсем ребенком Дерека.
- Все в порядке, - сказала одна из женщин-полицейских и крепко сжала одну из рук Дерека, закованных в наручники. – Этот только что рассказал нам все. Всю историю. О том, как он издевался над потерпевшим, и как этот мальчик пытался остановить его. Мы забираем его в участок, но у нас все еще есть вопросы ко второму, - она кивнула в сторону Тома.
- Сколько раз мне надо повторить? Том ничего не сделал! Он просто сунул нос не в свое дело. Как будто мне нужна помощь от такого сосунка… - Вспыхнул Дерек, посылая наигранно-раздраженный взгляд в Тома.
- Да, ладно, мы поняли, - заворчала полицейский, сердито чавкая жвачкой, и потянула Дерека за руку к машине.
- Подождите! – В последний момент заорал Том, когда Дерек уже засунул голову в салон. Он не забыл свое обещание…
Том бросил куклу Дереку, который поймал ее, словно загипнотизированный крошечной копией человека.
- Ты… ты уронил это… - Неуверенно сказал он, хотя оба они знали, что это ложь, но Том точно не мог быть откровенным в компании учителей и полицейских.
Дерек, казалось, боролся с глубокими эмоциями внутри и не ответил. Он просто кратко кивнул, избегая любопытного и сочувствующего взгляда Тома, и опустил глаза на потрепанную игрушку. Он аккуратно сжал ее, приглаживая выбившиеся волоски и любовно поправляя пуговки на кукольном платье.
- С-спасибо… - Наконец выдавил он шепотом, не отрывая глаз от куклы. Он шмыгнул носом и, без каких-то прощальных слов, нырнул в машину, Том заметил слезу, скользнувшую по его щеке, крошечную и словно ненастоящую, словно ее обладатель так редко плакал, что забыл, как это делается.
Том наблюдал, как дверь машины захлопнулась, и она отбыла в совершенно неинтересном ему направлении. Остальные полицейские стояли позади него и дружелюбно улыбались.
Они должны были задать ему вопросы; это было частью их работы. Но, к счастью, все прошло быстро, и Том лишь монотонно повторил то, что сказал Дерек, стараясь закончить все поскорее.
Да, он видел издевательства и попытался помочь. Да, он и Дерек были друзьями. Да, он дружил и с Биллом тоже. Нет, нет, он не знал, что Дерек может зайти так далеко.
Том сжал зубы, чтобы не сболтнуть чего-то лишнего. Время шло, а ему жутко хотелось убедиться, что с Биллом все в порядке.
Глупый, странный Билл, который чуть не последовал за своей гребаной гусеницей. Глупый, двинутый Билл, который сделает что угодно для кого угодно, если этот кто-то будет верить. Глупый, глупый, заботливый Билл…
Он не знал, зачем ему нужно проведать его. Билл, скорее всего, ненавидит его теперь и если увидит возле своей постели, то Том может стать причиной чего-то серьезного, типа сердечного приступа… Ему стоит пойти домой, реально, и забыть обо всей этой истории.
Но ноги все равно привели его сначала на остановку, а потом и к ступеням больничного крыльца. Он спросил на ресепшн, где лежит Билл Каулитц, и молодая девушка, зевнув, сказала ему, куда идти, тут же вернувшись к своему дебильному журналу.
Том пытался не нестись слишком стремительно по коридорам, опасаясь врезаться в пациентов и их родственников, которые слонялись тут и там, но все же толкнул одного старика на ходунках, пытаясь добраться до Билла как можно быстрее и в то же время показаться тактичным.
На лифте было бы слишком долго: он выбрал ступеньки.
Перепрыгивая через одну, он как мартышка проскакал весь путь до нужного этажа, сбив дыхание, остановился на миг, чтобы собраться с духом, перед тем как открыть дверь. Он прижался лицом к стеклянному окошку, тяжело дыша и морщась.
Еще не поздно; он все еще может повернуть назад. Он может пойти домой, вернуться к нормальной жизни, которой он жил до того, как вся эта биллофигня с ним случилась. У него все еще куча друзей, и теперь, когда Дерек самоустранился, он наверняка будет новым школьным королем. Все знают, что Том был правой рукой Дерека, и не будет никаких вопросов о его положении в иерархии среди старших классов. А еще он вернется к своему горе-отцу, который является константой в его жизни. Вообще-то, еще пять лет, и он наконец-то сможет съехать и быть сам по себе. Все не так уж плохо.
Но если он сейчас уйдет, но потеряет одну вещь в своей жизни, которая имела смысл только благодаря своему очевидному безумию. Это не было фактом; это было ощущением. Билл со своей застенчивостью, румянцем и зубастостью всегда как-то… прояснял все своими словами. Ничего из его речей не подчинялось логике, но все же, при всей своей бредовости они казались такими правильными…
И если Билл был таким двинутым, то как насчет журавлика?
И что насчет куклы?
Эта игрушка возможно спасла жизнь Биллу. Дерек словно потерялся в своих мыслях, провалился в кроличью нору, но кукла как-то вытащила его. Это был не первый раз, когда Том заметил эту странность. Дерек, главный школьный отморозок, был словно приручен игрушкой для маленькой девочки…
Эта смехотворная ситуация вырвала из него короткий смешок, который он тут же оборвал, почувствовав его ненормальность. Честно говоря, Том подумал, что становится истеричкой.
Он пару раз ударился головой об дверь, выжидая, все еще решая, как поступить. Он стоял, прижавшись лбом к стеклу, с рукой на дверной ручке.
Наконец, до того, как он мог снова передумать, Том повернул ручку и вошел в чистый белый холл. Его мозг был словно свинцовым, он даже думал с трудом. Но он неуклонно шагал вперед, надеясь, что его ногам хватит силы, чтобы привести его к палате Билла.
Он помнил номер палаты, но это знание ему не понадобилось; вскоре он заметил кого-то сидящего в кресле, рыдаюшего в бумажный платок. Том почувствовал, что его сердце провалилось в живот, вся решимость рассыпалась.
К сожалению, у него не было времени развернуться и сбежать незамеченным, женщина подняла голову и улыбнулась, подзывая Тома к себе. Полный страха, Том ответил на улыбку и сел в свободное кресло рядом с Симоной, отчаянно желая стать невидимкой.
- Здравствуй, Том, я рада тебя видеть, милый. Билл в операционной с тех пор, как его привезли. Они сказали, что у него небольшой перелом костей черепа, но они не думают, что есть какое-то повреждение мозга. Обычный треп врачей, я не поверю в это, пока мой Билли не обнимет меня… - Сказала она сквозь слезы.
Том был поражен тем, как спокойно она говорила, хотя рыдала пару секунд назад.
- Я очень рада, что ты пришел, Том. Я думаю, Билл будет очень счастлив тебя увидеть. Я… Я думаю ты единственный его настоящий друг…
Том поднял глаза, теплота в глазах Симоны наполнила его эмоциями. Ее улыбка сквозь слезы – это слишком много для него, он чувствовал, что не заслуживает этого. Его сердце заколотилось, и он отвел глаза, вина придавила его так сильно, что он напрягся в кресле, боясь, что она его доконает.
- Я не думаю, что дети любили его, ведь он был… особенным. Он никогда не рассказывал мне, но мама всегда знает. Он всегда приходил домой с новыми синяками и порезами, но никогда не говорил мне, что случилось. Он всегда говорил, что упал…или находил какие-то другие оправдания, но я знала, что происходит. Я всегда чувствовала себя ужасной матерью, но как я могла что-то предпринять, если мой сын никогда не признавался мне, что происходит? Я подолгу говорила с ним об этом, но он всегда был таким оптимистом, таким счастливым…Если бы не ушибы, я бы никогда и не заподозрила ничего… - Она замолчала, разрыдавшись и спрятала лицо в платок, чтобы успокоиться и продолжить.
- Он был очень счастливым, - твердо сказал Том, чтобы заполнить тишину. Он не мог посмотреть на нее, когда знал, что она будет смотреть на него с теплотой, которой он не заслужил.
- Да. Иногда я удивляюсь, какая мне выпала удача, благословение таким прекрасным мальчиком. Знаешь, он много о тебе говорил; было здорово наконец-то увидеть тебя живьем. Я не знаю, как отблагодарить тебя за то, что ты здесь, Том, за то, что принимаешь его таким, какой он есть. Он такой невинный… и через столько прошел… Я не знаю, если… если бы не ты…
Еще одно рыдание прервало ее речь, и она промокнула влажные глаза, икая.

2009-09-15 в 21:44 

Пиа
it takes two to tango
- Он говорил обо мне? – Наконец, спросил Том, его лицо исказила боль.
- О да, все время. Каждый раз, когда он приходил домой из школы, он всегда рассказывал, какой Том офигенный. Он был так взволнован, когда ты согласился делать с ним проект, он постоянно говорил об этом.
Несмотря на ее добрую улыбку и мягкий голос, что-то в ее словах не срослось с его воспоминаниями, какие-то мелкие детали, и он задумался, пытаясь понять.
- Как… Как долго он уже обо мне говорит?
Она рассмеялась, нежным музыкальным колокольчиком.
- Мне жаль, что я проболталась, может быть, Билл хотел сохранить это в тайне, - Симона подмигнула. – Довольно долго, думаю, около пары месяцев… Я помню первый раз, когда он пришел домой абсолютно счастливым, потому что встретил тебя, и никак не мог прекратить говорить об этом. Он сказал, что ты поболтал с ним в столовой, и это украсило его день. Наверное, это случилось тогда, когда вы двое начали дружить…
Она погрузилась в счастливые воспоминания о детстве Билла, сделав Тома намного более отвратительным для себя, чем раньше. Симона была так блаженно, так глупо неосведомленной. Она ничего не знала…
Но словно ударило Тома то, что Билл говорил о нем маме несколько месяцев, хотя они начали работать над проектом всего три недели назад. Это значило, что Билл заметил Тома задолго до того, как тот по-настоящему разглядел его.
В тот раз в столовой Том действительно говорил о Билле в первый раз, но он отцензурил тот случай по полной программе. Том назвал Билла педиком тогда, и это было началом долгой серии издевательств. До проекта, это вообще был единственный вид контакта между ними, но он все же приходил домой каждый день и нахваливал его перед матерью...
Поступки Билла были слишком чудовищными для Тома, который сейчас и так был эмоционально нестабильным. Он натворил столько всего, причинил столько боли, а Билл все равно видел его в положительном свете. Том не мог понять… Как только он начал думать, что все имеет свой смысл, получил вот этот удар, пробивший его броню и оставивший уязвимым и словно голым.
Он встал. Он должен свалить отсюда. Это душило его.
- Ты уходишь? – Спросила Симона, ее глаза все еще были влажными.
- Да, мой… Мой отец, наверное, будет волноваться. Я просто хотел убедиться, что Билл в порядке и…
Том неловко замолк, неуверенный, что его оправдания будут достаточными, чтобы объяснить его побег. Но Симона поняла.
- Да, уже довольно поздно. Возвращайся завтра, Биллу сделают операцию, и если он не будет спать, я уверена, он будет рад видеть тебя.
Том очень сомневался в этом.
- Да…Ну ладно..ээ… до свидания, - Он отвернулся, чтобы уйти, когда мягкая рука остановила его, придержав за плечо.
Симона встала, изящная, как лебедь, и притянула Тома в любящие объятия, которые может дать только мама. Том не знал, что делать. Второй раз эта женщина, которая совсем не знала его, принимала его, как сына. И все, что он мог сделать – просто стоять, наслаждаясь ее теплом.
- Спасибо тебе огромное за то, что пришел. Ты не знаешь, как много это значит для меня… и для него… - Мягко прошептала она, ее голос дрожал от эмоций.
Его сердце готово было разбиться, глаза увлажнились. Ему потребовались все силы его тринадцатилетнего тела, чтобы не сломаться окончательно и не разреветься, как ребенку. Он столько всего сделал ее сыну, бил его, дразнил, а она верила, что он ангел, посланный с небес, чтобы порадовать ее единственного ребенка.
Это было так неправильно.
И вот, до того, как он осознал это, его руки сжались на ее плечах, и он задрожал, обнимая ее и, наконец, позволяя пролиться слезам. После всего, такая простая вещь, как объятие, стала достаточной, чтобы успокоить его усталую душу. Так здорово было чувствовать заботу о себе взрослого, он не получал этого ни разу в жизни. Он позволил себе отдаться эмоциям, разревевшись, а Симона покачивала его и что-то нашептывала, как может только мама.
Она удерживала его, пока он не успокоился. Он расстроился, когда увидел мокрое пятно на ее плече, в том месте, куда он уткнулся, но она, вроде бы, ничего не имела против.
- Ты уверен, что нормально доберешься домой? Я могу подвезти тебя.
- Нет, все нормально. Когда Билл проснется, ему нужен будет кто-то, и это должны быть вы. – Прохрипел Том, медленно возвращая себе голос.
Он быстро вытер глаза рукой, быстро застыдившись своего порыва, но Симона не подала виду, что что-то не так, и вернулась на свое место.
- Ну хорошо, - сказала она, все еще улыбаясь. Он заметил, что ее щеки снова мокрые от свежих слез, но эти были от счастья. Большая разница… Эти слезы были символом того, что все будет хорошо.
- До завтра, - пробормотал Том и отвернулся, чувствуя себя гораздо лучше, хотя знал, что его сердце перестанет ныть, когда он узнает, что Билл жив и здоров.

***

Следующим утром Том не пошел в больницу. Вместо этого он направился на знакомое поле, на котором он и Билл провели столько времени разговаривая, смеясь и узнавая друг друга. Он шел сквозь высокие стебли травы, касаясь их верхушек, его дреды свободно лежали на спине, не закрепленные ничем. У него была резинка в одном из глубоких карманов, но здесь, на природе, он хотел быть как можно дальше от цивилизованного мира.
Он чувствовал, что Билл бы это одобрил.
Было еще рано, солнце ползло к зениту и птицы хором счастливо пели, Моцарт мог только мечтать о такой музыке.
Том закрыл глаза и вдохнул свежий воздух. Лицо Билла всплыло перед его глазами, без теней и подводки, просто Билл, в своих дырявых джинсах и ослепительной желтой футболке с черепом, которой он так гордился. У него была зубастая улыбка, большие невинные глаза и пылающие щеки. Он мысленно вырисовывал черты лица и рук Билла, оставшиеся в его памяти, пытаясь вспомнить все как можно четче.
Когда он, наконец, открыл глаза, изображение задержалось на его сетчатке, это было так, словно Билл стоял рядом с ним, как Том и представил себе. Но вскоре воспоминание рассеялось, и Том снова остался один, среди мирной растительности матери природы, окруженный лишь птицами, пчелами и букашками.
Опустившись на колени в грязь, он начал копаться в земле.

2009-09-15 в 21:44 

it takes two to tango
***


Билл проснулся в чистой белой кровати и больничной пижаме. С трудом открыв глаза, он попытался сесть, но его накрыла волна головокружения. Он поднял руки, хватаясь за голову, и почувствовал мягкую марлю в том месте, где врачи перевязали его рану. Что...?
Воспоминания начали возвращаться, одно за другим, принеся головную боль и пульсацию.
Пульсацию от счастья.
Том пришел спасти его! Том появился в самый последний момент и оттолкнул Дерека! Том и правда волновался!
Для Билла это было невероятной победой, медалью после быстрой гонки.
Пока Билл не вспомнил полную картину случившегося.
Том был единственным, кто мог сказать Дереку о гусенице, тем, кто придумал отнять ее. Грусть накрыла Билла также быстро, как и счастье, у него больше не было желания вставать с постели.
Удивительно, но Билла задело не предательство, а неприятие Тома. Билл думал, что может быть… ну может… все может сложиться лучше. Он разбудил все свои надежды, думал, что они смогут стать друзьями… Ну, может и не друзьями, но хотя бы знакомыми. Все шло так хорошо…
Но нет, Том не хотел Билла, он никогда не хотел быть с ним…
Все это время, Билл думал о каждом контакте, каждый взгляд мог стать тем ключом, который сможет сблизить его с Томом. Он на своем опыте знал, что лучше всего позволить всему идти своим чередом, но в этот раз все пошло совсем не по сценарию. Он разрушил все и теперь Том презирает… нет, ненавидит его. Биллу хотелось побиться головой об что-нибудь, несмотря на то, что боль и так стучала по его мозгам.
Он потер глаза, чувствуя себя голым без подводки. Он был грязным, ему жутко хотелось в душ, но головная боль вкупе с депрессией приковала его в кровати.
Было даже странно чувствовать себя настолько сдавшимся.Билл не мог вспомнить, когда он в последний раз поддавался тоске. Вера в лучшее была не только его философией, но и его образом жизни, его религией. Долгое время Том был его надеждой, а сейчас не было ни Тома, ни надежды. В его небе больше не было просвета; все затянуло унылыми серыми облаками, предвещающими только дожди.
Задрожав, Билл съежился под одеялом и повернулся спиной к двери, его головная боль начала стихать. Он услышал, как клацнула и отворилась дверь, но не имел ни малейшего желания знать, кто это. После такой долгой эйфории он почувствовал почти облегчение, когда его накрыло уныние.
Он не хотел говорить ни с кем. Кроме Тома. Он хотел бы услышать его голос, обращенный к нему, даже если он просто снова обзовет его педиком. Почувствовать его прикосновения, пусть и очередные пинки и удары. Он почти скучал по неловкой любви-ненависти между ними, потеря которой причинила ему такую сильную боль.
- Билл?
Билл улыбнулся. Он почти услышал, как его имя слетает с губ Тома, сказанное тем тоном, который появился, когда они стали почти друзьями. Это слегка пришибло его.
- Билл, ты не спишь?
Он дернулся и обернулся.
Это не было его воображением; Том неловко мялся в дверях, в одной руке у него был пакет, второй он вцепился в низ своей мешковатой черной футболки. Он был без кепки, дреды были убраны в конский хвост дурацкой повязкой. Это заставило Билла меньше париться из-за собственного отсутствия макияжа.
Оба были уязвимы и открыты в этот момент, сбросили свои маски. Просто Том и Билл.
- Ты пришел, - пискнул Билл, все еще не веря, и сел, игнорируя возвращающуюся головную боль.
- Угу… Пришел… - Том неловко улыбнулся, нервно покусывая колечко пирсинга.
- Меня еще ни разу никто не навещал.
Том смущенно опустил голову. Ему потребовалась вся его смелость, чтобы прийти, он боялся реакции Билла больше всего на свете. Однако тот снова приветствовал его своей улыбкой, торчащие резцы делали его жутко похожим на кошку. Он только сейчас понял, как скучал по этой улыбке.
Он молча протянул пакет Биллу, чувствуя, что его лицо запылало. Это был нереально тупой подарок, но это был единственный способ показать, что он чувствует, не путаясь в неловких словах. Он надеялся, что Билл поймет, кто, если не он?
Билл взял пакет и с любопытством заглянул внутрь, его взгляд метнулся от подарка обратно к красному лицу Тома. Он вытащил из пакета стеклянную банку и тут же радостно завизжал, увидев пушистую желтую гусеницу, дремлющую на груде листьев и травы.
- Я… Я знаю, это тупо… Я просто подумал… ну… раз та гусеницу… Ну ты понял… Черт, это так глупо… - Неуклюже бормотал Том, не глядя ни на гусеницу, ни на Билла, чувствуя себя полным дебилом.
- Она прекрасна, - проворковал Билл, счастливо разглядывая крошечное существо. Он улыбался от уха до уха, и Том не мог смущенно не улыбнуться в ответ; радость Билла была заразной.
Между ними повисло короткое молчание.
- Я очень счастлив, что ты пришел, - прервал тишину Билл, его голос смягчился. – Я… Я не думал, что ты придешь. Я думал, ты злишься на меня.
- Что? – Неверяще воскликнул Том. – Злюсь на тебя? За что мне на тебя злиться?!
- Ну, может ты подумал, что я становлюсь надоедливым или еще что… Ну, поэтому ты и… ну ты понял…
- Я совершил ошибку. – Тут же вставил Том. – Я не должен был так поступать. Это было тупо и жестоко… Дерек просто идиот, ты единственный, кто имеет право злиться, Билл. Я просто не понимаю тебя иногда…
Билл ухмыльнулся.
- Ты никогда не понимаешь. Я всегда должен все тебе объяснять. Глупый Том.
- Заткнись, Билли.
- Это ты заткнись, Томи.
Мальчики улыбнулись.

2009-09-15 в 21:45 

Пиа
it takes two to tango
- Но одну я вещь я все-таки понял.
- Да ну?
- Угу…
Том замолк, собираясь с мыслями.
- Вся та хрень, которую ты мне говорил о вере и остальной фигне… Это не так уж и бредово, по-моему… Это даже забавно; помнишь ту куклу, которую ты мне дал? В поле?
- Конечно.
- Ну и вот, в лесу, когда ты… эмм… лежал на земле… Я показал ее Дереку, он так странно отреагировал. Он вел себя реально глючно, а когда увидел ее, он типа успокоился и стал нормальным. А потом, когда я ему ее отдал, он разревелся. Это было пиздец, как странно… Я никогда не видел, чтобы он плакал…
Билл вздохнул, наблюдая, как пушистая гусеница ползет вниз по листу, хотя и не видя ее толком.
- Дерек через много прошел…
- В смысле?
Билл еще немного поразглядывал гусеницу, прежде чем посмотреть Тому прямо в глаза.
- Его младшая сестра умерла от рака, ей было шесть лет.
- Что??
- Ага… Билл кивнул. – Он очень любил ее, но она была такой слабой и просто… скончалась. Он очень тяжело это переживал, я думаю, что он… винил себя, хоть и не мог ничего сделать.
- Черт, - Том был шокирован. – Я… бляяя…
Они замолчали, погрузившись в свои мысли, Том пытался переварить информацию.
- Откуда ты все это знаешь?
- Потому что… - Билл запнулся. – Потому что мы были лучшими друзьями довольно долго. Мы всегда играли в лесу за школой и присматривали за его сестренкой, она была всего на год младше меня. А когда она умерла, он очень изменился, и мы перестали общаться. Он завел новых друзей, а я… нет.
- Я не могу поверить, - пробормотал Том, все еще шокированный, - вы были друзьями, и он так себя вел? Вот же урод…
- Все было не так уж плохо. Когда ты знаешь причины, не так уж близко к сердцу принимаешь. Дерек был зол, а я был единственным, на кого он мог злиться, потому что я знал, в чем дело. И думаю, глубоко внутри он тоже это знал.
- Но все-таки это не дает ему право так вести себя с людьми!
- Я не сожалею, что он это делал.
Том подавил неверящий, сердитый звук в горле, такой же, как тогда в поле, когда Билл говорил что-то, чего он не понимал, что происходило почти всегда.
- Бл*, ты что, серьезно? Тебе-то что хорошего? Что удача и судьба дали тебе за это?
- Ну… - Медленно протянул Билл, его обычный румянец выступил в полную силу. – Если бы он не приставал ко мне, ты бы тоже этого не делал, и может я бы никогда не встретил тебя…
- Это… оооу…. – Том не знал, что на это ответить. Билл полностью сконцентрировался на медленно ползающей гусенице, его лицо было красным, как помидор. Том просто застыл, изумленный и… польщенный словами, которые Билл так бесхитростно произнес. А еще он был уверен, что такое не говорят просто друзьям… и он был шокирован тем, что ему пофиг.
- Твоя мама сказала, что ты говорил обо мне… - Сказал он, пытаясь сохранить нейтральный тон.
- Билл вскинул голову, в глазах мелькнула паника.
- Да? Чтоонасказала? – Выпалил он, его глаза расширились от испуга.
Том наслаждался тем, как румянец со щек Билла распространяется на все тело, спускаясь по шее.
- Она сказала, что ты все повторял, какой я клевый, как я тебе нравлюсь… что ты считаешь меня неотразимым…
Понятное дело, он врал; она никогда не говорила ничего подобного, и Билл вроде бы это понял, уголки его губ изогнулись в улыбке.
- Правда? Эммм… Ну, а она рассказала тебе о томоалтаре, который я построил в шкафу и которому молюсь каждую ночь?
- Да, она все мне о нем рассказала. А еще она сказала, как ты вечно мечтал обо мне… Говорил мое имя во сне… Думаешь, я и правда неотразим?
Билл мягко улыбнулся.
- А она сказала тебе, как сильно ты мне нравишься? – Спросил он бархатным голосом.
- Сказала, - тихо пробормотал Том. - Хочешь знать, что я ответил?
- Что?
- Я сказал, что ты мне тоже нравишься….
Билл даже не успел снова покраснеть, перед тем как Том медленно подался вперед. Их губы соприкоснулись нежно, словно дуновение ветра. Поцелуй был коротким и сладким, лучшим из всего, что Билл когда-либо пробовал, включая знаменитое шоколадное печенье его мамы. Губы Тома ласкали его собственные, мягкие, как перья птицы. Том не мог вспомнить, чтобы целовать кого-то было так же прекрасно; с девчонками это всегда было мокро, развязно и без любви. А поцелуй с любовью был намного лучше, намного упоительнее.
Билл позволил своим глазам закрыться, его ресницы пощекотали щеки Тома, который потерся своим носом о нос Билла, прежде чем отстраниться.
В первый раз в жизни Билл потерял дар речи.
Они смотрели друг на друга, задаваясь вопросом, чувствовал ли себя кто-нибудь таким же счастливым, как они сейчас. Оба наконец-то нашли свою любовь, Том понял это только сейчас, а Билл знал так долго, но не мог получить…
- Ты уверен, Том? – Внезапно спросил Билл, почувствовав беспокойство. Когда он, наконец, получил Тома… потерять его будет… как конец света. – В смысле, ты действительно этого хочешь? Потому что ты не обязан делать это из чувства вины или еще чего…
- Билл.
- Да, Том?
- Просто имей немного веры, мать твою.

2009-09-15 в 21:45 

it takes two to tango
Эпилог


Том получил звонок на свой телефон несколько минут назад. Это был Билл, сказавший, что это срочно, и что им необходимо встретиться. Беспокойство сковало внутренности Тома, пока он бежал из своего дома так быстро, как только мог. Билл сказал, что им нужно встретиться на поле. Зачем, он мог только догадываться.
Они были вместе уже довольно долго, почти полгода. Том долго привыкал к странностям Билла и уже начал видеть мир по-новому, через его искаженную перспективу.
Том сейчас проводил практически три четверти своей жизни в доме Билла, оставшееся время – в школе и немного в собственном доме.
Каждую ночь он ночевал у Билла; его отца это не волновало, как и Симону. Напротив, она казалась довольной дополнительной компанией и приняла Тома, как собственного сына с самого начала.
А еще Том подозревал, что она знала о их отношениях, хотя она никогда ничего не говорила. Иногда, когда он и Билл обнимались и ласкались на диване, смотря фильм, она дарила им загадочные взгляды, которые дали понять, что она понимает и одобряет.
Том проводил все меньше и меньше времени дома.
Сейчас, его 14-летние мускулы напрягались внутри тела, заставляя его бежать все быстрее, пока, наконец, запыхавшись, он не достиг своей цели. Он снял кепку, чтобы стереть пот с единственной части брови, не прикрытой банданой, проклиная летнюю жару, затем одел ее обратно. Еще одна неделя, прежде чем он сможет по полной программе насладиться летом, начнутся каникулы.
Билл стоял посреди поля во всем своем блеске. Он был одет в штаны в черно-белую клетку, свои слишком большие подтяжки и порванную черную футболку, скрепленную булавками, которые ярко вспыхивали на солнце. Его волосы были уложены хаотично и начесаны на один глаз, подводка была, как всегда, на месте. Билл никогда не выглядел более красивым.
Том пошел к нему, его мешковатые джинсы легко раздвигали высокие стебли травы, оставляя за ним четкий след.
- Что за срочность? – Спросил он, приблизившись на расстояние слышимости. Билл просто сиял, он держал в руке знакомую банку. Том хорошо знал, что внутри нее, особенно он помнил, что ему понадобилось чуть больше трех часов, чтобы заполнить ее.
- Время пришло! – Взволнованно выкрикнул Билл, жестами призывая Тома поторопиться. Закатив глаза, тот подтянул штаны и преодолел последние несколько метров и остановился возле Билла, с любопытством посмотрев на букашку, живущую в банке.
Сейчас было сложно решить, кого он любил больше, ее или Билла, хотя, естественно, Билл всегда был на первом месте в его сердце.
- Ты хочешь сделать это? – Счастливо спросил Билл, подпрыгивая на месте и просто излучая позитив.
- Неа, она твоя. Ты сделай это. – Ответил Том, улыбнувшись, когда Билл по-девчачьи завизжал, размахивая руками, и начал откручивать крышку банки. Она поддалась легко, и Билл торжественно провернул ее над банкой, продлевая ожидание.
Затем, весь сияя, он восхищенно сбросил крышку, и красочная бабочка грациозно вырвалась из границ ее стеклянного дома. Она взмахнула своими яркими желтыми крыльями несколько раз и лениво поднялась в воздух, кружа вокруг мальчиков.
- Ты свободна, улетай! – Прокричал Билл и побежал вслед за бабочкой, которая как раз поймала попутный ветер и поднималась в небеса.
-Билл, ты выглядишь, как идиот! – Крикнул Том, но засмеялся и рванул за Биллом, который по-детски бежал за своим освобожденным питомцем, вопя: “Ты свободна! Улетай!” как чокнутый маньяк.
Том сбил Билла с ног, и они упали, смеясь и катаясь по траве, пачкая одежду и совершенно не заботясь об этом, счастливые этим моментом.
Наконец, Том перекатился на Билла, прижимая его к земле и тяжело дыша в лицо, в то время как тот хихикал и тыкал его в ребра. Ухмыляясь, Том намочил палец языком и нежно провел им по щеке Билла, размазывая грязь, размазанную по лицу. Билл улыбнулся и потянулся вперед, подставляя губы для поцелуя.
Том тут же поддался, наклоняясь и дразняще накрывая рот Билла своим, перед тем, как подарить ему долгий вкусный поцелуй. Они лежали, лаская губы и лица друг друга, греясь в солнечном свете.
- Я люблю тебя… - Пробормотал Том, уткнувшись в его щеку, теплое дыхание согревало покрасневшее лицо Билла.
- Что ты сказал? – Спросил Билл, хотя отлично все расслышал.
- Я…Я люблю тебя…
Билл счастливо вздохнул и потерся носом о щеку Тома, довольно мурлыча.
- Я никогда раньше не слышал, чтобы ты говорил это...
- Мне нравится это говорить, - пробурчал Том, покрывая поцелуями щеки и шею Билла и повторяя “Я люблю тебя” после каждого.
- Мне нравится чувствовать это своей кожей… - Мурчал Билл, слегка постанывая.
Том прошептал это в шею Билла, вдоль челюсти, вокруг уха и, наконец, накрыл губами его губы, шепча три слова прямо ему в рот. Билл счастливо вздохнул и высунул язык, игриво поглаживая пирсинг Тома.
- Ну что, это сделало меня бабочкой? – Прошептал Билл, крепко обнимая Тома и пряча лицо у него на плече.
- Ты всегда будешь моей гусеницей, - ответил Том.
Они лежали неподвижно, в объятиях друг друга, а бабочка порхала прямо над ними, глядя вниз и улыбаясь.

DAS FUCKING END!

2011-04-24 в 22:06 

Это...Это волшебно!
Это божественно,гениально,великолепно,превосходно,шедеврально!!!
Я восхищаюсь вами,автор!
Вы смогли передать все чувства героев,все переживания!!!
Я уже читала этот фанфик,но отписаться не смогла.Сейчас делаю это и плачу!
Читая ваше произведение,я представляла героев такими несовместимыми!
Есть фанфики которые до банальности "закручены" сюжетом!Слишком много лиц,ссор,предательств.
В вашем же фанфике нет такого.Он просто великолепен тем что читается буквально на одном дыхании!
Благодаря ему и вам я полюбила группу Tokio Hotel!!!
Вы подарили мне совсем иное лето,своим фанфиком переломив мои стереотипы!
Я вам очень благодарна!!!
Вы,буквально изменили мою жизнь!!!
Я не знаю насколько нужно быть талантливым человеком чтобы написать такой шедевр!!!
Я вас обожаю и восхищаюсь вами!!!

Творческих успехов,вдохновения и всех земных благ вам!
Радуйте нас новыми произведениями!
Ваш верный читатель!

URL
2011-10-10 в 18:19 

О это просто шедевр

URL
2011-10-10 в 18:21 


URL
2011-10-20 в 00:13 

Сказка Алисы
Счастье просто не знает, когда лучше к тебе прийти...
Этот фанфик великолепен и крышесносен))) Есть в нем что-то от "Алисы в стране чудес", что-то такое путанное - путанное и волшебное - волшебное!!! Одним словом ОЧЕШУИТЕЛЬНО!

2012-01-13 в 15:57 

Офигенно! Нет, это не то слово... ОЧЕШУЕННО!!! Невъебенно круто! Очень понравилось! Спасибо Вам, автор, за прекрасный фанфик, за те не передаваемые ощущения, которые накрыли меня с головой во время прочтения)))

URL
2012-03-08 в 06:15 

Восхитительно. Давно мечтала прочесть фик с таким сюжетом. Спасибо!

URL
   

Da geht mein Herz auf!

главная