19:00 

Committed by undrockroll

you know, in California there's something better for us all
Название: Committed
Автор: undrockroll
Рейтинг: NC-17
Пейринг: Билл/Том, Том/ОЖП
Жанр: AU
Переводчик: Синклер
Бета-ридеры: ahinea, Cassandra.
Разрешение на перевод: получено.
Тема для отзывов: здесь
1.

Порой сумасшедшие бывают очень
обаятельны.
- К. Воннегут


Длиннющие унылые коридоры белого цвета - вот что Том заметил в первую очередь, оказавшись в здании больницы. Унылые коридоры белого цвета, причем цвет был не обычным, стандартным белым, а слегка сероватым, какой бывает там, где подолгу не хватает солнечного света.
Сунув руки в карманы и ссутулившись, он следовал за встретившей его женщиной. Ох, как же ему не хотелось здесь находиться... Всю неделю он ходил сам не свой из-за этого, но, честное слово, это был лучший вариант.
- Полы моешь каждый день, везде, - не оглядываясь, сказала женщина, продолжая весьма энергично идти. - Везде! И раз в неделю - натираешь.
Том кивнул, стараясь не замечать, насколько широкими и длинными были коридоры, и как много плиточек предстояло драить.
- Это будет главной твоей обязанностью. А еще будешь выносить мусор на этом этаже, менять мусорные мешки в урнах, убирать за пациентами после еды, ну и периодически еще окна мыть. Также иногда тебе придется забирать чистое белье из прачечной, но это будет редко, у нас все-таки есть занимающийся этим человек, - женщина наконец-то обернулась, остановившись. - И хочу сразу сказать тебе кое-что очень важное.
- Ага... Что? - Том тоже притормозил, чтобы не врезаться в нее.
- Пока ты здесь работаешь, это единственный этаж, который тебе следует посещать. Пациенты здесь... Видишь ли, они нуждаются в особом уходе. Они, конечно, не опасны, но я должна попросить тебя не контактировать ни с кем из них, - она поджала губы. - Ты здесь на двенадцать недель, да?
- Да, мэм.
Она кивнула.
- Меня зовут Карен, - она протянула ему руку. - А ты?...
- Том Трюмпер, - промямлил Том, глядя под ноги, осторожно пожал ее руку. - Завтра начинать?
- Именно, - Карен сверилась с блокнотом и сделала в нем пометку. - С утра пораньше, что называется. Есть вопросы?
Том мотнул головой: все, чего ему хотелось, это как можно быстрее отсюда убраться.
- Ну что ты, не переживай, - улыбнулась Карен. - Все закончится быстрее, чем ты думаешь. Попробуй найти какой-нибудь плюс в своей работе. Например... Ну, например, ты научишься натирать полы.
- Отлично... - буркнул Том.
- Расслабься, это всего лишь шутка, - сказала Карен, несильно ударив его в плечо.
- Мне просто очень неуютно здесь, - признался Том.
- Я знаю, - ответила Карен. - Но ты привыкнешь, не бойся. И еще раз советую не связываться с пациентами. Не говори с ними, не... Да вообще никак не контактируй. Просто возьми с собой плеер, слушай музыку, пока моешь полы. Глядишь, и смена быстрее пройдет.
Том нахмурился.
- Черт, меня, наверное, заждались уже...
- Ну что ж, спокойной ночи, - сказала Карен. - Завтра увидимся.
- Да, до завтра.
Том махнул рукой на прощание и направился к выходу, старательно запоминая дорогу. По пути он видел много закрытых или, наоборот, открытых палат; некоторые пациенты бессмысленно таращились в телевизор либо в окно. Глядя на них, он чувствовал себя ужасно неловко; они выглядели такими... ненормальными. Одни были уже очень и очень стары, а другие - едва ли старше самого Тома. Он уже боялся, что на двенадцать недель работы, которые сами по себе казались вечностью, в таком обществе сил не хватит, и, сказать по правде, он был только рад, что не придется ни с кем из этих больных разговаривать. Том вспомнил, как начал сходить с ума его дедушка... Это было просто ужасно. Том до сих пор избегал визитов к нему, потому что видеть, как родному человеку становится все хуже и хуже, было слишком тяжело.
У него и сейчас-то сердце кровью обливалось при виде этих несчастных...
В общей комнате, через которую должен был пройти Том, сейчас находилось около десятка больных. Кто-то спал, кто-то читал, смотрел телевизор... Они выглядели вполне нормальными, некоторые даже беседовали и поздоровались с вошедшим Томом. Том неловко кивнул им, отводя глаза в сторону и надеясь, что не выглядит грубо.
Уже выходя из комнаты, он заметил темноволосую девушку, что сидела, поджав ноги, в углу комнаты. Волосы занавешивали ее лицо, она, сгорбившись, держала что-то в руках, покачиваясь легонько взад-вперед, встряхивая головой и склоняясь к тому, что было держала. Босоногая, она была очень тонкой и бледной.
К ней подошла медсестра, тронула за плечо, и когда она подняла голову, Том увидел темный шрам на ее щеке. В руках она держала куклу, старую такую куклу, и держала так, словно от нее зависела вся жизнь. Медсестра осторожно потянула ее за руку, что-то сказала, но девушка только снова ссутулилась, пряча лицо. Женщина, вздохнув, поставила рядом с ней тапочки и ушла. Том еще какое-то время смотрел на больную, но внезапно вспомнил, что его ждут. Он быстро вышел из больницы и огляделся, ища машину своей девушки, Бриджет, которая, оказалось, припарковалась у тротуара. Том усмехнулся, садясь в машину.
- Привет, - он наклонился к Бриджет, чтобы поцеловать.
- Как все прошло? - спросила она.
- Да отстой, если честно, - вздохнул Том, сползая вниз по сиденью, натянул ремень безопасности, не пристегиваясь. - Двенадцать ебаных недель полного отстоя.
- Сочувствую...
- А, нахер... - Том сделал радио погромче, взял ее за руку, закрывая глаза. - Завтра мне нужно быть там в семь утра... Вот пиздец...
- Ну... Я подвезу тебя, - сказала Бриджет. - Правда, каждый день я не смогу.
- Знаю, - покраснев, ответил Том. - Если б я мог, сам бы ездил.
- Конечно. Давай не будем об этом, - быстро сказала Бриджет, улыбнувшись. Том застонал. - Да перестань, все у тебя получится.
- Я просто ошибся, - буркнул Том.
- Не думаю.
Они молчали всю дорогу до дома Тома.

* * *


Том медленно водил тряпкой по полу, покачивая головой в такт музыке в наушниках. Он уже часа два мыл полы, до полудня было еще далеко, а желудок уже бурчал, да и вообще... Устал Том, как собака. Вдобавок ко всему, он так толком и не выспался ночью, волнуясь перед первым рабочим днем. Несколько раз он подскакивал, просыпаясь в холодном поту с панической мыслью "Бля, проспал!", и каждый раз оказывалось, что прошло всего пятнадцать минут, а за окном - глубокая ночь.
Коридоры же казались воистину бесконечными, и Том очень старался их отмыть в надежде, что, может, ему скостят хоть неделечку срока, если он действительно натрет их до блеска. Когда кто-нибудь проходил по свежевымытой плитке, Том возвращался к ней, намывая в два раза тщательнее.
Но, разумеется, в этом гиблом месте ничто не могло сверкать. Все было затасканным, серым и тусклым.
Наконец, Том добрался до конца коридора и снял наушники, удовлетворенно оглядывая результат труда. Он весьма гордился собой: да, работа была той еще нудятиной, однако он справился, причем еще как справился.
- Вымытый пол похож на зеркало.
Том оглянулся. Перед ним стояла та самая девушка, которую он видел вчера. Правда, теперь он заметил, что это была не девушка, а высокий, худой парень с очень бледным лицом и длинными черными волосами, одетый в свободные полосатые штаны и полинялую футболку. Он был ростом с Тома и того же возраста с виду. Глаза его были неаккуратно накрашены черными тенями.
- Что? - спросил Том, тут же отворачиваясь.
- Я свои ноги в нем вижу, - парень провел босой ногой по плитке и прищурился. - Те, кто до тебя работал тут, почти не старались, и я не думал... Нет, правда, не думал, что пол может так сверкать.
- Видно, может, - пожал плечами Том и пошел прочь, однако парень двинулся следом.
- Представляешь, они заставляют меня обуваться, - сказал он. - Ну, тапочки. Ненавижу тапочки. И ботинки. А носки - больше всего.
- Что? - Том ухватился за свою швабру и огляделся. Он заметил Карен и испугался, что может получить выговор. Как за то, что не работает, так и за то, что "контактирует с пациентом".
- А ты любишь носки? - широко улыбнулся парень. - Секундочку... Точно, ты же носишь ботинки и все такое.
- Это еще не значит, что я их люблю, - попытался оправдаться Том.
- Но носишь же.
- Ну пол же грязный.
- Уже нет, и я могу... - парень потер большим пальцем ноги плитку. - О, черт... Я голодный такой. А ты?
- Ну, как бы... - начал, было, Том.
- Да не ты! - перебил парень, и Том, наконец, заметил, что он все еще держит в руках ту самую старую куклу. - Ты, маленькая моя...
Том неловко переступил с ноги на ногу.
- Эммм... До встречи.
Уходя, он слышал, как парень сообщил кукле:
- Сейчас пойдем покушаем, аммм...
Том тряхнул головой, почесал в затылке и надел наушники. Он был несколько потрясен: это парень выглядел вполне нормальным, но...
Но когда он начал говорить с куклой, то напомнил Тому, что тот моет полы в психлечебнице.
Надо бы запомнить, что такое нужно игнорировать. Просто работа, ничего больше, так ведь?...

* * *


Бриджет сидела на кухне Тома, наблюдая за тем, как он закидывал в сумку печеньки, чтобы перекусить на работе.
- Ну и гадость ты ешь, - заметила она недовольно.
- Нда?
Том заглянул в рюкзак: всяко-разные булочки, пара пончиков и три бутылки газировки. Он пожал плечами и застегнул молнию сумки.
- Мне бы твой обмен веществ, - вздохнула Бриджет и, взяв ключи, кивнула на дверь. - Нам, кстати, надо выходить, опаздываем же.
- Ну и опоздаю, - ответил Том. - Велика беда.
Бриджет нахмурилась.
- Знаешь, ты зря так относишься к...
- Я просто не в настроении, - буркнул Том.
- Что же вдруг? Или ты думаешь, тебя отпустят досрочно, если каждый день будешь появляться на полчаса позже, чем надо?
- Это было всего пару раз, - огрызнулся Том, - и вообще меня там все любят!
- Вообще-то ты говорил, что тебя никто даже не замечает.
- Да пофиг, я же сказал, все будет отлично, - Том закатил глаза и подошел к двери. - Между прочим, я готов, это ты теперь задерживаешься.
Бриджет тяжело вздохнула.
- О, ну конечно...
Она прошла мимо Тома, придержавшего для нее дверь, мрачно взглянула на него. Он догнал ее, заперев дверь.
- Эй, солнышко.
- Что тебе?
Она обернулась, хмурясь.
- Ну прости меня, - мягко сказал Том. - Прости, я просто устал очень.
- О да. И это, кстати, только первая неделя, - ответила Бриджет. - Что же будет дальше?
- Что будет? - Том вздохнул. - Ты можешь просто... Ну, потерпи немного. Ладно? Я облажался жутко, меня это ужасно бесит, вот я и срываюсь.
Пару секунд Бриджет молча смотрела на него, но потом смягчилась.
- Ладно. Но за это ты купишь мне кофе.
Том поцеловал ее, и они сели в машину. Он осторожно коснулся ее руки, поглаживая напряженные пальцы. Затем откинулся на сиденье, глядя в окно, пока они ехали в больницу. Он заранее ненавидел этот день: каждая смена казалась бесконечной, а от музыки в айподе уже просто тошнило. А самым паршивым было то, что от этого нельзя было никак избавиться. Исправительные работы пропускать нельзя, даже если ты болен.
По прибытии Бриджет поцеловала Тома, и тот невольно поморщился: ее дыхание пахло кофе, ее губы на вкус были как кофе, черт, Тома даже слегка затошнило. Потому он осторожно оттолкнул ее и выбрался из машины, тут же достав бутылку газировки.
- Вот же пиздец, - пробормотал он, глядя на старое здание лечебницы. Нет, безусловно, оно было довольно симпатичным: старое, коричнево-оливкового цвета, несколько унылое с виду, оно было построено в классическом стиле, как раз тот случай, что называется "на века". Том почесался и подумал, что неплохо бы закурить. Ну, хоть одну затяжку бы... Однако на территории больницы курение было запрещено, и Том опасался, что придется резко и быстро избавляться от этой привычки, дабы избежать проблем на работе.
Карен сидела за столом на этаже, где работал Том. Она улыбнулась ему, когда он показался в дверях, засмеялась, когда он выругался, пытаясь вспомнить код замка.
- Поверь, скоро ты освоишься, - сказала она, поднимаясь из-за стола. Она была уже не молода, это точно, но и старой ее назвать нельзя было при всем желании. Мягкие, приятные черты ее лица напоминали Тому о матери. - Как дела?
Том нахмурился; Карен определенно напоминала его мать.
- Ничего, неплохо. А где мои ведро и швабра?
- О, у меня для тебя сюрприз, - рассмеялась она. - Сперва ты займешься кое-чем новеньким, а потом вернешься к швабре с ведром, раз уж ты так к ним привык.
Предложение разбавить ежедневную рутину мытья полов его заинтриговало.
- Что за новенькое?
- Знаешь, как стирать белье?

* * *


Том тихо охнул, поставив на пол тяжелую корзину с бельем, и закрыл дверцу сушилки. А ведь когда-то ему казалось, что не может быть ничего хуже, чем мыть и подметать... Он вытащил из сумки еще одну бутылку газировки.
- Смотри, чтобы никто не спалил, что ты тут пьешь.
Том поднял голову, сглотнув, и увидел перед собой молодого парня.
- Че? – туповато переспросил он.
- Это запрещено, знаешь ли, - ответил парень, закатив глаза. Он пригладил длинные каштановые волосы, небрежно завязал их резинкой и протянул руку Тому. – Георг.
Том убрал напиток, пожал руку и тоже представился.
- И что?
- Ну, - засмеялся Георг, - как-то раз меня поймали, когда я здесь перекусывал.
Том вздрогнул.
- Плохо кончилось?
- Да хуже некуда... Нет, серьезно, - усмехнулся Георг. – Они даже настучали на меня, вот где засада-то. Так что будь начеку.
- Хорошо, спасибо, - вздохнул Том. – Черт... Мне же совсем попадаться нельзя.
- Все так плохо?
- Да, довольно паршиво... – Он тряхнул головой. – А ты... работаешь тут?
- Ага, на кухне. Сюда покурить прихожу.
- Что, серьезно? – Том удивленно вскинул брови, мысленно сделав себе пометку: курить – в прачечной.
- Да. А ты?
- Я... Я на пятом этаже работаю, - признался Том, почесывая шею. – Полы мою.
- Ох, черт... – скривился Георг. – Ну, и как там?
Том пожал плечами.
- Скучно, честно говоря.
- Нда? – тихо выдохнул Георг. – Знаешь, я туда ланч по выходным приношу... Ненавижу это.
- Что так?
- Ну... Ты же понимаешь, эти люди... Они же все не в себе, и...
Том отвел взгляд.
- Я даже не замечаю уже.
- Там, кстати, есть несколько довольно занятных фриков. Я даже познакомился с некоторыми, ну, с теми, которые еще понимают, что вокруг происходит.
- Ага, - ответил Том, чувствуя себя довольно неуютно. – Слушай, мне пора бежать.
- Да мне тоже... – Георг помолчал. – Ты еще придешь сюда?
- Возможно.
- Круто. Дунем в следующий раз, а? – улыбаясь, предложил Георг, и вытащил из кармана небольшой мешочек. Том вытаращил глаза. – Отличная штука, кстати. После затяжки даже пятый этаж перестанет казаться отстойным.
- Ты куришь травку на работе?
- Ну да, постоянно. А в чем проблема?
- Нет, ни в чем, увидимся, - озадаченно пробормотал Том, спешно выметаясь из прачечной. Нет, он, конечно, покуривал с другом, Андреасом, не часто, но бывало. Но заявление Георга заставило его несколько занервничать. Он что-то не мог представить, как можно в укуренном состоянии отработать целый день.
А может, у него бы и получилось...
Он вздохнул, зайдя в довольно старый лифт, и нажал кнопку пятого этажа. Раздражение и усталость просто грызли его, и ему казалось, что вот сейчас он готов просто убить за косячок Георга. Лифт поднялся на нужный этаж, панель мигнула, требуя ввести код.
- Один-пять-семь-пять, - прошептал Том, нажимая кнопки. Панель вспыхнула красным, «в доступе отказано». – Черт. Так... Один-пять-семь-один. - Красный свет. – Да бля... Пять-семь-один...
Панель мигала красным, Том раздраженно пнул дверь... И та открылась. На пороге стояла Карен, скрестив руки на груди.
- У меня для тебя работа, - сообщила она в качестве приветствия. Том застонал. – О, да перестань, ты даже не знаешь, что я хочу предложить! Хочешь окна помыть?
- Ага, всю жизнь мечтал.
- Я так и знала, что это дельце создано для тебя, - ответила Карен, будто бы игнорируя язвительность Тома. – Пойдем, покажу, где и что делать.
Том прошел за ней к большим окнам в конце коридора. Он скривился: в них было футов десять высоты в каждом.
- Вот твое задание, - жизнерадостно указала на них Карен. – Вот ведро и тряпка, чтобы мыть их. И будь осторожен.
Том кивнул, проводил взглядом уходящую Карен и снова застонал. Он прекрасно знал, что не сможет перекусить, пока не закончить с этими громадными окнами, а живот-то уже подвело. Он устало покачал головой, подхватил ведро и мрачно уставился на воистину бескрайние стеклянные просторы.
Только Том начал работать, как заметил в отражении, что кто-то подошел сзади.
- Они тоже будут сиять, да?
Том оглянулся: точно, это был тот самый парень с куклой. Том тихо вздохнул, повернулся к окну, стиснув зубы, и провел мокрой тряпкой по стеклу. Спиной он чувствовал присутствие, но надеялся, что этот парень не настолько псих, чтобы не понять, когда его намеренно игнорируют.
- Эй, а пол опять грязный, - продолжал тем временем парень. – Грязный-грязный, просто ужасно грязный. А тот парень, который другой и тоже полы должен мыть, он совсем не старается, и меня заставляют обуваться, так что мне больше нравится, когда ты моешь полы, у тебя лучше получается.
Мыльная вода сбегала по стеклу, и Том подбирал ее тряпкой.
- А тапочки, они... Нет, не такие уж они и плохие, - он замолк, замычал какой-то странно знакомый Тому мотив. Затем вдруг остановился и надолго замолчал вообще. Том продолжал мыть окно, не смея обернуться. О, он совсем не хотел сдаваться первым в их маленькой борьбе, но чувствовал, что и парень этот тоже настроен серьезно. Он снова начал мурлыкать песенку, громче, чем раньше. Потом вдруг заявил:
- А я знаю, что тебя зовут Том. Я слышал, как Карен про тебя говорила.
Том напрягся.
- Слушай, а ты каждый день приходишь? А то я тебя не вижу, я другого парня вижу, ну, твоего возраста, наверное. Густав, кажется. И он не милый. Не такой, как ты.
- По-твоему, я милый? – Том не выдержал и обернулся. Парень крепко обнимал куклу, темные тени были довольно грубо размазаны вокруг его глаз. Узкая футболка не до конца прикрывала живот, и Том заметил кончик татуировки, выглядывающей из-под пояса пижамных штанов.
- Понятия не имею, - широко улыбнулся парень.
- Твою мать... – Том снова отвернулся, продолжая мыть окно.
- Тво-ю-мать, - повторил парень. – Я думаю, что тебя заставили здесь работать. А что ты сделал?
- Ничего, - пробурчал Том.
- А этот другой, который Густав, тоже так сказал! А потом я узнал, что он попался на… ммм… он что-то на какой-то стене нарисовал. Не знаю, наверное, что-то вроде «бля», или «дерьмо», или «пиздец», или «хуй», или еще что-нибудь такое плохое...
- Ох, Билл, вот ты где!
Том оглянулся и увидел быстро идущую к ним Карен.
- Здрааавствуй, Карен, - ответил Билл. – Как дела?
- Билл, ты не съел свой обед и не обул тапочки, - нахмурилась Карен. – Ты должен говорить мне, когда уходишь.
- Я просто говорил с Томом, - невинно сообщил Билл.
- Правда? – Карен взглянула на Тома, тот пожал плечами.
- Я просто окна мою, - заметил он.
- Хм… Билл тебя не отвлекал? – Карен строго посмотрела на Билла.
- Да Боже ж ты мой, я просто кое-что спросил у него! – тяжело вздохнул Билл.
Том быстро взглянул на него: он сжимал куклу в руках так крепко, что проступили вены на тыльной стороне ладоней.
- Не отвлекал, - медленно сказал Том. – И ничего не спрашивал.
- Ну сволочь... – прошептал Билл.
- Билл! – строго воскликнула Карен. – Все, пойдем отсюда.
Она потянула Билла за руку, и он вскрикнул, чуть не выронив куклу, вырвался, с яростью глядя на нее.
- Ты прекрасно знаешь, что когда младенец в руках, его нужно поддерживать под шейкой и под головой!
- Билл…
- Она же маленькая, хрупкая, - продолжал Билл сердито. – Такая, черт бы тебя побрал, хрупкая, а ты... Ей из-за тебя чуть не стало больно!
- Прости, Билли, - мягко сказала Карен. – Я не хотела сделать ей больно.
- Габи, - заявил Билл. – Эту очаровательную малышку зовут Габи.
- Да, Габи, конечно, - Карен осторожно обняла Билла и повела его прочь. – Том… Прости за… за эту сцену.
- Все в порядке, - мягко откликнулся Том, глядя, как они медленно уходят. Билл вдруг обернулся и улыбнулся ему. Том вздрогнул. Так, все, нужно вымыть еще хренову тучу окон, и отвлекаться нельзя, иначе придется тут ночевать.

* * *


Симона поставила тарелку перед Томом, и тот благодарно кивнул, улыбаясь.
- Спасибо, мам.
- Ешь быстрее, пока совсем не остыло. Мы вообще-то ждали тебя пораньше, - суетливо сказала Симона.
- Извини, я мыл полы в больнице. Эти ебаные полы…
- Том! – возмущенно воскликнула Симона, села напротив сына и вздохнула. – Гордон, кстати, не придет сегодня на ночь.
- Уммм? – промычал Том, пережевывая внушительный кусок стейка. Пусть он и остыл, но, тем не менее, был просто восхитителен.
- Он сегодня допоздна работает, почти всю ночь, - пояснила она. – То есть, он, разумеется, придет, но очень, очень поздно.
- И что?
- И ничего, Том, - укоряюще ответила Симона. - Я просто рассказываю тебе о том, что происходит дома. Ты же совсем нас забросил, ничего не знаешь…
- Мам, я очень устал, - Том уставился в тарелку. – Извини.
- Тебя, смотрю, совсем в этой больнице замотали.
- О да, это точно…
- Ну и замечательно, - припечатала Симона.
- О Боже, мама… - застонал Том, бросив вилку на тарелку.
- Я думаю, тебе это только на пользу, - она перегнулась через стол и потянула сына за один из дредов. – Они уже такие длинные…
- Ага.
- Ну, ладно, я иду спать, и ты не засиживайся. Если я услышу, что ты играешь, сидишь за компьютером или разговариваешь с кем-то…
- Не волнуйся, не услышишь.
Симона закатила глаза и встала.
- Спокойной ночи.
- Спокойной, ага...
Том уставился в свою тарелку, вдруг перестав ощущать голод.

2.

Но это я сама –
Такая же - и нет,
И до сих пор в ушах тот смех...
Безумье, ты ль - ко мне?..
- Эмили Диккинсон


- Ну, в общем, мне было семь лет… Кажется… Да, семь. Когда мне было семь лет, у меня был пес Регги. Очень красивый, клевый пес, милый-милый. Постоянно мне подарки приносил… Знаешь, какие?
Том только зубами скрипнул, медленно ведя тряпкой по полу, в то время как Билл упорно шел следом.
- Какие? – наконец, выдавил Том.
- Змей он приносил. Ненавижу змей.
- Змеи классные, - не согласился Том.
Билл рассмеялся, его лицо словно осветилось изнутри.
- А иногда, представляешь, он приносил мышей… Но чаще все-таки змей. Один раз он притащил живую, она цапнула меня за ногу, даже шрам остался.
Том кивнул, сворачивая за угол и отчаянно надеясь, что Билл отвяжется.
Но, конечно же, он надеялся зря. Очень зря.
- А у тебя была собака когда-нибудь? – спросил Билл, бережно покачивая куклу на руках.
- Ты меня спрашиваешь? – удивленно спросил Том, быстро взглянув на него.
- Ну а кого же еще? – изумленно вытаращился Билл.
- Ну, в общем-то была собака… Один раз. Умерла потом. Она.. Она очень любила гоняться за машинами.
- Ох, нет, это отстой, - пробормотал Билл. – Ненавижу мелких собачек.
- Мелких собачек?
- Ага, знаешь, тварюшки такие, выглядят, как твоя тряпка. Ой, тише, тише… - Билл перестал баюкать куклу и сосредоточенно поднес ее к уху. – Ох, Боже мой.. Мой маленький Джоуи очень плохо ведет себя сегодня.
- Кто? – недоуменно переспросил Том.
- Джоуи, - повторил Билл. – Мой ребенок.
- Разве ее зовут не Габи?
- Нет-нет-нет! Это Д-джоуи! – воскликнул Билл, его взгляд затуманился. – Джоуи, ее зовут Джоуи, слышишь?
Том нервно огляделся. Люди, находившиеся неподалеку, не обращали на происходящее ровным счетом никакого внимания, а Билл, судя по всему, был на грани срыва.
- Я уверен, с ним все будет хорошо, - с трудом произнес Том.
- Это девочка.
- С ней все будет хорошо.
Билл слабо улыбнулся.
- З-знаешь, за ним так с-сложно ухаживать…
- Ага, - Том ускорил шаг, быстрее работая тряпкой. Билл медленно шел следом.
- Том… Мне кажется, мой малыш болен, - тихо сообщил он.
Том вздохнул и остановился.
- Так, может, тебе показать его Карен?
- Н-нет, - резко ответил Билл. – Я… Только я должен о ней заботиться.
- О, отлично, - быстро сориентировался Том. – Может, мне не мешать тебе?
- Ну и катись отсюда! – внезапно рассердившись, крикнул Билл. – Иди, оставь нас!
- Прекрасно, - выдохнул Том, скрываясь за углом. Последнее время он так часто останавливался, делая глубокий вдох-выдох, словно не хватало дыхания на эту чертову работу. Взгляд на часы показал, что самое время идти в прачечную, которая с недавних пор прочно закрепилась в списке его обязанностей. Да, конечно, это было тяжело, но Том был рад и такому поводу хоть ненадолго сбежать с пятого этажа. Особенно с тех пор, как у Билла появилась привычка выскакивать из ниоткуда, словно чертик из табакерки.
Том неспешно спустился по лестнице. Он не мог пользоваться идиотским лифтом, который его нервировал, плюс хождение по лестнице давало дополнительное время вне пятого этажа. Он неуверенно ощупал карманы, надеясь, что не забыл прихватить сигареты.
О да, он не забыл. Нащупав в кармане пачку, он счастливо выдохнул, практически уже чувствуя вкус дыма.
Когда Том вошел в прачечную, Георг уже сидел на одной из стиральных машинок. Том ухмыльнулся, вскинул руку, приветствуя.
- Ну, привет, - сказал Георг, его глаза странно блестели.
- Тьфу, Господи, - Том тряхнул головой. – Ты накурился.
- Ага, я – Господь, и я накурился, - Георг спрыгнул с машинки, отряхнул джинсы. От его одежды заметно пахло травкой. – Правда, я уже иду работать.
- Ну да, я тоже сейчас обратно на этаж.
- Ну, пара минут у меня пока есть, - заметил Георг. – Что случилось?
- Да эта работа... Я как будто не только в прямом смысле в чужом грязном белье копаюсь, - честно признался Том, - впору удавиться.
- Да ну, оно того не стоит, - ответил Георг. – Пятый этаж не настолько паршив.
- Ну, в целом не настолько. Но этот придурок с куклой… Бля, он постоянно за мной хвостом таскается.
- О, Билл, он такой.
Том приподнял брови.
- Ты знаешь его?
- Ага, он милый. Даже забавный.
- Забавный?! Пиз-дец, – мрачно сказал Том.
- Теперь он – твоя маленькая тень, - засмеялся Георг. – Передавай привет от меня.
- Я сперва подумал, что он – девчонка, - сообщил Том, поморщившись. – Да что уж там… Мне и сейчас иногда так кажется.
Георг пожал плечами.
- Ну все, короче, мне пора работать. Удачи с Биллом, и, кстати, что бы ты ни делал, будь милым зайкой с его деткой.
- Ой, бля…

* * *


Том вытащил последнее белье из сушилки и уткнулся лицом в теплую ткань. Возможно, если он простоит так достаточно долго, то потеряет сознание или что-то в этом роде? И тогда завтра можно было припоздать на работу…
Он устало вздохнул и выпрямился, вдыхая свежий воздух. И даже курить не хотелось. Он подумал, что лучше бы быстрее вернуться к работе; может, его бы даже отпустили домой пораньше… Хотя Том не был уверен, что сможет в таком состоянии найти туда дорогу.
Путь по лестнице наверх был невероятно труден и утомителен. Да и с чего бы ему быть легким и приятным, когда плечо оттягивают несколько фунтов белья. Добравшись до двери на пятый этаж, Том готов был душу продать за сигарету. Какого ж черта он не покурил, пока был шанс…
Сдав белье медсестрам, Том вернулся к ведру и швабре. Он как раз сворачивал за тот угол, где оставил их, но вдруг услышал странный звук, донесшийся из одной палаты.
Ну… Вообще-то он никогда не совал нос в палаты. Во-первых, то, что там происходило, явно его не касалось, а во-вторых, при мысли об этом он чувствовал себя крайне неловко. Впрочем, иногда он заглядывал… Заглянул и сейчас. И тут же пожалел об этом.
Это была палата Билла. Он сидел на расстеленной кровати, поджав ноги и ссутулившись, его плечи тряслись. Он плакал, крепко-крепко обнимая куклу.
Том вздохнул, притормозив у двери и понятия не имея, что делать. Коридор был пуст, Том снова взглянул на Билла, испытывая смешанные чувства. Билл выглядел очень несчастным и одиноким; казалось, вообще никто не знает, что он сидит здесь и плачет.
Наплевав на свою уверенность в том, что его это не касается, Том тихонько вошел в палату, нервно сунув руки в карманы. Чем ближе он подходил к Биллу, тем паршивей себя чувствовал. Едиственными звуками в этой палате были тихие всхлипывания Билла и тиканье часов.
- Эй, - тихо произнес Том. – Все в порядке?
Билл не отреагировал, продолжая тихо плакать, только еще больше ссутулился, завесив лицо волосами.
- Билл?
Он тряхнул головой. Том нахмурился.
- Я могу тебе чем-нибудь помочь?
Еще один кивок.
- Чем я могу тебе помочь?
Кивок.
Том скрестил руки на груди, оглядываясь на дверь за спиной. В общем-то, возня с больными не входила в его обязанности, и он с чистой совестью мог уйти прямо сейчас. Более того, он был практически уверен, что даже должен уйти, вот сию секунду должен. Билл был очень болен, определенно, нестабильный, ненормальный, и Том не знал, что с ним случилось, почему он стал таким и останется ли таким навсегда…
- Так, еще разок: чем я могу тебе помочь? – повторил Том.
- Ты… Может… Принеси воды, - тихо ответил Билл. – Д-джоуи не может пить из чашки, а здесь н-никогда нет бутылочек.
- Эм… То есть, тебе принести кружку с водой? – неуверенно переспросил Том
- Я не хочу пить.
- Эммм… Я… - Том сделал шаг назад. – Я, пожалуй, позову Карен.
- Нет! – резко вскинулся Билл, прожигая его взглядом. Его косметика потекла от слез и размазалась по щекам. Том испуганно оглянулся. – Д-даже не смей.
- Хорошо, хорошо, не буду, - Том смиренно поднял руки, делая еще шаг назад. – Значит… Джоуи хочет воды?
- Д-да, я же сказал, - сердито ответил Билл. – Но я же говорю, б-бутылочки нет. А ребенок д-должен пить из б-бутылочки. А тут этого никто не понимает!
Том медленно кивнул.
- Из чего Джоуи обычно пьет?
- Из бутылочки. Но я не знаю, где она.
- Оу… - Том заметил что-то под кроватью и, приглядевшись, понял, что это была пыльная, треснувшая кукольная бутылочка. – А ты везде смотрел?
- Да, черт возьми, везде, - прошептал Билл, прикрыв ладонями уши куклы. – Ох, она так хочет пить…
- Не волнуйся, - неожиданно для самого себя сказал Том и еще более неожиданно подошел к Биллу. – Думаю, я знаю, где она.
- Правда? – Билл уставился на него, широко распахнув карие глаза. – Нет, правда, знаешь? Откуда?
Том наклонился, вытащил из-под кровати бутылочку и показал ее Биллу.
- Годится?
Глаза Билла просто загорелись от радости.
- Ой, да это же.. Слушай, подойдет. Чудесно, Д-джоуи теперь может пить!
Он протянул обе руки к Тому, выхватив у него бутылочку, и дрожащими пальцами ухватил его за запястье.
Том, запаниковав, инстинктивно отшатнулся.
- Спасибо тебе, - шепнул Билл, разжал пальцы и полностью ушел в заботу о кукле. – Ну-ну, все, не плачь, успокойся, маленькая моя, сейчас я тебя напою.
Том смотрел, как Билл заботливо гладил спутанные волосы куклы. Пластиковая бутылочка лежала на кровати рядом с ним, почти забытая.
- Когда кормишь ребенка, следует внимательно следить за тем, чтобы он не глотал слишком много и слишком быстро, - бормотал Билл. – И всегда нужно проверять на температуру на коже. Например, капнуть молочком на свою руку. Если оно слишком горячее, то… то это п-плохо.
Он посмотрел на Тома, радостно улыбаясь.
- Ты моешь полы, да?
- Ну, не прямо сейчас, конечно, но мою вообще, - ответил Том. Окей, он помог Биллу, успокоил его малость, но… Но какого черта он остался поболтать?!
- Почему?
- Потому что… Потому что мою. А что, ты тоже хочешь?
Он поежился.
Билл рассмеялся, откинувшись на спину.
- Ну уж нет, ни за что в жизни!
Том неловко переступил с ноги на ногу, не зная, как уйти. Он боялся, что с Биллом снова случится что-нибудь, как только он выйдет за дверь.
- Ну, в любом случае кто-то должен делать это.
- Ага, например, ты, - поддразнил Билл.
- Э… Ну, да, - Том вздохнул. Ну да, уел, что поделать… И, опять же, всего секунду назад Билл был абсолютно не в себе, а сейчас он выглядел вполне нормальным. – Ну, ладно. Я пойду. Увидимся.
Он снова поежился.
- Обязательно, - улыбаясь, ответил Билл. – И не кури травку больше. Это плохо.
- Ну конечно, - поморщился Том.
- А то я скажу Кааарен, - пропел Билл.
Том ухмыльнулся.
- Давай, попробуй.
- Я, кстати, как-то раз рассказал ей про Георга.
- Да? – заинтересованно переспросил Том. – А зачем? Что, любишь стучать?
- Нет, просто он тот еще придурок, - тяжело вздохнул Билл. – К огромному моему сожалению, Карен не поверила. Впрочем, мне никто никогда не верит.
Эти слова несколько расстроили Тома; они прозвучали так тоскливо, и он мог бы с уверенностью, наверное, сказать, что Билл опять выпадает из своего «нормального» состояния.
- Хм, ладно, я пойду все-таки, - быстро сказал он.
- Я не скажу ничего, - проворчал Билл. – Ну, если ты из-за этого злишься.
- Нет, что ты, - невольно напрягся Том, сжимая зубы. – У меня просто дел по горло.
- Ну тогда пока.
Когда Том вышел, Билл снова ссутулился, обнимая куклу и крепко держа бутылочку в руке.

* * *


- Ну скажи мне хоть что-нибудь, - настаивала Бриджет, крепко сжав руку Тома и улыбаясь. – Ты каждый день допоздна там пропадаешь и ничего не рассказываешь.
- Потому что мне нечего рассказывать, - вздохнул Том. – Это очень скучно, Бри.
- Да, конечно.
- Правда. И это хуже всего, - Том улыбнулся, придвинувшись ближе к ней, скользнул ладонью по ее бедру. – Так что теперь, когда мой рабочий день окончен, давай не будем говорить об этой лечебнице.
- Но я хочу знать! – улыбаясь в ответ, настаивала Бриджет. – Вот я, например, в банке работаю. Там за день абсолютно ничего не происходит, но я же рассказываю тебе, как прошел день.
- А разве я тебя заставляю? – усмехнулся Том, ущипнув ее за плечо. Бриджет показала ему язык, и Том подался вперед, ловя его губами, целуя ее крепко, прижимая ближе. Она тихо застонала, запустила пальцы в дреды Тома, потянула за них.
- Ммм… Скучаю по тебе, Бри, - прошептал он.
- А я – по тебе, - ответила она, чуть улыбаясь. – С ума схожу по тебе еще со школы.
- Сходить с ума – это хорошо.
- Возможно, - Бриджет выскользнула из объятий Тома и вздохнула. – Кстати, я скоро уезжаю учиться, я говорила? Я все-таки решилась.
- Оу... – Том уставился в пол, чувствуя, что покраснел. – Уезжаешь, значит…
- Ну да, но ты не переживай, мы же не расстаемся, - Бриджет несильно ткнула его в плечо. – И потом, я же не навсегда уезжаю.
- А я бы не уехал, - буркнул Том.
- Ты мог бы, если бы хотел. А ты даже не пытался куда-нибудь поступить.
- Ага, и посмотри, как хорошо устроился. В первую же, блять, неделю после школы арестован.
- Между прочим, тебя легко отпустили за хорошее поведение.
- И это все, что со мной случилось. Тьфу, даже Андреас уезжает в этот ебаный Лондон или куда там.
Бриджет обняла Тома, прижав к себе, погладила по спине и чмокнула в шею.
- Ты не устаешь меня восхищать.
- Тупостью?
Она ударила его по плечу.
- Слушай, хватит уже.
- Есть хочешь? – спросил Том. – Я закажу что-нибудь.
- Ты не можешь… - Она тут же закусила губу.
- Ага, я не могу себе это позволить, - Том прикрыл глаза на секунду. – Спасибо, что напомнила.
- Я сама закажу что-нибудь на ужин, - сказала Бриджет, взяв его за руку. – Я хочу заботиться о тебе, пока есть такая возможность.
- Да иди ты, Бри, - буркнул Том, наконец улыбаясь ей. – Ты слишком хороша для меня.
- Да, я знаю, - сообщила она, сверкнув глазами. – У нас все будет хорошо, правда?
- Правда, - Том снова поцеловал ее и вздохнул, когда она взяла телефон и заказала пиццу.

3.

Сила взгляда способна усмирить
и дикого зверя, и безумца.
- Р. У. Эмерсон


Поднимаясь по лестнице на пятый этаж, Том потряс головой, словно пытаясь вытряхнуть из волос запах сигаретного дыма. Только что он тайком выкурил три сигареты подряд, спрятавшись за стиральной машинкой. Да уж, в этом развеселеньком дурдоме сложно было избавиться от вредной привычки.
Сегодня он полировал полы. Процесс сам по себе занимал довольно много времени, да еще Том не очень-то спешил, абсолютно не желая заниматься чем-либо еще. Полировальная машина была неповоротливой и тяжелой, так что, пользуясь ей несколько раз в неделю, он даже подкачал мышцы рук.
Прошлую ночь он провел с Бриджет; весь вечер они занимались любовью, причем гораздо более страстно, чем обычно. Том не знал, что нашло на Бриджет, но он не жаловался. Правда, сегодня утром он едва смог выбраться из постели: Бри обвила его руками и ногами, жарко дыша в шею; и весь день он чувствовал себя хорошо отдохнувшим, свеженьким таким, пусть и тормозил иногда. Каждую свободную секундочку он тратил на то, чтобы метнуться в прачечную и покурить.
А еще ему просто до чесотки хотелось чего-то, но он толком не понимал, чего именно, и лишь одно знал точно: в лечебнице он это не найдет.
Вернувшись туда, где остановился перед очередным перекуром, Том увидел Билла, сидящего на полу возле полировальной машины.
- Эм… Привет, - настороженно сказал Том, помня о последней их беседе: тогда Билл разозлился. А сейчас он выглядел мирным и довольным.
- Привет, Том, - улыбнулся Билл. – Я знал, что рано или поздно ты вернешься, и мне нужно только посидеть и подождать тебя возле этой твоей машины. Хорошо покурил?
Том нахмурился, встряхнув головой и отряхнув футболку.
- Что, пахнет?
- Да просто воняет, - пожал плечами Билл, прислонившись спиной к стене. – Я тоже раньше курил… А теперь даже не могу вспомнить, как это. Наверное, если сейчас попробую, то меня стошнит, ну, или что-то в этом духе. Наверняка. И меня бесит, что от тебя пахнет этой гадостью.
- Да? – До Тома вдруг дошло, что это был тот редкий случай, когда можно было словно бы заглянуть внутрь Билла. – Ну, прости.
Билл запрокинул голову.
- Представляешь, я тааак много курил…
- Оу, - все, что смог Том сказать. Он присмотрелся к Биллу, который прижимал куклу к груди, осторожно поглаживая ее спутанные волосы. Только теперь он заметил, насколько ветхой, старой была игрушка, посеревшая от пыли, в стареньком истрепанном платьице, а один ее глаз вообще не открывался. Однако Билл держал ее так, словно она была единственным, что ее связывало его с этим миром. Тому хотелось бы знать, так ли это.
- Я думаю, - сообщил Билл, - тебе стоит бросить.
- Не могу. Знаешь, я только из-за курения еще с ума не сошел, - ответил Том и тут же осекся. – Ну… Я имел в виду, что люблю курить очень.
Билл кивнул.
- Но нельзя курить рядом с детьми.
Том тихо застонал.
- Они слишком малы для этого, и их легкие просто не переносят табачный дым, - мягко сказал Билл, прикрывая лицо куклы ладонями и глядя на Тома широко раскрытыми глазами. – Дети, они… Они действительно беспомощны.
- Так, давай, вставай с пола, - ответил Том. – Мне нужно его натереть.
Билл криво улыбнулся.
- Заставь меня.
- Ты, смотрю, сегодня в тапочках, - заметил Том. – Молодец, что начал их носить.
- Да нифига, - ответил Билл. – Я просто собираюсь, когда ты закончишь полировать пол, покататься по коридору. У меня вообще сегодня весь день вокруг тебя спланирован.
- Да ну?
- У тебя есть девушка?
Том удивленно посмотрел на Билла.
- А зачем тебе это?
- Просто так.
- Ну… - Том замялся, черт знает, почему эта тема заставила его испытывать неловкость. Раньше такого не случалось. – Ну, есть.
- Красивая? – Билл склонил голову набок.
- Миленькая, в банке работает, - ответил Том. – А скоро в колледж поступает.
- А как она выглядит?
- Шатенка, короткая стрижка. Реально клевая. Нос хорошенький. Задница отличная.
Билл негромко засмеялся.
- А сиськи?
- Шикарные, - ухмыльнулся Том. – Ну, а у тебя есть девчонка?
- Была.
- Ого… - Том вскинул брови. Очередной шанс узнать настоящего Билла. – Когда?
- В прошлом году… Кажется. Не знаю, у меня словно провалы в памяти начались спустя месяц жизни здесь, - медленно сказал Билл. – Ее звали Хайди… Хорошенькая была.
- Ты ее трахнул, а?
Билл снова засмеялся, опустив глаза.
- Ну да.
Том улыбнулся, прислонившись к полировальной машине. Интересно, сколько уже Билл здесь находится и навещает ли его кто-нибудь. А, и что с ним вообще случилось-то…
- Так что, ты в колледж не поступаешь? – Голос Билла выдернул Тома из раздумий.
- Что?.. А, нет, - ответил он. – Я только школу закончил.
- Тупой, что ли?
- Нет, - обиженно буркнул Том.
- Ну, ты и не выглядишь тупым, - честно сообщил Билл, сжимаясь в тугой комок, словно еж, обнимая куклу.
- Но иногда я еще какой тупой, - пробормотал Том.
- Да ну, - Билл взял куклу поудобнее, усадив ее на колени. – А я вот даже школу не закончил. Совсем чуть-чуть времени не хватило.
- А сколько тебе лет? – спросил Том.
- Восемнадцать.
- Черт, а мне тоже.
Том был удивлен: Билл выглядел моложе, ненамного, но моложе.
Билл снова кивнул и потер глаза, испачкав пальцы тенями. Вытер руку о платьице куклы и вдруг начал хватать воздух ртом, прижимая куклу к груди и раскачиваясь взад-вперед.
- Эй, все в порядке? – осторожно спросил Том.
Билл не ответил, даже не посмотрел в его сторону. Он смотрел совершенно остекленевшим взглядом перед собой и что-то бормотал под нос. Том беспомощно огляделся: в коридоре было несколько медсестер и еще какой-то персонал, но никто не обращал на них с Биллом внимания, ведь они были далеко в довольно темном углу.
- Билл? – Том наклонился, пытаясь поймать взгляд Билла, но тот смотрел в никуда, насквозь. – Эй, Билл.
Билл затряс головой, несколько раз ударившись затылком о стену, зажмурился, кусая губы, и Том выпрямился, хмурясь.
- Билл, Билли, - зашептал он. – Успокойся, ну…
Он не мог просто бросить парня здесь, но у него не было ни опыта, ни хоть какой-нибудь идеи, что делать. Он же только и умел, что полы мыть. – Слушай, помочь тебе в комнату вернуться?
- Д-да, - Билл снова начал заикаться. – Это… Мне нужно…
Он вскинулся, глядя вверх, потом в сторону, уставившись на полировальную машину, его глаза расширились. – Блять. Нам надо идти.
- Нам? – И тут же Том понял, что Билл имел в виду себя и куклу. – А. Ну, да, конечно. Давай, помогу тебе.
Билл закивал быстро, и Том наклонился, беря его за руку. Их глаза, наконец, встретились, и Том увидел панику во взгляде Билла.
- Так, успокойся, все будет хорошо, - сказал он, помогая Биллу встать и поддерживая его. Билл замешкался, устраивая куклу поудобнее в руках, и Том неожиданно остро понял, что она действительно была его опорой, не позволявшей личности распасться и исчезнуть, и надо бы привыкнуть к тому, что этой привычке стоит потакать. – С ней все в порядке?
- Да, - тихо ответил Билл.
Том обнял Билла за узкие плечи, и тот тут же тяжело привалился к нему, нуждаясь в любой поддержке сейчас. Том медленно повел его в комнату, и к тому времени, как они туда дошли, Билл обнимал Тома за талию, с трудом переставляя ноги.
- Вот и пришли, - сказал Том, опуская Билла и внимательно наблюдая, как он идет к его постели. – Тебе лучше, м? Я могу позвать кого-нибудь, если хочешь.
- Нет, - слабо ответил Билл. – Нет, нет. Н-но… М-можешь дать м-мне бутылоч-ку Гарри?
Том даже глазом не моргнул, прекрасно понимая, о чем речь. Он быстро оглядел комнату, нашел взглядом старую кукольную бутылочку и дал ее Биллу, который тут же ухватил ее крепко, заметно расслабившись.
- Т-так лучш-ше, - вздрагивая, прошептал Билл.
- Что случилось-то? – поинтересовался Том.
Билл покачал головой, закрывая глаза.
- Да так, просто… Я теряю ее иногда.
Он лег набок, подтянув ноги к груди, крепко обнял грязную куклу и вскоре крепко заснул.
Том не знал, почему, но остаток дня он не заканчивал полировать полы, а сидел в кресле рядом с Биллом.

* * *


Том поймал Бриджет, прижимая ее к себе, она попыталась вырваться, тихо вскрикнув. Они были в одном из баров Берлина. Пятница, поздний вечер, кругом люди, люди, люди шумно расслабляются после трудной рабочей недели.
Он наклонился и поцеловал ее в щеку. Бриджет покраснела, застенчиво уворачиваясь.
- Да ладно тебе, - улыбнулся Том. – Дай я тебя поцелую.
Бриджет ухмыльнулась, опустив ладонь на его бедро.
- Ты можешь делать со мной все, что захочешь… позже.
- Это нечестно! – застонал Том.
- Это более чем честно, - она улыбнулась, ведя рукой вверх по бедру, глаза ее заблестели. – Где твои друзья?
- Ну, Георг… - Том пожал плечами. Он и Бриджет собирались встретиться с Георгом и Густавом в баре, а потом пойти куда-нибудь поразвлечься. Бриджет была не слишком рада такой затее, но Том пообещал, что ей понравится. Он надеялся.
- Я не против, если мы будем только вдвоем, - перебила она, наконец целуя Тома. – Мне нравится быть с тобой.
- А мне – с тобой, - ответил Том, улыбаясь.
- Кхм.
Бриджет и Том оглянулись. Георг стоял перед ними, ухмыляясь, а за его спиной был еще один парень примерно его возраста.
- О, привет! – воскликнул Том. – Рад вас видеть.
- Ну-ну, - ответил Георг, садясь напротив Тома и Бриджет. – А это Густав.
- Ну да, встречались, - Том кивнул блондину.
Густав повел плечами.
- Не день, а пиздец. Мне нужно выпить.
- Вы – два идиота, - сказал Георг, махнув бармену. – Лучше бы на кухне работали.
- Я б с радостью, - мрачно ответил Густав.
- Кхм, а это моя девушка, Бриджет, - сообщил Том. – Бри, это Георг и Густав.
- Привет, - смущенно сказала она.
Густав улыбнулся, а Георг кивнул, все еще пытаясь привлечь внимание бармена.
- Что ты будешь? – спросил он.
- Ох, ничего, пожалуй, - ответила Бриджет. – Я сегодня за рулем, к сожалению.
Том почувствовал себя крайне неловко и погладил ее по спине.
- А, ну да, я забыл, - Георг покосился на Густава, тот пожал плечами. – Надеюсь, мы не напьемся в стельку.
- Да разве ж мы хоть раз напивались… - застонал Густав.
Бриджет сжала руку Тома.
- Кто-нибудь хочет есть? А то я просто от голода умираю.
- Точно, давайте поедим сперва, - откликнулся Густав. – Я сегодня за день вообще нифига не съел. Очень уж занят был тем, что в прачечной прятался.
- А что сегодня было? – спросил Том, внезапно заинтересовавшись тем, как проходят дни в лечебнице, когда у него выходной. Густав громко зевнул.
- Честное слово, я никогда еще не мечтал о том, чтобы можно было ускорить время. Пиздец. Просто пиздецкий пиздец.
- Не, не думаю, что все так прям ужасно, - ответил Том. – Чем занимался?
- Мыл полы, мыл окна, белье стирал, - устало перечислил Густав. – Странно, что еще не требуют задницы психам вытирать.
- А разве они там настолько больные, что сами не могут? – нахмурившись, спросила Бриджет и посмотрела на Тома. Он пожал плечами.
- Кто-то, наверное, не может.
- Они просто дебилы, - засмеялся Георг. – Просто, блять, тупые дебилы. Слава Богу, я их всего по двадцать минут в день вижу. Если бы пришлось там целый день торчать, точно бы в окно вышел нахер.
- Слушай, а как ты вообще туда попал? – спросил Густав.
- А вот просто захотел там работать, - усмехнулся Георг. – Я – самый ебанутый псих в этом дурдоме, наверное. Но хоть могу свалить, когда захочу.
- Вот сука, - сообщил Том.
- Мне кажется, это неплохо, - сказала Георгу Бриджет. – Мило так.
- А сегодня, кстати… - начал Густав. – Знаете эту тетку, которая орет целыми днями? Она сегодня…
- Орала весь день? – подсказал Георг, подмигнув Бриджет. Густав закатил глаза.
- Нет, вцепилась мне в руку и начала, блять, выкручивать. Даже не знаю, как удержался, чтобы не врезать ей.
- Это, кстати, отличный способ оттуда уйти, - заметил Том.
- У меня вся рука в синяках из-за этой ебнутой сучки, - продолжал Густав.
- Возможно, она просто не понимала, что творила, - предположила Бриджет.
- Да там никто не понимает, что творит, - громко заявил Георг. – О, парни, видели этого придурка, который каждое утро у Карен одно и то же спрашивает? Про погоду что-то. Или тот пацан с Альцгеймером. Ему всего двадцать два, вот пиздец… Черт, все настроение в ноль.
- Лучше он, чем мы, - пробормотал Густав.
Том покосился на Бриджет: она, видимо, была довольна. Георг принес пиво, и какое-то время они молча пили.
- О, а тот фрик, который грязную куклу за собой таскает? – внезапно оживился Густав.
Том напрягся.
- Ты о Билле, что ли?
- Да не знаю я, как его зовут.
- Билл, Билл! – усмехнулся Георг. – Милашка такой.
- Он, кстати, и впрямь к этой кукле привязан, - негромко сказал Том. – Интересно, почему.
- А у него посттравматический синдром, - ответил Георг. – Реально хреново. Я слышал, как Карен говорила… Там год назад что-то случилось, и он двинулся.
- А что случилось? – заинтересовалась Бриджет. Георг пожал плечами.
- Черт знает, автокатастрофа, что ли… Да в любом случае не повезло парню, серьезно не повезло. Впрочем, он иногда вполне нормальный, а иногда… ну… зависает, что ли. Особенно если перестает пить таблетки. Ох, бля, - он засмеялся. – В начале года он целую неделю их не пил. Так пиздец, что творилось! Он орал просто не переставая. А потом куклу нашел.
Том чувствовал себя крайне неуютно, но все же ему было очень интересно.
- А он давно уже лечится?
- Около года, - Георг допил пиво, поставил кружку на стол и внезапно снова расхохотался. – О, кстати, вспомнил, уже давно хочу одну фишку провернуть.
- Что за фишка? – спросил Густав.
- Хочу куклу отнять, спрятать где-нибудь, например, и посмотреть, что будет, - раскрасневшись от смеха, пояснил Георг.
- Не самая лучшая идея, - сказала Бриджет, все же улыбаясь.
- Да ну, ребят, он же тогда совсем тронется, - заметил Том.
- Да похуй! – ответил Густав. – Как же он меня бесит, кто бы знал… Волосы крашеные, вечно, как девчонка, разрисуется, благо хоть ногти красить перестал.
- Да ладно вам, ребят, он нормальный, - возразил Том. – Ну да, чокнутый малость, но нормальный же парень.
- Ага, все они там нормальные, - буркнул Густав. – Но меня что-то не тянет с ними там весь день болтаться.
Том замолчал, настроение испортилось совсем. Остаток вечера он, плюнув на свое правило, провел просто втихую напиваясь и не мешая остальным трепаться обо всем на свете.
Бриджет, вроде бы, рассердилась, но Тому было абсолютно пофиг.
UPD: перевод закончен, финальные главы - в комментариях.
скачать фик
Спасибо за внимание. :)

запись создана: 27.01.2009 в 20:26

@темы: переводы

Комментарии
2009-01-27 в 20:31 

you know, in California there's something better for us all
4.

Он лишь немногим казался сумасшедшим,
потому что большинство тоже были безумны.
- Гораций

Билл бережно гладил куклу по волосам, с любовью глядя на нее и тихонько покачивая на руках. Каждый раз, наклоняясь к ней и целуя запачканное личико, он что-то шептал. Для него кукла была самым настоящим ребенком, его собственным, единственным и бесконечно любимым. Он просто ни на секунду не отрывался от нее, и все, что пыталось привлечь его внимание, меркло перед малышкой.
Раньше это очень смущало Тома, нервировало, но теперь наблюдение за Биллом очаровывало его. У Билла был свой ежедневный распорядок, каждый день – одно и то же, и Том всегда точно знал, когда и где можно найти его, а если же по какой-то причине Билл не появлялся вовремя, Том даже немного волновался.
Держа швабру в руках, Том уже несколько минут стоял у двери в комнату Билла, наблюдая за тем, как он возится с куклой, и это тепло отзывалось в нем самом. Плевать, что Билл был ненормальным, Том хотел узнать его получше.
- Привет, - сказал Том негромко, но Билл услышал. Он отвлекся от своей малышки и недовольно посмотрел на гостя.
- А, это ты.
- «А, это ты»? – передразнил Том. – Я, знаешь ли, такой немаленький путь прошел, и это все, что я получаю в награду?
- Что? – Билл смотрел как-то странно. Том закатил глаза и прислонил швабру к стене.
- Забей. Можно войти?
- Ты уже вошел.
Билл, кажется, в очередной раз выпал из реальности, он улыбался лишь тогда, когда поворачивался к кукле, и Том задумался, что могло быть причиной расстройства сегодня. Он медленно пересек комнату и сел в то же кресло, где сидел в прошлый раз. Билл сидел на кровати, поджав под себя ноги и обнимая куклу. Так он сидел всегда, когда был не в настроении, Том быстро запомнил это.
- Что случилось? – осторожно спросил он.
Билл повел плечами.
- Ничего.
- Точно?
- Ага.
Том нахмурился, наклонившись вперед.
- А как твоя… твой ребенок?
Билл дернулся, помрачнев, закрыл куклу руками.
- Почему ты спрашиваешь?
- Просто интересно.
- Он в порядке. Никак не могу его спать уложить, - пробормотал Билл, опустив голову и пряча лицо за волосами. – Он в порядке, разыгрался просто. А вообще она редко себя так ведет. Ох… Я всю ночь не спал.
Том поморщился: два часа дня уже, Билл наверняка просто дико вымотан.
- По-моему, она устала, - задумчиво сказал он. – Думаю, скоро заснет.
- Ты так думаешь? – слабо улыбнулся Билл.
- Попробуй спеть ей или сказку расскажи, - предложил Том. – Я всегда вырубался, когда моя мама так делала.
Билл, казалось, с трудом мог сосредоточиться на чем-либо.
- Дааа, моя м-мама тоже… так. – Он посмотрел на куклу, запуская пальцы в ее волосы. – Ну, солнышко мое, хочешь песенку?
- Мне кажется, хочет, - заметил Том.
- Т-тебе… Да, да. А я не знаю песен. Никаких колыбельных не знаю, - тихо сказал Билл.
- Тшшш, смотри, она засыпает, - шепнул Том, прекрасно понимает, что играет с огнем, но ему удалось увлечь Билла и заставить поверить его словам. Несколько минут, пока Том не находил себе места, Билл внимательно смотрел на куклу, баюкая ее и чуть ли не мурлыча что-то ласковое.
- Ты прав, - прошептал он в ответ. – Она заснула!
Том лишь кивнул и подумал, возился ли вообще хоть кто-нибудь с Биллом и его куклой так, как он это делает. Хотя он отнюдь не был уверен, что Биллу это на пользу, но с другой стороны – плевать. Сейчас Билл спокоен, он улыбается, а до того был на грани срыва.
- Ну, вот и славно, - сказал он, взглянул на часы и вздохнул. – Ладно, пойду я, у меня перерыв начался.
- Ты уже д-десять минут отдыхаешь, - заметил Билл. – У тебя уже давно перерыв.
- Ну как бы да, но мне покурить надо.
Билл огляделся и крепче обнял куклу.
- Кури зд-десь, в форточку.
- Ну нет уж, - возразил Том. – Мы тогда оба окажемся в большой такой заднице.
- Пофиг.
Том удивленно посмотрел на него.
- Слушай, я просто схожу в прачечную и покурю, всего делов-то
- Ну останься, пожааалуйста, - ласково попросил Билл. – Думаю, Люси тоже хочет, чтобы ты остался.
Идея была ужасной, и Том это понимал. Это было против всех правил, против всех его внутренних убеждений, а ворчливый внутренний голос вообще советовал ему живенько собираться и валить нахер из этого гиблого места.
Однако же Том встал, подошел к большому окну и достал сигареты.
- Ой, нет, нельзя курить рядом с ним, - вдруг сказал Билл, кивком указав на куклу. – Его легкие заполнятся дымом, и тогда он не сможет дышать.
Том сунул пачку обратно в карман и улыбнулся.
- Нет проблем, я пой…
- Нет!
- Нет?
Билл упрямо тряхнул головой. Слегка дрожа, он вздохнул, слез с кровати и направился в противоположный Тому конец комнаты. Затем он поцеловал куклу в лоб и положил ее в кресло.
- Т-там с ним все будет в порядке, - сообщил он, все еще дрожа. У Тома же просто сердце кровью обливалось, он никогда еще не видел Билла без куклы: так Билл казался еще более ранимым, неуверенным, робким.
- Я могу уйти, - снова предложил Том.
- Нет, - повторил Билл тише, чем раньше. – Не обязательно.
- Люси не должна страдать из-за того, что у меня дурные привычки, - нахмурился Том.
- С ней все будет в порядке, я слежу за ней.
Том кивнул и вернулся к окну, доставая сигареты. Билл подошел и попытался открыть окно пошире, Том же какое-то время наблюдал за тем, как он, кусая губы, пытается отодвинуть тугую щеколду, и заметил довольно большой шрам над виском Билла. Он поморщился, представив, насколько больно, должно быть, получить такую рану. А еще Том заметил, что от Билла приятно, даже сладко пахнет. Он на мгновение задержал дыхание, когда Билл легко коснулся его плеча.
- Черт, я не могу… - расстроено сказал он. – Оно открывается, я знаю, но… Блин, они точно сделали так, чтобы я не мог открыть окно, если решу выброситься из него.
Том встряхнулся и накрыл руку Билла своей, пытаясь вместе с ним отодвинуть задвижку. Билл вдруг будто перестал дышать вообще и замер, затем вытащил руку из-под ладони Тома и обхватил себя за плечи. Том покрепче ухватился за щеколду и легко отодвинул ее. Свежий воздух ворвался в душную комнату, и оба парня довольно вздохнули.
- Спасибо, - сказал Билл. – Я знал, что оно открывается.
Том улыбнулся и вытащил сигарету из пачки, протянул ее Биллу.
- Хочешь?
Билл посмотрел задумчиво и пробормотал:
- Нет, пожалуй. Я таким чудом бросил курить, что если начну опять, будет очень хреново. Вон, даже окно открыть не могу.
Том засмеялся.
- Ну, для этого у тебя всегда есть я.
- Ты не все время рядом.
- А я буду, - повторил Том, прикуривая. Он глубоко затянулся, чувствуя, как по телу моментально разлилось спокойствие, и выдохнул дым в окно. – Тебе бы почаще его открытым оставлять.
- Нельзя, - ответил Билл. – Это против правил.
- Ага, как и вот это, - Том помахал сигаретой.
- Ну да, - улыбнулся Билл. – Только если нас поймают, виноват будешь ты, а не оба.
- Да ну? Это ты меня, вообще-то, заставил, - ухмыльнулся Том. Билл притворно нахмурился. – А что еще против правил?
- Ну, нельзя уходить, пользоваться телефоном и интернетом, больше трех посетителей одновременно нельзя, что еще… А, постоянно смотреть телевизор нельзя и оставаться одному больше, чем на час.
- Пиздец, - прокомментировал Том.
- Еще какой, - согласился Билл. – А еще я не пью таблетки уже давно. Если пьешь таблетки, становишься сумасшедшим. Ну… Еще более сумасшедшим, чем есть, - он улыбнулся.
- Хреновая шутка, - буркнул Том.
- Да ну, она будет хреновой, если ты кому-нибудь расскажешь, - повел плечами Билл. – Но так как я тут один живу, то…
- Тебя никто не навещает? – перебил Том.
- Отец приезжает.
- И я, - добавил Том.
- И ты, - улыбнулся Билл. – Только ты вынужден меня навещать. Тебя же здесь держат так же, как и меня.
- Я могу мыть полы где-нибудь еще, - заявил Том, докуривая сигарету.
- Очень смешно.
Где-то в дальнем конце коридора кто-то закричал, и парни занервничали.
- Если бы ты мог уйти, куда бы ты пошел? – спросил Том, пытаясь игнорировать шум в коридоре.
- Куда-нибудь подальше отсюда и от дома. Лучше здесь, чем там, - ответил Билл.
- Дома хреново?
- Да не то что бы… Я просто не могу туда вернуться.
Том внимательно посмотрел на Билла, тот почесывал бок, глядя в окно. Крики в коридоре продолжались: кто-то из пациентов был чем-то очень недоволен. Том выбросил окурок и тоже повернулся к окну.
- Иногда мне очень тяжело, - тихо сказал Билл. – Просто пиздец как тяжело, ты не представляешь. Я не думаю, что я такой же, как они.
- Как кто?
- Они. Ну, остальные здесь. Я знаю, у меня не все в порядке с головой, но… - Билл поморщился, когда крик за дверью стал громче. – Я не хочу думать, что я такой же, как они.
- Ты не такой, - серьезно сказал Том. Не то что бы он был уверен в своих словах, но Билл ему нравился, а он даже представить себе не мог, чтобы ему понравился кто-то еще с пятого этажа. И он не знал, было ли дело в помешательстве Билла, или в нем самом, или еще в чем-то. – Ты не такой, как они, слышишь?
Билл вздрогнул, потер шею.
- Ну, если бы я не был психом, меня бы здесь не держали.
- Неправда, - помрачнел Том. Билл пожал плечами. – Ты спрашивал, можно ли тебе уйти?
- О нет, - вдруг выдохнул Билл. – О Боже, нет.
- Э… Почему? – озадаченно спросил Том.
- Я просто… не могу, - сказал Билл. – Жить где-то там… - он кивнул на окно. – Это меня до чертиков пугает.

2009-01-27 в 20:31 

you know, in California there's something better for us all
Что-то в коридоре упало, жутко загрохотав, и Билл перепуганно схватился руками за голову и упал на пол. Он спрятался за креслом, свернувшись, словно еж, и раскачиваясь взад-вперед. Том закрыл окно и заглянул за кресло.
- Билл?
- Нет-нет-нет, - тараторил Билл. – Нет, тшшш, меня здесь нет, меня здесь нет…
Том наклонился ниже, глядя на дрожащего Билла.
- Билл, это просто что-то упало в коридоре, слышишь?
- Нет, нет, - Билл мотал головой, готовый расплакаться. – Не упало, не в коридоре, нет.
- Да, Билл, да, - тихо возразил Том, придвигаясь ближе.
- Боже-боже-боже, - бормотал Билл. – Моя… Г-где она? О б-боже, где она? Я… Я…
- Что? – переспросил Том.
- Она нужна мне, нужна мне, нужна, - повторял Билл, продолжая раскачиваться. Том наконец понял; он встал, взял куклу и коснулся плеча Билла. Когда тот поднял голову и увидел куклу, то сперва аж задохнулся, вцепился в нее, прижимая к себе так, что была бы живая – задушил бы.
- Все хорошо, все хорошо, все хорошо… - нараспев зашептал он, целуя кукольное личико, расправляя ее платьице, гладя волосы. Том почувствовал, что у него глаза на мокром месте. Все, хватит, с Биллом все в порядке, пора реально валить, ибо видеть вот это – сил нет, это слишком.
- Я пойду, - негромко сказал Том. Выходя из комнаты, он не удержался и оглянулся, задержав взгляд на Билле. И тут же столкнулся с Карен, которая мрачно на него посмотрела.
- Ну, поработать решил? – спросила она.
- Ну да, я просто… Ему помощь была нужна, - развел руками Том. – Извините.
Карен коротко кивнула и скрылась в комнате, захлопнув за собой дверь. Том глубоко вздохнул, почесал в затылке.
Даже если все кажется спокойнее, чем было когда-либо, в любой момент может разразиться неслабая буря. Том хотел подружиться с Биллом, но его пугало то, насколько глубоко тот уходил в себя.
* * *

- Слушай… А как давно вы с Бриджет встречаетесь? – спросил Георг.
Том прислонился к стиральной машинке и вынул сигарету изо рта.
- Ну… Года два, кажется.
- Серьезно? – Георг присвистнул. – Не, круто.
- Что, нравится? – подмигнул Том.
- Нет. Да. Ну… Если бы она не была твоей девушкой, я бы не против был… Она красивая и все такое.
- Красивая, это точно, – кивнул Том.
- Жениться собираетесь? – ухмыльнулся Георг.Тома слегка передернула.
- Да черт знает. Мы вообще с ней не думали о том, что будем делать, когда она школу закончит.
- Хех, я так девчонку потерял, - сказал Георг. – То есть, как… Мы пробовали отношения на расстоянии, но это было слишком. Не стоило тратить силы даже.
- Ну, может, она будет того стоить, - возразил Том. – Я пока не знаю.
- Она слишком хороша для тебя, - поддел его Георг. – Милая такая студенточка.
- Да пошел ты, - усмехнулся Том, мрачнея. – Вообще, я не думаю, что мы созданы для этого. Ну, всякое там «вместе навсегда» и так далее. Она не такая.
- Зачем же тогда время тратить?
- Ну а что ж еще делать? – вздохнул Том. – Не знаю… Она клевая, нам вместе хорошо и мы никогда не обсуждали возможность разрыва отношений. Я вообще всегда понимал, что она меня бросит однажды.
- Вот херня, - сказал Георг. – Ты серьезно? Тогда это… это реально херня.
- Нет, это просто реальность, - развел руками Том. – Ты прав, на самом деле: она слишком хороша для меня. Она вон… в колледж поступает, а я мою полы в дурдоме. Непохоже, что мы созданы друг для друга. К тому же я не уверен, что хочу жениться. Звучит как-то жутко.
- Я женюсь когда-нибудь, - заметил Георг. – Ненадолго, впрочем.
- Бля, сидим, как педики, - вздохнул Том, - о свадьбе рассуждаем.
- Нет, меня в этом плане можешь не бояться, - засмеялся Георг. Он встал, отряхнул джинсы и надел форменную белую куртку. – Ладно, пойду на кухню, пожалуй. Мы сегодня пасту готовим.
- Бля… - сплюнул Том. – Прикинь, у меня график работы сменили: с завтрашнего дня буду в ночную смену вкалывать.
Георг скривился.
- Отстой. Знаешь, эти психи по ночам ведь совсем иначе себя ведут. Они к концу дня такие задерганные уже… Ну, реально совсем ебанутыми становятся.
Том кивнул.
- Буду держаться от них подальше.
-Да ну? – улыбнулся Георг. – А я думал, ты теперь нянечка для куклы Билла.
- Кто сказал такую хрень?
- Карен. Она все знает.
Том вздохнул.
- Я просто… Черт, да что плохого в том, что мы иногда разговариваем?
- Просто будь осторожен, - посоветовал Георг.
- Слушай, я знаю, что у него проблемы с головой, - сказал Том, - но он нормальный парень, и он…
- Ебанутый, а?
- Не всегда, - уклончиво ответил Том.
- Черт, я точно однажды сопру у него куклу, - усмехнулся Георг. – Это будет просто охуенное шоу.
Том промолчал. Он понимал, что ему, в принципе, эта затея тоже должна бы казаться смешной, как и Георгу, но ему было противно. Слишком жестоко это все.
- Пойду работать, - сообщил Том, направляясь к двери. – Еще увидимся.
- Ага, обязательно.
Тряхнув головой, Том начал подниматься на пятый этаж.
* * *

Тому казалось, что он просто вот-вот умрет от счастья, когда после работы наконец-то очутился дома. Ничего на свете он не желал сейчас так сильно, как просто подняться наверх, принять душ и упасть на кровать, а ведь было всего лишь семь вечера.
Том открыл дверь, тихо застонал, когда лямки рюкзака скользнули вниз по плечам. В принципе, он не был особо тяжелым, но из-за того, что уже несколько дней на работе Тому приходилось фактически рваться на части, чтобы успеть все сделать, все тело просто жутко болело.
- Том, это ты? – окликнула его Симона.
- Ага, - отозвался Том. – Кто же еще…
Он бросил рюкзак на пол и охнул, когда что-то в спине хрустнуло. Симона вышла к нему.
- Как день прошел? Хорошо?
- Нифига, - пробормотал Том.
Симона грустно вздохнула.
- Прости.
- Да ничего. Сейчас высплюсь, и все будет окей.
- Подожди-ка, чуть не забыла сказать,- спохватилась Симона. – Сегодня звонил твой адвокат… Планируется новое слушание по твоему делу.
- Да? – У Тома засосало под ложечкой. – Это плохо?
- Ох, не знаю, - Симона закусила губу. – Ты лучше позвони ему и узнай все, он оставил свой номер телефона.
- Завтра, - ответил Том, начиная подниматься по лестнице.
- Подожди, - вздохнула Симона, мягко касаясь ладонью его плеча, а затем ласково обняла его. Том прижался к матери, закрывая глаза. Он не обнял ее в ответ, он просто грелся в ее объятиях, чувствуя себя умиротвореннее, чем когда-либо.
- Я горжусь тобой, - прошептала Симона.
- С чего вдруг? – смутился Том.
- Занимаешься общественной работой этой…
- Ну, мам, приходится, - помрачнел он. – В тюрьму же не хочется.
Симона кивнула.
- В общем, я все равно горжусь. Тобой. Мне кажется, что тебе это только на пользу.
- Ма, это такая ху… ерунда, - пробормотал Том. – Каким образом мне арест за вождение в пьяном виде может принести пользу?
- Вечно ты все в черном цвете видишь, - ответила Симона. – Впрочем, кто знает, может, ты и прав… А может, тебе на самом деле необходимо было столкнуться с не самой лучшей стороной реальной жизни.
- Мама, это была ошибка, - скрипнул зубами Том.
- Я знаю, - спокойно сказала она, провела рукой по дредам сына, заправив один за ухо. – Ладно, иди спать.
- Ты слишком добра ко мне, мам, - краснея, сообщил Том.
- Ну ты же мой единственный ребенок, - улыбнулась Симона.
- Спокойной ночи, мам.
Медленно поднимаясь по лестнице, Том почувствовал, как в кармане вибрирует телефон. Увидев, что звонит Бриджет, он тут же нажал отбой, не чувствуя ни малейшего желания говорить ни с ней, ни, впрочем, с кем-то еще. Он хотел тишины и покоя хотя бы на одну ночь, побыть наедине с самим собой, чтобы никто не трогал.
Со следующего вечера он начинал работать по новому графику: с шести часов вечера до полуночи. Его это не радовало, честно говоря; предостережение Георга было услышано и понято, и Том только думал, сколько из сказанного им – правда.
Том старался не переживать. Он справится с чем угодно, да и вообще, он же не за больными ухаживает, а всего-то полы моет, белье стирает и так далее, выполняя свой долг перед обществом.
Добравшись до комнаты, он понял, ощущая противную боль во всем теле, что слишком устал для того, чтобы принимать душ, потому – просто упал на кровать, скидывая кроссовки.
В общем-то, от него никто ничего не ждал, волноваться не стоило, но Том чувствовал себя так, словно он тем и занимается, что подводит и разочаровывает. С Бриджет скоро придется расстаться; терпение матери рано или поздно закончится; Гордон, отчим, проходя мимо, от силы пару слов обронит; у лучшего друга, Андреаса, своя жизнь, и совсем не хотелось бы висеть у него на шее…Да и остальные друзья после школы тоже уже поразъехались, кто куда.
Внезапно Том понял, что ему даже банально не с кем поговорить. Он закрыл глаза и провалился в глубокий сон.

2009-01-27 в 20:32 

you know, in California there's something better for us all
* * *

Том медленно вел шваброй по полу, наблюдая за тем, как исчезает под ней грязь. Он огляделся, было довольно темно, прошло уже несколько дней, а точнее – ночей его новой смены. Коридоры были пусты, а тишину нарушали только периодические негромкие гудки и чей-то редкий кашель.
Он свернул за угол, стало еще темнее: кто-то выключил свет во всем здании, видимо. Том покосился на пол: он уже не видел не то что грязи на полу, но даже своей швабры.
Он снял наушники и замер на мгновение. Оказалось, что он остановился как раз напротив Той Самой Палаты. Дверь была заперта и чуть вибрировала, Том коснулся дверной ручки – холодная – и с трудом повернул ее, застонав: на мгновение ему показалось, что он скорее сломает пальцы, нежели откроет дверь, которая скрипнула и отворилась, выпуская из комнаты блеклое голубоватое сияние. Том прищурился и понял, что это всего лишь лунный свет, отражавшийся от натертого до блеска пола.
Он вошел в комнату, оглядываясь. Стены были все того же скучно-белого цвета, как и всегда, но сейчас отчего-то выглядели даже симпатично. Они практически светились. Том коснулся стены, но ничего не почувствовал: с тем же успехом можно было хвататься за воздух.
Он вдруг услышал тихий звук и посмотрел на кровать, откуда он донесся. На ней кто-то лежал, замотавшись в покрывало. Том понял, что это Билл.
Подойдя ближе, он увидел, что Билл обнимал куклу, и это была другая кукла, новенькая, с прекрасными гладкими волосами, чистеньким платьицем и ярко-голубыми глазами.
Бледная, как фарфоровое личико куклы, кожа Билла мягко сияла в лунном свете, глаза его были профессионально накрашены, а волосы не топорщились беспорядочно, как обычно это бывало, нет, они были аккуратно расчесаны, приглажены, мягкие даже на вид. Черт возьми, Билл сам выглядел, как кукла, а Том молча таращился на него, качая головой, и даже не сразу осознал, что задержал дыхание.
Билл пошевелился, его ресницы затрепетали, и Том, отчаянно желая попятиться, сделал шаг вперед. Билл тихо что-то пробормотал во сне, кукла выскользнула из его рук, когда он перевернулся на спину. Не отрывая взгляда от него, Том подошел ближе. Черт, он никогда раньше не замечал, насколько красив был Билл, и не потому, что он был психически неуравновешенным, а скорее потому, что он был парнем. Том, в принципе, вообще красоту замечал только в девушках, но Билл был… другим.
Он был таким ранимым, что казался практически беспомощным. Он был хрупок, словно девушка. Он нуждался в помощи, и Том не мог, да и, пожалуй, не хотел понимать, почему это все причиняет ему боль.
Подойдя вплотную к кровати, он осторожно коснулся руки Билла, все еще не в силах отвести глаз. Билл беспокойно зашевелился во сне, снова что-то прошептал невнятно. Том провел ладонью по груди Билла, легко коснулся шеи и запустил пальцы в его волосы, убрав упавшую на лицо темную прядь. Лишь коснувшись его, Том почувствовал умиротворение и покой. Билл зажмурился, медленно открыл затуманенные сном глаза. Повернув голову, он увидел Тома, гладящего его по волосам, тихо вздохнул, выдох тепло коснулся запястья Том, который сел на кровать, внимательно разглядывая Билла.
- Том, - шепнул Билл, потянувшись за ласковым прикосновением, потерся щекой о ладонь Тома, и тот подался вперед, вдыхая его запах. Билл слабо улыбнулся, и Том не смог оторвать взгляда от его влажного рта, он коснулся пальцем нижней губы. Билл широко распахнул глаза и, когда Том поцеловал его, удивленно раскрыл рот, подался назад, глаза его расширились еще больше. Том обнял его за талию, прижимая к себе, и постепенно Билл расслабился, стал отвечать на поцелуй, его пальцы перебирали дреды Тома. Том лизнул застонавшего Билла в губы, черт, на вкус он оказался столь же восхитителен, как и под пальцами; Билл практически втащил его на кровать, на себя, обхватил ногами, прижимаясь ближе.
Они медленно двигались, вжимаясь друг в друга, Тому казалось, что он весь горит, и все, о чем он мечтал сейчас, это как следует отдрочить хотя бы, но он не мог оторваться от Билла.
- О… О, боже… - застонал Билл, и Том кивнул, приподнялся на руках, отодвигаясь. Он отлично чувствовал, что Билл под ним возбужден не меньше, чем он сам, он просунул руку меж их тел, чтобы стянуть с него джинсы, но случайно столкнул с кровати куклу, она упала на пол, разлетевшись на миллион крошечных осколков.
…Том резко сел, весь в поту, задыхаясь. Простыни – хоть выжимай, мокрые насквозь, сердце, как очумевшее, колотится в ребра.
Он только что кончил. Он только что охереть как кончил.
- Ну, пиздец, - громко сказал он, ошалело моргая. – Пиз-дец.

2009-02-23 в 22:21 

you know, in California there's something better for us all
5.


Ах, милорд, выберите любую дорогу,
и Вы не ошибетесь. Все государство –
сплошь приют безумных.
- Джеймс Л. Петтигрю


У Тома всегда хорошо получалось избегать чего-либо.
Свою следующую смену он провел в гордом одиночестве, уклоняясь от любых контактов с людьми. Просто отметился, что пришел, и пошел работать. Сразу же. Хотя обычно он сперва предпочитал послоняться, создавая видимость бурной деятельности, потом сходить в прачечную, поболтать с Георгом или Густавом, когда их смены немного совпадали. Иной раз Карен казалось, что он вообще не собирается работать.
Ну, а сегодня же он молча работал, опустив голову и не отрывая взгляда от грязного пола. Он вздохнул, поправив наушники: музыка была выключена, Том использовал их как прикрытие, чтобы никто его не трогал. Никто. Особенно пациенты.
Том дошел до конца коридора и прислонился к стене, нащупывая в кармане пачку сигарет; он уже привык курить по своеобразному расписанию, и сейчас как раз было время перекура. Он чувствовал себя весьма паршиво, его практически трясло от напряжения: никак не мог перестать вспоминать о сегодняшнем сне, и чувство вины потихоньку грызло его изнутри, ведь он не должен был испытывать подобное к кому-либо из больных, тем более – к Биллу.
Том тяжело вздохнул, закрывая глаза, и достал сигарету. Он не собирался курить в коридоре, просто дико хотелось коснуться языком сигареты, почувствовать ее вкус, тем более, что ничего другого он сейчас не мог себе позволить.
Он обхватил сигарету губами, жмурясь, лизнул кончиком языка фильтр. Черт возьми, до конца смены было еще два часа, а он уже чувствовал себя вымотанным, как будто на нем пахали.
- Я тебя нашел.
Билл стоял перед ним, кутаясь в тонкое одеяло, накинутое на плечи. Старенькая кукла выглядывала из-под ткани, а сам он выглядел просто сверхусталым.
Том мгновенно вытащил сигарету изо рта.
- Оу, привет.
- Ты так поздно сегодня… - Билл плотнее завернулся в одеяло. – Я тебя все утро искал, а ты…
- Да, - ответил Том, опустив взгляд, - у меня другое расписание теперь.
- Другое?
- Ночные смены.
- А. А я спал, - сообщил Билл, сонно потерев глаз, - а потом проснулся, потому что мне показалось, что я что-то услышал, и… и, в общем, погулять решил, и нашел тебя.
- А разве тебе можно гулять по ночам? – поинтересовался Том.
Билл помрачнел.
- Вообще-то я не младенец и сам могу решить.
- Я знаю, - вздохнул Том.
- Слушай, почему ты не предупредил меня? – насупился Билл. – Твое отсутствие испортило мне все утро к черту.
- Извини.
Билл потерся носом о щеку куклы, что-то тихо прошептал и закутал ее в одеяло. Он закрыл глаза, покачиваясь слегка, а Том смотрел на него, чувствуя себя виноватым. Хотя в общем-то его вины не было, да и перед Биллом у него не было никаких обязательств… С другой стороны из-за смены рабочего графика его день тоже прошел не лучшим образом.
- Нет, серьезно, мне очень жаль, - повторил он. – И стыдно.
- Почему? – удивленно посмотрел на него Билл.
- Не знаю, - ответил Том. Однако на самом деле он знал, за что ему стыдно, еще как знал, и потому хотел избавиться от общества Билла почти так же сильно, как хотел быть с ним рядом. – Ладно, нормально все.
- Так, значит, ты по ночам работаешь теперь?
- Ну, практически. Поздняя смена, все такое… Боюсь, мы вряд ли сможем видеться.
- Хм, - Билл сел на пол, задумавшись. – Нет, сможем. Я могу ложиться спать попозже.
- Правда? – спросил Том, тут же одернув себя. – То есть… Не надо.
- Почему же? – удивился Билл. – Я хочу.
- Ну, не надо делать это из-за меня, - ответил Том, поморщившись. – Все равно мне работать надо.
- И что? – Билл легко улыбнулся. – Хочешь, чтобы я от тебя отвалил?
Том, конечно, не хотел, но знал, что так будет лучше. Он знал, что должен сказать Биллу что-то вроде «у меня полно работы, мне нужно ее делать, и один я справлюсь быстрее, так что мы едва ли даже словом перекинуться сможем».
Однако весь его опыт общения с Биллом сводился к одному: какими бы ни были его самые лучшие побуждения, приходилось всегда идти против.
- Не хочу, - сказал он тихо, снимая наушники. – Хочешь кое-куда сходить?
- Куда? – устало спросил Билл.
- Да недалеко, - заверил его Том. – Мы даже из больницы выходить не будем.
Билл закусил губу.
- Я не думаю…
- Ну давай, - улыбнулся Том. – Обещаю, ты не попадешь в неприятности.
- Об-бещаешь?
- Обещаю, - Том посмотрел на него так честно, как только мог; он искренне не хотел, чтобы с Биллом что-то случилось, хоть какая-то микроскопическая проблемочка.
Билл медленно кивнул.
- Хо… Хорошо. Да, пойдем.
Том быстро огляделся, потянул Билла за руку, подталкивая к выходу, которым обычно пользовался, бегая курить; он открыл дверь, введя код, и они тихо спустились в прачечную. Том нервничал, понимая, что то, что он делает, может привести в нефиговым таким неприятностям, его легко могут вышвырнуть с работы, возможно, напрямую в тюрьму за такое нарушение правил во время испытательного срока.
Он открыл дверь прачечной и пропустил Билла вперед. Билл смешно посмотрел на него, одновременно удивленно и хмуро:
- Стирать будем?
- Мм, нет, - ответил Том. Он запер дверь за собой и глубоко вздохнул. Здесь всегда было жарко, воздух был тяжелым и спертым. – Иди пока вон за ту машинку, а я сейчас вернусь.
Билл не двинулся с места, ссутулившись, и натянул одеяло на плечи, поудобнее перехватив куклу. Том тихо застонал, понимая, что он напуган и чувствует себя крайне неуютно.
- Хорошо, стой здесь, - мягко сказал Том. – Я сейчас вернусь, хорошо?
Билл кивнул, глядя на него. Том отошел к двери, что вела в кухню, и осторожно заглянул в окно, но никого не увидел. Ночью во всем здании царила относительная тишина, и, проскользнув в кухню и кое-что схватив с полки, Том услышал шаги Билла за спиной.
- Привет, - улыбнулся он. – Совсем без меня не можешь?
- Там темно, - смущенно пробормотал Билл. – Ну, я вообще-то темноты не боюсь, но…
- Да, я понимаю, - просто ответил Том. Он закрыл кухонную дверь и провел Билла обратно в прачечную. Билл был взволнован, он обнимал свою куклу гораздо крепче, чем обычно, и Том, поколебавшись, успокаивающе погладил его по спине. Билл озадаченно оглянулся на него.
- Что мы делаем? – прошептал он.
- Давай сюда, - вместо ответа указал Том на самую большую стиральную машину. – Сюда, ага. Садись и не волнуйся.
- Т-ты ост-танешься, т-так?
- Конечно, - заулыбался Том. – Я это ни за что не пропущу.
- Что?
Том запустил руку в маленькую сумку, которую стащил с полки на кухне. Это был рюкзак Георга, он никогда не забирал его из больницы, храня там сменную рубашку, пару бутылок с водой и две очень-очень важные вещи: трубку и мешочек с травкой. Том вытащил их, осмотрел трубку.
- Вот черт, - выдохнул Билл.
- Будешь? – спросил Том.
- Думаю, да… - Билл широко раскрытыми глазами смотрел на трубку.
- Не волнуйся, все будет хорошо, - пообещал Том. – Если вдруг что-то случится, я скажу, что только я виноват, и… Ну, если ты против, то я сейчас все уберу.
- Да ладно, я курил раньше, - Билл взял трубку, поднес ее к лицу, затянулся. – Ммм… Давно это было, впрочем.
- Что, не помнишь, как? – поддразнил Том.
- Покажи, - ответил он.

2009-02-23 в 22:22 

you know, in California there's something better for us all
Том улыбнулся, набил трубку марихуаной и осторожно затянулся, чувствуя сладкий привкус на губах. Затем, найдя в кармане зажигалку, он тщательно раскурил трубку под внимательным взглядом Билла.
Он глубоко затянулся, задержал горячий дым во рту и выдохнул медленно, чувствуя, как почти мгновенно расслабляется его тело. Он протянул трубку Биллу, который только тряхнул головой взволнованно.
- Это плохо, - пробормотал он, взглянул на куклу и тихо вскрикнул. – Ох, господи, какой же я идиот! Клаус… Ему нельзя…
- Успокойся, - перебил его Том. – Подержи-ка…
Билл неуверенно взял трубку, Том аккуратно стянул одеяло с его плеч и потянулся к кукле. Билл занервничал, прижимая ее к себе.
- Ну, ты что, - негромко сказал Том, - я хочу, чтобы с ним все было хорошо. Можно?
- Т-ты… Ост-торожнее, он сп-пит, - вздрагивая, ответил Билл. Он нерешительно отпустил куклу, и Том завернул ее в одеяло, переложив на стоящее рядом кресло. Билл обнял себя за плечи, дрожа и неловко держа трубку.
- Так годится? – спросил Том.
- Д-да, с ним все хорошо, - сказал Билл, отдав ему трубку. Он сел, подтянув колени к груди, обхватил их руками. – Ты ему нравишься.
Том сел рядом с ним, затянулся снова.
- Правда?
- Угу, - невнятно ответил Билл, слегка покачиваясь вперед-назад и посасывая палец. Том наблюдал за ним внимательно, надеясь, что Билл не улетел в очередной раз: распознавать тревожные синдромы он уже научился.
- Ну ты как, будешь курить? Я же для тебя ее держу, - осторожно поинтересовался Том. Да, с Биллом он был куда вежливее, тише, спокойнее, нежели с кем-либо из друзей, включая девушек.
Билл кивнул.
- Ты только помоги, - шепнул он.
Том улыбнулся и протянул ему трубку. Билл наклонился вперед, обхватил мундштук губами, закрывая глаза, и затянулся, тут же закашлявшись. Том сразу убрал трубку и начал поглаживать его по спине, тем осторожнее, чем сильнее Билл кашлял.
- Ты в порядке?
Билл прижал ладонь ко рту, и его кашель вдруг превратился в смех.
- Вот пиздец, - сказал он, пытаясь отдышаться. – Слушай, ты чего туда набил?
- Так ты в порядке? – переспросил Том, помолчав.
- Боже, трубку-то верни, я просто не готов был, - ответил Билл. – Я думал, у тебя хорошая травка.
- Эм… Что? – зачарованно посмотрел на него Том. Билл звонко рассмеялся.
- Погоди, может, все не так уж плохо. – Он затянулся глубже, чуть кашлянул, выдыхая дым. – Ну да… В принципе, годится.
Том с облегчением засмеялся.
- Это не мое, это Георга, так что к нему все претензии.
- Это полный отстой, - сообщил Билл, широко раскрыв глаза. – Но крепкий.
- Это точно, - согласился Том, неохотно убирая руку с его спины. – Боюсь, тебя унесет.
- Ну вот еще.
- Ты не устаешь меня удивлять, - усмехнулся Том.
- Чем же? Тем, что если я псих, это еще не значит, что я не могу, например, курить? – Билл закатил глаза. – Шучу.
Том поморщился.
- Дурацкая шутка.
- Ты все время так говоришь, - заметил Билл. – Расслабься, воспринимай это как повод для веселья, смейся, как я.
- Не вижу ничего смешного, - ответил Том. Он и впрямь не знал, что смешного было в положении Билла, особенно глядя на его любимую куклу. Он посмотрел на Билла, чувствуя странное тепло в груди. Билл, казалось, сиял, тихо посмеиваясь, его глаза блестели.
- Не сломай трубку, - выдавил из себя Том, толкнув его локтем. – А то я Георгу расскажу.
- А я скажу Карен, - сверкнул глазами Билл, пихнув его в ответ, - что ты давал мне наркотики.
- Нечестно, - тяжело вздохнул Том.
- Да не скажу я, - быстро сказал Билл. – Я никогда на тебя не пожалуюсь, никогда.
- Почему?
- Ты мне нравишься, - тихо сказал Билл, опустив трубку.
Том почувствовал, что краснеет. Он выхватил трубку у Билла и глубоко затянулся, гораздо глубже, чем обычно. Закашлялся, его глаза заслезились, и он не сразу понял, что Билл сидит рядом с ним, поглаживая по спине точно так же, как он его. Он аж задохнулся от того, что сейчас Билл был так близко к нему, ближе, чем когда-либо, и от этого недавний сон вспыхнул в памяти… Том покраснел еще сильнее, уворачиваясь от прикосновений Билла и благодаря небеса за то, что в комнате было достаточно темно, чтобы Билл не мог заметить, как он смущен.
- Эй, ты в порядке? – тихо спросил Билл, наклонившись к его лицу. Том поднял на него взгляд, чувствуя, что ему очень трудно дышать. Их лица разделяли какие-то несчастные несколько дюймов, и от такой близости у Тома в животе что-то переворачивалось. Он кивнул и опустил глаза, ощущая дыхание Билла на щеке. Чертов сон никак не хотел выходить из головы и начал превращаться в назойливое желание повторить все наяву, потому что… запах… Волосы Билла были жутко встрепаны, его макияж изрядно размазался, но его запах… Черт, он сводил Тома с ума. Билл до последней его черточки был красив сейчас так, как во сне. Подняв голову, Том восхищенно смотрел на его мягкие черты лица, карие глаза, розовые губы.
- Ты обжегся? – ласково спросил Билл, но только Том открыл рот, чтобы ответить, он вдруг вскочил, вскрикнув.
- Что случилось? – озадаченно проводил его взглядом Том.
- Клаус! – Билл подхватил куклу на руки, крепко обнимая и баюкая. Том смотрел на него, и ему казалось, что вся больница слышит, как колотится его сердце. – Я нужен ему, нужен, нужен… - Он зажмурился. – Боже, боже мой, что же я за идиот, как я мог оставить ее одну! Прости меня, прости, маленькая, прости…
Том встал и медленно подошел к нему, хмурясь. Черт, Билл снова улетел. Напрочь улетел в свой мир.
- Мой бедный малыш, мое нежное солнышко, - шептал он, разворачивая куклу. Одеяло упало на пол. – Прости меня, моя хорошая.
- Билл, - позвал Том.
- Нет, - ответил Билл, не открывая глаз. – Я н-не могу, мн-не н-нужно…
Том закрыл лицо руками. Ох, каким же кретином надо было быть, чтобы даже подумать о том, чтобы привести Билла сюда! Суровая реальность навалилась на Тома: что бы ни случилось тут, все окажется на его совести, и неприятности будут куда страшнее, чем он мог себе представить. А что хуже всего, могло достаться и Биллу.
- Билл, - ласково снова позвал его Том. – Билл, ты слышишь меня?
Ноль реакции.
- Билл, это я, Том, - упорно повторил он. Ему показалось, что плечи Билла несколько расслабились, но он все еще дрожал. – Я знаю, ты слышишь меня.
- Нет, - шепотом ответил Билл.
- Вернись ко мне, - тихо попросил Том. – Ты же только что был здесь… Давай, вернись ко мне.
Он протянул руку, чтобы коснуться Билла, но не был уверен, как это подействует. Он так же не знал, как подействуют на Билла его слова. Он действовал на инстинктах, больше всего на свете желая вернуть Билла в реальный мир, где бы он ни был сейчас. Он очень, очень осторожно коснулся плеча Билла, тот вздрогнул всем телом, втянув воздух сквозь зубы, его плечи напряглись, но он хотя бы перестал трястись.
- Все хорошо, - спокойно сказал Том. – Билл, все хорошо.
- Том? - Билл приоткрыл один глаз, и слеза скользнула по его щеке. – Со мной что-то… Я куда-то…
- Да, я знаю.
- Куда ты уходил? – тихо спросил Билл.
- Я… Я просто отошел на секунду, - сымпровизировал Том. – Это было очень глупо с моей стороны, прости.
- Не уходи никуда, - снова задрожав, сказал Билл, плача и прижимаясь к Тому. Том вздохнул и, хоть это и было в очередной раз против всех намерений, обнял его, крепко прижимая к себе. Билл уткнулся лицом в его шею, Том чувствовал, как он отчаянно держится за куклу. Он погладил Билла по спине, обнял крепче, всем телом впитывая его тепло.
- Хочешь спать? – прошептал он. – Я отведу тебя обратно.
Билл кивнул.
- Помоги только.
- Я постараюсь, - честно ответил Том.
Он отвел Билла на пятый этаж и, уложив спать, вернулся к работе, задержавшись на час дольше, чем надо было. Трубка и одеяло так и остались на полу прачечной.

2009-02-23 в 22:23 

you know, in California there's something better for us all
* * *


- Том… Том… Том…
Том моргнул и повернулся к сидящей рядом Бриджет. Она была так близко, фактически уже залезла к нему на колени. У обоих был сегодня свободный вечер, который они решили провести у Тома. Он чмокнул ее в губы.
- Что?
- Я хотела… - Бриджет нахмурилась. – Нет, ничего.
Том вздохнул.
- А все же?
- Я сегодня получила ответ из университета, - сказала она. – Они сообщили мне дату заселения и еще кое-какую информацию о комнате, о соседях…
- И когда?
- Конец августа, - коротко ответил Бри.
- Блять, - Том откинул голову на спинку дивана и снова вздохнул. – Уже скоро.
- Я знаю, - шепнула Бриджет, наклонившись вперед, нежно поцеловала Тома, и тот ответил на поцелуй, закрыв глаза, обнял ее за талию. Не отрываясь от его губ, она забралась к нему на колени, и он ухватился за ее широко раздвинутые бедра, прижимая ближе к себе. Обхватив его лицо ладонями, целуя сильнее, она послушно прижалась, заставив его застонать. Только вот это была всего лишь реакция тела. На самом деле Тому было абсолютно наплевать на происходящее, он был слишком измотан и больше всего хотел сейчас пойти спать, однако… Однако они и так сейчас встречались достаточно редко.
Поэтому Том согласился на предложение Бриджет встретиться и провести уютный вечер у телевизора. А вот теперь уютный вечер закончился, и она хотела от Тома того, для чего он был слишком усталым.
- Пойдем в твою комнату, - шепотом предложила она.
Том улыбнулся.
- Хочешь меня, а?
Она двинула бедрами и усмехнулась хитро:
- Том Трюмпер, ты что-то имеешь против?
Том изо всех сил постарался не зевнуть ей в лицо.
- Вот еще.
- Тогда давай здесь.
- Бри… - Том тяжело вздохнул.
- Твои родители спят, - прошептала она.
- Ну да, - ответил он, а она уже расстегивала пряжку на его ремне, и Том смотрел на нее, пытаясь пробудить в себе хоть намек на те чувства, что испытывал раньше. Дело было не только в том, что он устал; Том любил, в общем-то, секс, да и Бриджет трахалась весьма неплохо, и даже какое-то странное притяжение между ними было… Но сейчас, когда она сидела у него на коленях, прижимаясь к его ширинке и покачиваясь вперед-назад, он не чувствовал ничего. Абсолютно.
- Том, - окликнула она его, стянув его джинсы вниз и сквозь ткань трусов коснувшись ладонью его члена, - милый, что-то не так?
- Все хорошо, - ответил Том.
- Но ты… - она осторожно сжала его член, и Том вздрогнул, закусив губу. Она улыбнулась и продолжила ласкать его, запуская руку в трусы. – Вот он ты…
- Нежнее, - скомандовал он, невольно выгнув спину, когда она погладила его. Это было круто, реально круто. Он закрыл глаза и позволил ей позаботиться обо всем самой: у Бриджет были просто волшебные руки, она могла вдохнуть жизнь даже в камень. – Вооот… Хорошая девочка.
- Я скучала по тебе, - выдохнула она, целуя его. – Я так скучала… А ты?
- Угу, - пробормотал Том. – Ох, как хорошо…
- А будет еще лучше, - сказала Бриджет. – Намного лучше.
- О, я в тебе не сомневаюсь, - улыбнулся Том, открывая глаза. – Только будь сегодня ласковой.
- Не вопрос, - усмехнулась Бриджет и стянула с себя футболку, отбросив ее в сторону. Том восхищенно взглянул на ее грудь, упакованную в красивый кружевной бюстгальтер, протянул руки за ее спину и расстегнул его. Бриджет повела плечами, позволяя белью просто соскользнуть вниз, тихо застонала, когда Том коснулся губами ее соска.
Том уткнулся лицом в ее грудь, такую теплую и мягкую, и вздохнул. Бриджет осторожно поддрачивала его член – да, тот гордо стоял, и плевать ему было на то, что, в общем-то, Тому не до того. Наверное, у Тома встало бы даже в бессознательном состоянии. Телом Том был совершенно готов к жаркому сексу, и ему не оставалось ничего иного, как подчиниться,
Бриджет выскользнула из юбки, сдернула с себя трусики и снова села к Тому на колени, раздвинув ноги и чуть касаясь его члена. Том не удержался и ущипнул ее за попку, боже, она была так прекрасна, полностью обнаженная… Том закрыл глаза, собираясь как следует насладиться не только видом, но и ощущениями.
- Бри… - прошептал он.
- Помоги, - ответила она. Том тихо застонал, чувствуя, как она опускается на его член, сперва подавшись назад, а затем продолжив движение. Он придержал ее за бедра, направляя и помогая опуститься как можно ниже.
- Как хорошо… - выдохнула она, уткнувшись лбом в его плечо. Том кивнул, в самом деле все было хорошо. Настолько, черт возьми, хорошо, что он просто не знал, куда бы деться отсюда. В мыслях царил хаос. Он думал о Бриджет, о том, какой красивой она была, как шикарно целовалась и трахалась, о том, как скучал без нее, когда она уходила… Но будет ли так и дальше? Он подумал, что ему не будет так уж сложно бросить ее. Да, она была очень милой, и он любил ее, но она больше не задевала тех тонких струнок внутри него, как раньше.
И вот, трахая свою девушку, Том подумал о Билле. Вот уж кто точно задевал эти струнки… Но Том не понимал, почему. Билл был парнем, причем парнем, находящимся на лечении в психиатрической клинике. Воистину, не тот человек, о котором стоило бы думать Тому в то время, как девушка на его члене пытается помочь ему кончить.
Тем не менее, Том думал о Билле. Он не понимал, почему именно о нем, и не знал, как это остановить. Он открыл глаза, пытаясь сфокусировать взгляд на Бриджет. Запустив пальцы в волосы, она рвано двигалась на его члене, постанывая. Том обхватил ее грудь ладонями, сжал, и она застонала громче, подалась вперед, обнимая его за шею.
- Черт… - выдохнул Том, вколачиваясь в нее. В его воображении перед ним была не Бриджет. Перед ним был Билл. Хотя, сказать по правде, он не думал о том, чтобы переспать с Биллом. Он просто хотел быть с ним, не совсем понимая, что это может значить. Но у Билла были такие большие робкие глаза, он был такой нерешительный, напуганный, он нуждался в герое, в ком-то, кто мог бы спасти его, помочь выбраться из того странного мира, куда он постоянно улетал. Тому казалось, что он наладил с ним контакт. Они испытывали взаимное доверие и взаимное же влечение, не важно, сексуальное или нет.
- Том, я… я кончаю! – Бриджет выдернула Тома из его размышлений и качнулась вперед, вцепившись ногтями в его плечи. Он стиснул зубы, тело радостно ответило на то, как сжала в себе его член Бри, и он кончил тоже.
- Ох, блять, - он отпустил ее бедра и закрыл лицо руками. – Бля, ебаный пиздец…
- Что? Милый, что случилось? – соскользнув с его колен, Бриджет отвела его руки от лица, заглянула в глаза, прижимаясь к нему. Том мрачно посмотрел на нее, чувствуя себя последней скотиной.
- Я…
- Тшшш… - ответила она, проведя ладонью по его волосам. – Я все понимаю.
- Да?
Она кивнула.
- Да, я понимаю, и мне тоже очень грустно из-за того, что у нас так мало времени.
Том только вздохнул в ответ и закрыл глаза.

2009-02-23 в 22:24 

you know, in California there's something better for us all
6.


Все мы в той или иной мере безумны.
- Аристотель


Теперь у Тома был новый распорядок: он приходил на работу, отмечался в журнале, здоровался с Карен и сразу же шел на поиски Билла. С его новым графиком работы это было не очень просто, так как у Билла не было какого-то определенного места, куда он мог бы пойти ночью. Он слонялся по больнице, руководствуясь исключительно сиюминутными побуждениями, и чаще всего сам находил Тома.
Этот вечер не стал исключением. Том проверил все возможные места, где мог бы быть Билл, но не нашел его ни в общей комнате, ни в столовой, ни у большого окна в конце коридора. Помрачнев, Том решил заглянуть в его палату, хотя в это время Билла там уж точно никогда не бывало.
Приближаясь к палате, Том замедлил шаги, услышав голоса: глубокий мужской что-то говорил, а Билл затем отвечал. Оба они не звучали особо радостно. Сунув руки в карманы, Том как бы невзначай прошел мимо палаты, незаметно заглянув в приоткрытую дверь.
Билл сидел на кровати, по-турецки поджав ноги, а в кресле у кровати расположился мужчина, выглядевший крайне мрачно и неприятно. Том прошел дальше, чувствуя смущение. Никогда раньше он не видел, чтобы Билла кто-то навещал, и теперь терялся в догадках, кем был его гость.
Том прошел до конца коридора, взял свои ведро и швабру. Наблюдая за дверью палаты Билла, он завис там, у стены, намывая один и тот же маленький участок пола. Наконец мужчина вышел в коридор, остановился на мгновение, глубоко вздохнув и потерев лоб. Том с любопытством смотрел. Мужчина повернулся к противоположному концу коридора и помахал рукой Карен, та подошла к нему. После короткого разговора она проводила гостя на выход.
Выждав несколько минут, Том вернулся к палате Билла. В коридорах уже становилось темно, восемь часов – пациентам клиники пора готовиться ко сну. Уже пару недель Билл не выполнял это правило, Том знал, потому что проводил время с ним.
Том осторожно просочился в палату. Билл все еще сидел на кровати, склонившись над куклой; он выглядел точно так же, как и в первый раз, когда Том его увидел.
- Эй, - тихонько окликнул его Том.
Билл поднял голову, баюкая куклу в объятиях.
- А, привет.
- Что случилось?
- Ни-че-го, - Билл снова склонился над куклой, поглаживая ее лицо кончиками пальцев. – Ты сегодня поздно.
- Нет, я давно уже тут, - сказал Том. – Просто ты был… ммм… занят.
- А.
Том подождал продолжения реплики, но Билл, казалось, был уже в своем дивном мире, ускользая туда быстрее, чем Том мог его удержать.
- Билл?
- Что? – Глаза Билла были полузакрыты, он был где-то далеко.
- Кто это был?
- Мой отец, - Билл склонил голову набок. – Это был мой отец.
- Оу… Здорово, - сказал Том, не зная, что еще сказать.
- Не знаю.
Том наблюдал, как Билл ласкает кукольное личико, перебирает пальцами складки тонкого платьица. Он выглядел таким одиноким и измученным… Том вдруг подумал, каково вот так терять связь с реальностью. Он подошел ближе, присел на край кровати. Матрас чуть прогнулся под его весом, Билл вздрогнул и поднял голову.
- Земля вызывает Билла, - ласково улыбнулся Том.
- Знаешь, я хочу, чтобы он никогда не приходил больше, - безрадостно сказал Билл. – Думаю, ему бы тоже этого хотелось.
- Он наверняка любит тебя.
- Не знаю, не знаю… - вздохнул Билл. Он вытянулся на кровати, вжавшись лицом в матрас и тяжело вздохнув. – Господи, валить отсюда надо, срочно.
Том прищурился, потянувшись к нему и рассеянно коснувшись кукольного платья.
- А куда ты хочешь отсюда уйти?
- Держа младенца на руках, - пробормотал Билл, - нужно п-поддерживать его под шейкой и головой. И никогда, никогда не д-держать его одной рукой, всегда д-двумя.
Том вздохнул.
- Г-говорят, что н-нельзя спать в одной п-постели с ребенком, - продолжал Билл. – Г-говорят, что во сне м-можно п-повернуться и п-придавить, з-задушить ребенка. Н-но я считаю, что это н-неп-правда. Я всегда з-знаю, что в м-моей п-постели ребенок, и я п-просто… п-привык уже.
- Билл, - тихо позвал его Том.
- А еще, еще г-говорят, что ребенка н-нельзя у… укачивать. – Билл, казалось, ничего не слышал. – Н-но ребенка н-нужно укачивать. Им… Им п-полезно движение.
- Бииилл…
- М-моя м-ма… м-мама всегда п-пела мне, к-когда я был ма… маленьким. Ж-жаль, что я не могу т-тебе спеть, - сказал Билл кукле. – Я н-не знаю п-песен, н-никаких, я… н-не помню. И… и сп-просить м-маму не могу.
Том с грустью смотрел на то, как Билл медленно открывается ему.
Он ничего не мог сделать, но не хотел уходить. Несмотря на то, что ему было тяжело видеть такого Билла, и все его чувства были сейчас бесполезны, Том нигде больше не хотел находиться, кроме как рядом с ним.
- Я уверен, ты знаешь как минимум одну песню, - тихо сказал он.
Билл вскинул голову, встречаясь с ним взглядом.

2009-02-23 в 22:25 

you know, in California there's something better for us all
- Привет, Том, - улыбнулся он.
Том только улыбнулся в ответ.
- Привет, Билл. Как провел день?
- Спал и ел.
- Я тоже, - кивнул Том. – Мы с тобой лентяи.
- Уж ты-то точно, - рассмеялся Билл. Том молча любовался им, пока он рассказывал о прошедшем дне. И еще – удивлялся, почему, когда и как он начал влюбляться в этого беспокойного темноволосого парня. Это было против всего, что он знал и во что верил, это рухнуло на него, словно тонна кирпичей, и теперь ему не оставалось ничего иного, кроме как поддаться.

* * *


- Ну, прости, - развел руками Том. – Ты был прав, ночи здесь – пиздец.
Георг закатил глаза, продув трубку, заглянул в нее.
- Да нет проблем, в общем-то, у меня еще есть, - он усмехнулся. – Ну как, легче потом работалось?
- Что-то вроде, - ответил Том. Придя на работу, он сразу же отправился в прачечную, надеясь перехватить Георга и успеть объяснить, что его трубка делает на полу. Весь день сегодня он просто молился, чтобы никто не нашел ее до него.
- Я же говорил, - самодовольно улыбнулся Георг. – Только в следующий раз не оставляй добро разбросанным. И вообще не оставляй. Там везде мои инициалы.
- Не вопрос, - засмеялся Том.
- А еще… - Георг заколебался на мгновение. – Там на полу лежало одеяло с номером комнаты на нем…
Том оцепенел.
- И что? Это же прачечная.
Георг покосился на него.
- Слушай, мне насрать, можешь хоть весь пятый этаж сюда притащить и накуриться с ними…
- Здесь был только Билл, - быстро перебил его Том.
Георг заулыбался.
- Серьезно? Нихрена себе… А кукла тоже курила?
Том нахмурился.
- Ничего плохого не случилось.
- Ну, я как бы знаю, что ты не совсем идиот, - Георг закинул рюкзак на плечо и вздохнул. – Ладно, мне надо кое-что сделать на пятом этаже, а потом у меня выходной.
- Увидимся, - ответил Том, прислонившись к одной из стиральных машин и глядя, как он уходит. Его просто разрывало от желания пойти к Биллу, но он решил дождаться, пока Георг уйдет из больницы.
С момента последней встречи Том не переставал думать о Билле. Не мог перестать. Ему до одури хотелось видеть Билла постоянно, все время. Он теперь едва успевал выполнять свою работу по ночам, потому что каждую ночь Билл приходил к нему, и они часами просто разговаривали, и никогда еще Том не чувствовал себя так спокойно. Том хотел быть уверенным в том, что с Биллом все в порядке, хотел быть тем, кто помогает ему выбираться из его странного мира, куда он периодически ускользает. Том всегда переживал за Билла, когда находился не в больнице.
Поторчав в прачечной еще минут двадцать, Том вернулся на пятый этаж, не в силах больше ждать встречи.
Он поздоровался с Карен и еще парой человек из персонала, затем, прихватив ведро и швабру, направился к заветной палате. Оставив их в коридоре, он глубоко вздохнул и вошел.
Билл сидел на полу, подтянув ноги к груди, и раскачивался вперед-назад. Том нахмурился и подошел к нему.
- Билл? – осторожно позвал он. – Билл, ты в порядке?
Билл медленно пожал плечами, он заметно вздрагивал.
- Она… Она у м-меня была, и я... не знаю, где она, куда ушла, я потерял…
Том удивленно сдвинул брови, наклонился ближе, пытаясь понять, о чем речь.
- Потерял?
- П-пожалуйста, не дай мне уйти, - совершенно безумными глазами глядя на него, сказал Билла. – Я оч… очень пытаюсь удержаться тут, но я не знаю, к-куда она ушла.
Том вдруг заметил, что у Билла нет куклы в руках. Он встал и огляделся.
- Так, будь здесь, - строго сказал он. – Я поищу ее.
- Б-быстрее, пожалуйста.
Том обошел комнату, заглядывая на полки, в туалет, в ванную, под кровать. Куклы нигде не было. Он оглянулся на Билла: тот раскачивался, вцепившись в волосы, и что-то бормотал под нос.
Том закрыл глаза; он вспомнил слова Георга.
«…мне надо кое-что сделать на пятом этаже, а потом у меня выходной».
- Я его урою, - сказал он.
- Т-том? – Билл посмотрел на него остекленевшим взглядом. – Где она? Ты нашел ее?
- Ох, Билл, - вздохнул Том, приблизившись к нему, и опустился на колени. – Билл, я не знаю, где она.
Билл полузадушенно всхлипнул, задрожав сильнее.
- Н-не знаешь? Н-не можешь н-найти?
- Я найду, обязательно найду, - отчаянно пообещал Том, кто бы только знал, как он был зол на Георга… Но он понятия не имел, что делать. – Я уверен, с твоим ребенком все в порядке.
- От-ткуда т-ты знаешь? Это т-ты ее взял? – с ужасом спросил Билл.
- Нет! Ты что, господи, нет, я не брал ее, - быстро ответил Том. – Господи, что ты, я бы никогда ее у тебя не отнял.
- М-может, она сама ушла… Мне к-кажется.
Том тряхнул головой.
- Это точно ерунда. Ты нужен ей.
Взгляд Билла внезапно окончательно помутился, Билл разрыдался, словно его прорвало наконец. Том чувствовал себя абсолютно беспомощным; не мог же он достать куклу из воздуха… и вот Билла снова уносит из реальности, возможно, даже дальше, чем когда-либо до сих пор. Все, что Том мог сделать, это встать и попятиться.
- Она одна, совсем одна, одна… - всхлипывал Билл.
- Ты не виноват, - тихо сказал Том, но его слова едва ли были услышаны. Билл отвернулся от него, прижался лбом к стене, царапая ногтями ее, пол, самого себя… Его трясло, и Том понимал, что в его присутствии нет смысла. Лучше поговорить с Георгом.
Он вышел из палаты, буквально излучая злость. Он едва ли замечал людей, мимо которых проходил. Несколько медсестер бежали по коридору, без сомнения, к Биллу, из палаты которого раздался длинный вопль. Том стиснул зубы.
- Что-то случилось?
Том посмотрел на остановившуюся перед ним Карен. От злости он не мог выдавить ни слова в ответ.
- С ним все будет хорошо, - мягко сказала она. – Это обычное явление.
- Обычное? – переспросил он. – С ним никогда не… С ним не случается такое.
- Случается, - вздохнула Карен. – Три-четыре раза в неделю. Раньше было еще хуже.
- Нет, - недоверчиво посмотрел Том. – Я же целый день здесь, и…
- Не целый, Том, не целый.
Карен строго взглянула на него и быстро ушла вслед за медсестрами.
Том потер лоб, кривясь каждый раз, когда слышал крики Билла. Как же ему хотелось сейчас, чтобы смена Георга еще не закончилась… Разговор с ним был просто жизненно необходим, а Том не знал ни его номера телефона, ни адреса. Не оставалось ничего иного, кроме как ждать следующего дня.
В конце коридора Том столкнулся с Густавом, тот толкал перед собой тележку с бельем. Их взгляды встретились, и Густав усмехнулся, кивнув в сторону палаты Билла. Том отвернулся, крепко сжав кулаки.
Беспомощность. Абсолютная и невероятная беспомощность. Он не мог сделать вообще ничего, ни для Билла, ни для себя.
Он ушел в кладовую и просидел там, уткнувшись лицом в ладони, до конца смены.

* * *

На другой день Том пришел на работу раньше обычного.
Чтобы точно не проспать, он завел прошлым вечером два будильника, но всю ночь проворочался без сна, думая о случившемся.
Гордон согласился подвезти его до больницы, и всю дорогу Том не мог перестать думать о… обо всем подряд. О том, что он скажет Георгу, о том, как чувствует себя Билл, вспомнил ли он хоть раз о Томе, или ему совсем плохо без любимой куклы…
- Мда, - вздохнул Гордон.
- А?
- Ты с самого утра хрустишь пальцами, - пояснил он. – Это плохо, в общем-то.
- Ммм… Прости, - сказал Том. Он пару раз согнул пальцы, потом расслабил руки, понимая, насколько напряжено все его тело.
- Тяжелая смена?
- Нет… Не знаю. Надеюсь, что нет.
- Проблемы с девушкой? – Гордон коротко глянул на него.
Том нахмурился: уже несколько дней он даже не вспоминал о Бриджет.
- Нет…
- Ладно, что бы там у тебя ни случилось, все образуется, - сказал Гордон, сворачивая на парковку. – Так всегда бывает. Когда ты собираешься домой?
- Ну… Примерно в полночь.
Гордон кивнул.
- Я заеду за тобой.
- Ага, спасибо, - пробормотал Том, выбираясь из машины. Гордон уехал, а Том некоторое время стоял, глядя на здание клиники. Глубоко вздохнув, он вошел внутрь, но не пошел на пятый этаж, чтобы отметиться в журнале, нет. Он пошел прямиком на кухню.

2009-02-23 в 22:26 

you know, in California there's something better for us all
Толкнув кухонную дверь, он увидел, что Георг сидит на одной из стоек и ест бутерброд. Георг улыбнулся, заметив Тома, но улыбка его мигом увяла, когда он понял, что Том полон серьезности и злости.
- Эм… Привет, - сказал он, медленно опуская бутерброд. – Что случилось?
- Нам надо поговорить, - сообщил Том, указав на дверь прачечной. Георг поерзал и отрицательно покачал головой.
- Извини, я на работе.
Том бросил на него уничтожающий взгляд и повторил:
- Нам надо поговорить.
- Ладно, ладно.
Георг спрыгнул со стойки и, вытирая ладони о джинсы, прошел в прачечную, Том – за ним, сунув руки в карманы и глядя в пол. Закрыв дверь, Том несколько мгновений молча смотрел на Георга.
- Бля, да что такое-то? – не выдержал, наконец, Георг, неуверенно улыбаясь.
- Я знаю, что ты ее взял, - сказал Том.
- Нихера я не брал, - Георг улыбнулся во весь рот. – Я только говорил, что уже тысячу лет хочу ее стащить. А что, ему вынесло мозг, а? Меня вчера здесь не было, все пропустил.
Чувствуя, что вот-вот потеряет над собой контроль, Том глубоко вздохнул. Ему безумно хотелось врезать Георгу.
- Куда ты ее дел?
- А не пойти ли тебе нахуй?
- Что-что?
- Слушай, Том, я тебе вот что скажу, - улыбка исчезла с лица Георга, уступив место ледяному взгляду, - если тебе не нравятся такие шутки, вали отсюда нахуй.
- Это дерьмо, а не шутки, - сплюнул Том.
- Да блять, Том, тут вся больница – один большой кусок дерьма, чего ты хочешь? – хмыкнул Георг. – Тебе нужно… бля, не знаю… Учись смеяться над этим. Эти люди, которые тут живут, они ничего лучшего не видели, они вообще ничерта не знают и не умеют. Они все равно что мертвы, понимаешь? Так почему бы не встряхнуть их чуток.
У Тома задрожали руки, но он попытался сохранять спокойствие.
- Ты неправ. Ты нихера неправ.
- Еще как прав, - холодно ответил Георг. – Ты здесь всего лишь месяц, я – больше года. Мне кажется, я знаю, о чем говорю. И, знаешь ли, приходить сюда и разыгрывать из себя чертова героя – не выход, если ты сам свою жизнь похерил.
- Заткнись.
- Скажешь, я опять неправ? Нет, я, конечно, понятия не имею, за что тебя сюда отправили, - Георг развел руками. – Видимо, это не настолько тяжелый проступок, раз тебя не кинули в тюрьму сразу же… Но в любом случае на нем тебе и стоит остановиться.
- Заткнись, блять.
Георг пожал плечами.
- Не ты первый такой тут, не ты последний. Я за этот год видел дохера парней вроде тебя.
Том тяжело вздохнул.
- Просто. Скажи. Куда ты. Дел. Куклу.
Георг покачал головой.
- А если ты хоть одной живой душе скажешь, что я ее взял, можешь быть уверен, что твои исправительные работы тут же закончатся, и ты отправишься в тюрьму. Куришь травку на работе? Более того, куришь с пациентом клиники? Это… Том, это полная хуйня.
- Блять… - пробормотал Том. Ловушка. Гнев сменился растерянностью. Он оказался в ловушке, Георг его капитально поимел. Он судорожно вздохнул. – Я не знаю, что сказать.
- Просто иди работать, - пожал плечами Георг.
- Мудак ты, - сообщил Том.
- Развивай свое ебанутое чувство юмора, мой тебе совет, - ответил Георг. – Этот случай с куклой тебя вообще не касается, а ты… Все, нахер. Я и так тут задержался.
И Том ушел. Ему нечего было сказать Георгу, вдобавок он сомневался, что сможет дальше сдерживаться, смотреть на него, стискивая кулаки, и не врезать как следует. Поднимаясь на пятый этаж, он думал о том, что надо вернуться и въебать этому уроду.
Однако же он был вынужден держать себя в руках, понимая, что Георг ничуть не блефовал, когда говорил, что легко настучит. Пройдя сквозь дверь с кодовым замком, Том направился прямо в кладовую и заперся там. Он сел на какую-то корзину, прислонился к стене, закрыв глаза. Прежде чем погрузиться в беспокойный сон, он несколько минут еще слышал доносившиеся из коридора голоса, какие-то шорохи. В кладовой было темно, и Том отлично знал, что никто не будет его здесь искать.
До начала его смены оставался еще целый час или около того. Да… Вечер обещал быть долгим.

* * *


Том подскочил, услышав, как где-то что-то с грохотом упало. Толком не проснувшись, он качнулся вперед, раскинув руки и оглядываясь испуганно. Было очень темно, хотя он видел узкую полоску света из-под двери. Взглянув на часы, Том понял, что проспал около трех часов. Уже было время отбоя.
- Пиздец, - прокомментировал он, вставая и потягиваясь. Несмотря на то, что он уже довольно долго находился в клинике, его сочли бы опоздавшим, причем изрядно: он не отметился в журнале до того, как спрятался в кладовой. – Пиздец, блять, растет на глазах.
Он схватил запасную швабру и вышел в уже опустевший коридор. Свет больно резанул по его заспанным глазам. Карен уже уходила, и у Тома аж в горле пересохло, когда он якобы случайно прошел мимо нее.
- Том? – Она удивленно вскинула брови. – Ты только что пришел? Я тебя не видела…
- Нет, я уже давно здесь, - улыбнулся он. – Сперва в прачечную сбегал, а потом в кладовке прибирался.
- О, это чудесно, - сказала Карен. – Там давно пора навести порядок.
- Вот уж точно… Черт, - Том облокотился на швабру. – Я, кажется, забыл отметиться.
- Да, забыл.
- Это очень плохо? – спросил он, покусывая губу.
- Ну, еще не конец света. Иди и сейчас же отметься, напиши то время, когда пришел, - Карен пожала плечами. – Я никому не скажу.
Том с облегчением вздохнул.
- Круто. Ммм… Эта кладовка хуже черной дыры. Тут ничего не происходило? – осторожно поинтересовался он.
Карен повесила сумочку на плечо.
- Нет, ничего особенного. Правда, во время отбоя небольшие сложности возникли.
- Да?
- Ничего страшного. В общей комнате разлили сок, я не уверена, что ты там был уже, - сказала она. – А, и пудинг в окно бросили.
- Да, я видел, - соврал Том. – Потому и удрал в кладовку, чтобы по голове не получить.
- Вот и молодец, - улыбнулась Карен. – Не перетрудись… Все, я пошла.
- До свидания, - ответил Том. Он чувствовал себя виноватым, провожая свою начальницу взглядом, и откровенно счастливым от того, что она поверила ему. Затем он быстренько проставил в журнале нужное время, увидел имя Густава и подумал, не похимичить ли с его записями… Но решил этого не делать. Все же Том не был подлым.
Он ликвидировал последствия тех двух случаев, о которых говорила Карен, затем еще немного посидел в кладовой. Он очень хотел увидеть Билла, и его это смущало. Он не хотел навязываться, беспокоить его… Но раз уж отбой давно, может, и Билл спит?..
Подождав еще минут двадцать, Том осторожно выбрался в пустой коридор и бесшумно направился к палате Билла. Кругом было тихо, а в конце коридора мигала одна лампочка, возможно, перегорая. По мере приближения к цели, Том чувствовал, как у него в животе просто узлом все завязывается. У двери он на несколько секунд остановился, прислушиваясь.
Он не слышал ни звука и знал, что это – возможно! – значит, что Билл спит. Впрочем, ему же все равно хотелось хоть одним глазком взглянуть.
Он открыл дверь, пытаясь приглушить щелчок замка тем, что толкал ее очень медленно, осторожно, крепко держа ручку. В палате было темно, как в заднице, только свет луны из окна немного рассеивал почти непроглядную черноту.
Том вошел внутрь и остановился, давая глазам привыкнуть, потому что все, что он мог видеть, это тени и контуры предметов, все цвета поглощались черным. Он потер глаза и увидел, что Билл сидит на кровати, ссутулившись и опустив голову. Он стискивал пальцы, напряженные руки его были пусты, волосы закрывали лицо.
- Билл? – тихо позвал Том. – Билл…
Никакой реакции. Том помрачнел и осторожно подошел ближе.
- Билл, ты слышишь меня?
Билл опустил голову ниже, сцепив руки в замок на шее, и подтянул колени к груди. Он выглядел таким маленьким и хрупким, сплошь острые углы и тонкие линии. Его волосы были жутко растрепаны, пальцы дрожали, а одежда запачкалась.
Том подошел так близко, что мог уловить его запах, такой знакомый, успокаивающий. Он хотел протянуть руку и коснуться его волос, но не хотел пугать Билла. Он знал, что Билл особенно раним без куклы.
- Билл, - снова позвал он практически шепотом. Не отводя взгляда, он присел на край кровати. – Билл, это я.
- Я знаю.
Том удивленно вскинул брови.
- Ты в порядке?
Билл медленно кивнул.
- Да, я… Я в порядке.
- Это нормально, что ты подавлен сейчас, - заметил Том. – Я знаю, каково тебе.
- Возможно…
Билл посмотрел на него, и Том увидел, что на его лице все тот же размазанный макияж, что и несколько дней назад.
- Что ты делал?
Лицо Билла болезненно искривилось, он стиснул шею руками.
- Т-тебя долго н-не было.
- Да, прости, - нахмурился Том.
- Где ты был?
Том наморщил нос.
- Мне казалось, ты никого не хотел видеть.
- Не хотел. Никого, - согласился Билл. – А тебя – хотел. Но ты н-не пришел.
- Оу… - Том отвел взгляд, нервно перебирая пальцами по шву джинсов. – Но ты в порядке.
Билл дернул плечом.
- Ага, в порядке.
- Злишься на меня?
- Нет, я… Я просто…
Он запустил пальцы в волосы, забормотав что-то себе под нос. Том смотрел, почти физически ощущая, как далеко они были друг от друга. Билл был таким ясным, светлым, таким… настоящим, и Том никак не мог представить себя рядом с ним. Ему было больно и тошно от того, что безумно хотелось коснуться Билла, но… Он не мог заставить себя.
Билл вздохнул, вытянувшись на кровати и уткнувшись лбом в матрас.
- Мне так…
Том осмелился, наконец, коснуться его волос, нежно, почти невесомо.
- Я знаю.
- И она уш… она ушла, - прошептал Билл. – И я не могу о ней заботиться. Я не знаю, где она.
- Билл…
- И ты ушел, - Билл вздохнул снова, вжимаясь в кровать. – А потом и я… ушел…
- Прости меня, - тихо сказал Том.
- Почему ты ушел? – Билл резко сел, глядя на него. – Т-ты был мне т-так нужен, т-так… и ушел! И не вернулся.
- Я думал, ты даже не замечаешь, что я рядом, - ответил Том.
- Я замечал! – огрызнулся Билл, вздохнул, слегка раскачиваясь. Посмотрел на руки, встряхнул головой, закрыв глаза. – Господи боже мой…
- Билл?
Он потер лицо, подтянул колени ближе к груди, вздрагивая.

2009-02-23 в 22:27 

you know, in California there's something better for us all
- Я не знаю, где она… Где она? Я не смог спасти ее, не смог спасти, не смог…
Том погладил его по руке, и Билл вскинулся, глядя ему в глаза. Том оцепенел, едва не шарахнувшись от неожиданности, но продолжил ласково касаться его, смотреть на него, быть рядом – для него.
- Как она пропала? – осторожно спросил он.
- Я был… Это б-была авария, я… - пробормотал Билл, взгляд его затуманился. - Мама с-сказала, и я сд-делал, и дум-мал, что п-правильно с… сделал, а я с-сидел сзади с н-ней, и она т-такая хорошеньк-кая. Я… К-когда случилась авария…И больше н-не видел ее. Я… Кажется… Это в-все моя вина и… и м-мама, да.
Том не понял толком, о чем говорил Билл, но придвинулся ближе.
- А потом они оставили меня, - добавил Билл, опустив голову. – Навсегда.
- Ушли?
Билл тряхнул головой.
- Ох, господи…
Слезы потекли по его щекам, и Том аккуратно вытер их, обхватил лицо Билла ладонями. Взгляд Билла расфокусировался окончательно, он дернулся, но Том держал его крепко, отказываясь позволить ему вновь ускользнуть.
- Билл, смотри на меня, - сказал он. – Вернись ко мне.
- Н-не могу, - шепотом ответил Билл. – Я п-плохой.
- Нет, - строго заявил Том. Он провел большим пальцем по щеке Билла и добавил: - Ты… Ты прекрасен.
- Нет.
- Да. И не плачь, пожалуйста, - попросил он, заметив, как слезы вновь сбегают из уголков глаз Билла.
Билл послушно кивнул, но только сильнее расплакался. Придушенный всхлип вырвался из его горла, Билл кинулся вперед, уткнулся лбом в плечо Тома, который, ошарашенный, вообще не понимал, что происходит и что ему делать. В итоге он осторожно обнял Билла, прижимая к себе, позволяя сколь угодно долго заливать слезами его футболку. Билл фактически залез к нему на колени, тихо всхлипывая, Том бережно покачивал его в объятиях.
- Тшшш… - прошептал он, вытирая слезы с его щек. Билл не переставал дрожать, и Том чуть отстранился, чтобы посмотреть на него. Что-то словно сдавило ему горло, мешая дышать, он осторожно коснулся лица Билла, провел кончиками пальцев по подбородку. Билл сделал глубокий вдох и пристально посмотрел на него.
- Не думай только, что я совсем уж идиот, - тихо сказал он.
Том тряхнул головой и потянулся к Биллу, мягко касаясь губами его губ прежде, чем успел подумать о том, что делает. Оба замерли.
Том чувствовал, как дрожат губы Билла, но Билл не отталкивал его, и Том продолжал поцелуй.
Это было так неправильно, и нежно, и грустно, и… хорошо. Том ласково погладил Билла за ухом и отодвинулся чуть-чуть, внимательно глядя на него.
Билл шмыгнул носом, захныкал и притянул его к себе, утыкаясь лицом в его шею. Том скользнул пальцами вниз по спине Билла и крепко обнял его.
- Я тебя поймал, - прошептал он. Билл кивнул, снова всхлипывая. Так они и просидели до конца смены.

2009-02-23 в 22:30 

you know, in California there's something better for us all
7.


Когда Бог хочет кого-то наказать,
сперва Он лишает его разума..
- Anon


Почти три часа ночи. Том все еще не спит, сидит на кухне, гоняя мобильник по столу.
Том чувствовал себя тотально вымотанным, но беспокойные мысли одолевали его, мешая спать, даже не позволяя хотя бы расслабиться.
Время от времени его телефон начинал звонить: Бриджет упорно пыталась поговорить с Томом. Но Том столь же упорно не отвечал. В принципе, он вообще едва ли хоть пару слов сказал кому-нибудь с тех пор, как вчера поцеловал Билла.
Он закрыл глаза, откинувшись на спинку стула, снова вспоминая, как это было, вспоминая, какими нежными и теплыми оказались губы Билла… Том прекрасно понимал, что снова переходит те границы, к которым не имел права даже близко подходить, и вся ситуация по сути была просто неебическим пиздeцом, но… но, черт возьми, как же это было круто.
Билл помогал ему верить в то, что он еще хоть чего-то стоит.
- Том? – Симона появилась в дверях, запахивая халат. – Ночь на дворе, почему ты не спишь?
- А ты? – ответил Том.
- Ох, Гордон так жутко храпит… - Она закатила глаза. – Громче, чем раньше. Я теперь вообще по ночам спать не могу.
- Хреново.
Симона пожала плечами и села за стол.
- Ну, рассказывай.
- Что? – переспросил Том.
- Что тебя беспокоит?
- Ничего, - вздохнул Том.
- А если честно?
- Честно, ничего, - повторил он. – Я… Я просто проснулся, вот и…
- Ну да, - скептически хмыкнула Симона. – Просто проснулся, да.
Том скривился и потер шею.
- Ладно, меня беспокоит все. Абсолютно все.
- А точнее?
- Точнее… Моя жизнь. Я хотел одного, а получилось совсем другое, и черт знает, что будет потом. И Бриджет… - Том потянулся. – Мы, похоже, расстаемся.
- Ну и пусть, - сказала Симона. – Бриджет – чудесная девочка, но я бы не назвала это подходящим поводом для отношений.
- Угу, - Том кивнул. Его мысли вновь вернулись к Биллу, его губам, запаху.
- А что случилось сейчас? – спросила Симона. – Ты только что был весь на нервах, и так резко расслабился…
Том нахмурился.
- Да?
- Да. Томми, милый, - ласково сказала Симона, - тебе стоит определиться с тем, что ты будешь делать после исправительных работ.
- Не знаю, мам.
- Вот и подумай. Ты допустил ужасную ошибку, сев за руль пьяным, и слава Богу, что никто не пострадал, но, Том, - взгляд ее был полон искренней заботы, - я волнуюсь за тебя. Я боюсь, ты сделаешь это снова.
- С чего бы?
- А почему ты сделал это тогда?
- Ну, блин… Мам, мы были на вечеринке, выпили, потусили, потом домой надо было ехать, вот я и поехал. И все же нормально было, а потом в глазах помутилось и… И вот меня заковали в наручники и потащили в участок, - несчастным тоном ответил Том. – Это было крайне унизительно.
- Слава Богу, что тебя остановили до того, как ты во что-нибудь врезался, - строго сказала Симона. – Иначе все было бы куда хуже.
- Да знаю я… - Том взглянул на ключи от его машины, висящие на крючке возле кухонной двери, и вздохнул. – Еще четыре месяца… Черт, я с ума сойду.
- Сам виноват.
Том дернул плечом.
- Что-то еще не так? – тихо спросила Симона.
Том снова подумал о Билле, который занимал большую часть его мыслей теперь. И о нем Том не мог рассказать матери, да и вообще никому. Он не хотел стыдиться того, что делало его жизнь чуточку лучше.
- Нет.
- Попробуй поспать хоть немного. – Симона улыбнулась и встала из-за стола. – И я тоже пойду.
- Спокойной ночи, мам, - пробормотал в ответ Том.
Позже, когда Том наконец улегся в постель, он чувствовал себя чересчур взбудораженным, чтобы заснуть. Он спокойно и даже расслабленно лежал на кровати, но мысли его все не успокаивались. Ему хотелось знать, что сейчас делает Билл, спит ли он. Думал ли он о поцелуе или даже не вспомнит его.
Тело Тома переполнялось энергией, в животе порхали пресловутые бабочки. Это было довольно приятно, но все же беспокоило. Том сжал кулаки и крепко зажмурился, пытаясь избавиться от знакомого тянущего ощущения в паху. Затем он просунул ладонь между ног, его бедра тут же дернулись, отзываясь на долгожданную ласку, и Том закусил губу, понимая наконец, почем никак не мог заснуть: он уже довольно долго, по его меркам, полноценно не трахался, ведь Бриджет не вызывала в нем никакого желания больше. А дрочка ограничивалась парой-тройкой усталых движений.
Не хватало некоего огонька, Том уже подзабыл основательно, каково это, когда тело изнывает от желания получить немного ласки.
Красивое лицо Билла, а затем и его стройная фигура предстали перед внутренним взором Тома, когда он коснулся члена через ткань трусов. Том поморщился: он не должен был думать о Билле, уж точно не тогда, когда предполагалось хорошенько отдрочить. Том чувствовал вину, но не мог не согласиться, что ласкать себя, думая о Билле, было довольно приятно. Он представил, как Билл садится к нему на колени, прижимается и нежно лижет в шею. Том застонал, закусив губу, согнул ноги в коленях и сунул руку в трусы, осознавая, как неслабо у него стоит. Он провел ладонью по члену, затем обхватил у основания пальцами и двинул рукой вверх. В его воображении Билл сейчас обхватывал его бедрами за талию, прижимаясь пахом к члену Тома. Его гладкие волосы покачивались в такт движениям, кожа сияла, черт, он никогда еще не казался таким красивым…
Том уже не испытывал ни вины, ни сожаления; долгожданное облегчение было все ближе, потрясающее по силе и яркости, оно постепенно заполняло все тело. Билл двигался, сидя на нем, ласкал его, целовал, лизал… Том зажмурился, толкнулся в руку, подхватив ладонью яйца, и со свистом выдохнул сквозь зубы. Ему было безумно жарко, пот струился по лицу, и горячий летний воздух не давал глубоко вдохнуть.
Он выгнул спину и уткнулся лицом в подушку, хватая воздух ртом. Билл скользнул ладонью по его животу, по тонкой полоске волос, шедшей от пупка вниз. Тонкие пальцы обхватили член, Билл опустил голову, улыбаясь, и провел языком по груди Тома. Том застонал, и, когда Билл двинул рукой, сжимая его член, кончил, задыхаясь.
Отдышавшись, Том сел, смущенно глядя по сторонам. Он чувствовал себя намного более удовлетворенным и расслабленным, нежели когда-либо раньше.
Не переставая думать о Билле, он стянул трусы и заснул.

* * *


Карен сидела за столом и что-то писала, когда Том появился на работе на следующий день. Она подняла голову и улыбнулась, заметив, что он подошел:
- Добрый вечер.
- Здрасте, - ответил Том. – Я отметиться.
- Ты сегодня рано, - заметила Карен, делая пометку в журнале. – Что-то случилось?
Том пожал плечами.
- Если и так, то я еще не знаю.
Карен снова улыбнулась.
- Сегодня здесь мало работы, так что сможешь уйти пораньше, если что.
- Круто. – Том помолчал. – Тихо как-то.
Карен кивнула.
- Очень тихо, ты прав.
Что-то в ее голосе заставило Тома занервничать и попятиться.
- Я еще подойду.
Он отвернулся, сунув руки в карманы, и пошел прочь с рюкзаком на плечах, который, вопреки обыкновению, не оставил в раздевалке. Он направлялся прямиком в палату Билла, даже не пытаясь притвориться, что идет за ведром и шваброй.
Прежде, чем войти в палату, Том с любопытством вчитался в написанное на листе, повешенном кем-то на дверь; это оказалась страница из досье Билла.

Пациент: Каулиц, Билл. Муж., 18 лет. Лейпциг, Германия. Отец: Йорг, мать: скончалась.
Отказывается от приема медикаментов на протяжении сорока восьми часов.
Внимательно наблюдается.


Том помрачнел, отводя взгляд от страницы и глядя в пол. Ему было стыдно за то, что он снова как бы сунул нос в чужое дело, но что ж поделать, когда это чужое дело под самым носом и болтается… Он не знал, что Билл отказывается пить таблетки, он не знал даже, что Билл должен их пить. Он не знал, что у Билла нет матери.
Том поправил лямки рюкзака и глубоко вдохнул. Он должен был увидеть Билла; он просто умирал от желания оказаться рядом с ним, видеть, что он делает, чувствовать его поблизости. Выписка из досье колыхнулась, когда Том открыл дверь и тихо пробрался в палату.
Внутри снова было темно, а окно оказалось открытым. Том посмотрел в сторону кровати и увидел, что Билл сидит на ней, глядя прямо перед собой.
Что-то с ним было не так, определенно. Его волосы не были растрепаны и спутаны, как это было всегда, они были гладкими, аккуратно уложенными. А еще Билл не был накрашен, никаких размазанных около глаз теней. Он выглядел очень юным и нежным, просто дух захватывало.
Почти не дыша, Том сделал несколько неуверенных шагов к нему.
- Билл, - тихо сказал он, - это я, Том.
Он вовсе не удивился, когда Билл не ответил и даже не шевельнулся, а все также, не моргая, продолжил смотреть вперед. Том вздохнул и сел на кровать.
- Весь день о тебе думал, - сообщил Том, снимая рюкзак. – Ты меня просто преследуешь, знаешь?
Билл медленно прикрыл глаза на пару мгновений, но промолчал.
- Я знаю, что ты меня слышишь, - говорил дальше Том. – Не отвечай, я сам поговорить могу. - Он замолчал ненадолго, просто залюбовавшись нежным лицом Билла, его узкими плечами и тонкими пальцами. – Сегодня утром меня осенило. Я вспомнил, что у мамы есть коробка с разной чушью, которую она с детства хранит, не знаю, зачем. Может, она хотела дочку, а получился я, - ухмыльнулся Том. – Ну, я поднялся на чердак и покопался в этой коробке. Нашел там, представляешь, ее волосы! Она когда-то давно подстриглась и с тех пор хранила их. Мне сначала показалось, это как-то… по-дурацки, волосы хранить, а потом… ну, не знаю. В каком-то смысле круто.

2009-02-23 в 22:31 

you know, in California there's something better for us all
Билл моргнул.
Том прикусил губу.
- Хочешь увидеть, что я принес тебе?
Нет ответа.
- Билл? – шепотом позвал Том.
Билл поднял голову, их глаза встретились, и Том вздрогнул, но стойко выдержал пристальный взгляд Билла, не отворачиваясь, не моргая. Это был такой примитивный контакт… Но Том знал, как много он значил. Не отводя глаз от Билла, он расстегнул рюкзак и что-то вынул из него. Кто бы только знал, как были натянуты его нервы, когда он встал перед Биллом на колени.
Билл взглянул вниз и замер.
- Кукла?
Том кивнул. Он нашел среди старых вещей матери небольшого пупса, а первой мыслью его было отдать куклу Биллу. Он не очень понимал, зачем Биллу так нужна кукла, но очевидным являлось то, что без нее Билл фигурально рассыпался на кусочки, словно паззл.
- Она твоя, если хочешь, - сказал Том.
- Оу, - Билл нахмурился и взял куклу, покрутил ее в руках, осмотрев со всех сторон. – П-почему я должен з-захотеть к… куклу?
- Потому что… - Том отодвинулся, чувствуя, как сдавливает грудь. – Потому что у тебя нет…
- Мне не нужна она, - тихо сказал Билл, его взгляд остекленел. – Мне н-не нужна к-какая-то сраная к-кукла.
- Черт, Билл… - с отчаянием прошептал Том. – Не нужна?
И тут он вдруг понял: пропавшая кукла не была просто куклой для Билла. У него была с ней особая связь, он привязался к ней, полюбил ее, она была живой для него.
А то, что принес Том, было просто куклой.
- Прости, - пробормотал Том, открывая сумку и пряча куклу. – Черт, прости, я только хотел помочь, я…
- Где мой ребенок? – требовательно спросил Билл, по щеке его скользнула слеза.
- Я не знаю, - еле слышно ответил Том.
- Я должен найти его, - сказал Билл, вытирая слезы. Его щеки побледнели, а взгляд расфокусировался. – Я н-не… не… н-не…
Том обнял его, прижимая к себе, погладил по волосам. Билл снова дрожал, слезы текли ручьями по его лицу, впитываясь в футболку Тома. Том поцеловал Билла в подбородок, скользнув ладонями по его бокам вниз, опустил руки на его бедра и посмотрел в глаза.
- Билл, - прошептал он, - Билл, пожалуйста. Не уходи.
- Не уходи, - повторил Билл, кивнув, и подался вперед, прижимаясь лбом к Тому. – Заставь ее вернуться.
Их губы вновь соприкоснулись, и Билл вцепился в плечи Тома, дрожа, хныча и посасывая его нижнюю губу. Том обнял его крепче, бережно покачивая в объятиях, и коснулся языком языка Билла.
Когда поцелуй закончился, Билл заметно успокоился, взгляд его стал более осмысленным.
- Привет, - сказал Том, чуть улыбаясь, - ты вернулся.
Билл кивнул, вздрогнув. Его губы, казалось, молили о еще одном поцелуе, и Том не заставил себя ждать, потянувшись к нему и нежно целуя снова.
- Когда К-катрин родилась, она п-постоянно плакала, - сказал Билл после. – Так громко, п-постоянно, не умолкая. Д-даже не спала, кажется. Я не… Я больше не слышу этого.
Том взглянул на Билла, опустил голову и погладил его по руке. Он не знал, что сказать. Впрочем, ему и не надо было говорить что-либо: Билл покачнулся и устало опустил ресницы. Том помог ему лечь, заботливо укрыл одеялом. Билл слабо улыбнулся и тихо вздохнул, закрывая глаза.
Том невесомо коснулся его губ и сделал пару шагов назад, наткнувшись на кресло позади. Билл пошевелился, но не проснулся, и Том с облегчением вздохнул. Чертовски не хотелось уходить, но еще столько всего нужно было переделать… Том решил, что позже еще заглянет сюда.
Он тихо вышел из палаты и вернулся к столу Карен, которая с головой ушла в бумажную работу. Подойдя к ней, Том заметил, что она устало смотрит на копию страницы, висевшей на двери Билла, а рядом лежало все его дело.
- Привет, - медленно сказал Том.
- О, здравствуй, - ответила Карен. – Как дела?
- Да вот за шваброй иду, - сообщил Том, скрестив руки на груди. – А у Вас все в порядке?
- Ммм… - Карен потерла глаза. – Да, самый обычный день.
Том сдвинул брови.
- Почему он не пьет таблетки?
- Почему ты спрашиваешь? – изумленно спросила Карен.
- Да просто видел на двери записку, - быстро ответил Том. – Просто интересно.
- О, понятно, - мягко сказала она. – Понимаешь, его случай очень тяжелый. Я не уверена, что должна рассказывать тебе…
Том наморщил нос.
- Ну простите, я…
- Нет, ты спросил, - перебила Карен. – Ты спросил о нем, и это намного больше, знаешь ли, чем делают другие для него. Билл Каулиц, у него тяжелый случай посттравматического синдрома, плюс небольшое повреждение головного мозга. Психически он в очень, очень плохом состоянии.
- А что случилось?
Карен вздохнула.
- Автокатастрофа… Ох, Господи, просто ужасно, о ней говорили в международных новостях, в газетах писали. Это произошло чуть больше года назад: он, его младшая сестра, Катрин, которой едва исполнилось полгода, и их мать куда-то ехали поздно вечером. Девочка сидела сзади в кресле безопасности, Билл сидел рядом с ней.
Тому стало не по себе.
- И?
- И… Это случилось вечером в пятницу, - продолжила Карен, опустив глаза. – Сам понимаешь, молодежь гуляет, развлекается, пьет…
- Твою мать, - прошептал Том.
Она кивнула.
- Столкновение было настолько сильным, что их мать погибла сразу. Билл очень сильно ударился головой, потом ему пришлось делать операцию, и, боюсь, последствия будут сказываться еще долго, а Катрин…
- Он пытался спасти ее, - сказал Том.
- Да, закрыл ее собой, но у него ничего не получилось, и она умерла у него на руках фактически. Вдобавок ко всему… - Карен взглянула на досье Билла. – Знаешь, скорая и полиция прибыли на место далеко не сразу, потому что… ну, некому было их вызвать, так что только Бог знает, сколько времени Билл провел, видя, как мучается его сестра. И все из-за какого-то безмозглого пьяного дебила.
Тома затошнило, он попятился, схватившись за грудь и гулко сглатывая.
- Это… Это ужасно.
- Сейчас ему намного лучше, чем раньше, но… - Карен вздохнула, – Раньше он постоянно прятался. Только слышал какой-либо шум, сразу прятался, а потом кричал весь день. Какое-то время он слонялся по этажу и искал маму… А потом где-то нашел эту куклу, и она до сих пор удерживала его в реальном мире. Не знаю, почему он так привязался к ней, да и вообще обычно я такое не одобряю… Но с ней он действительно начал поправляться.
У Тома пересохло горло.
- Он думает, кукла…
- Его сестра? Возможно, - Карен пожала плечами. – Иногда его навещает отец, но эти визиты ничем хорошим не кончаются. Мне кажется, он винит во всем Билла. Слишком уж быстро он спихнул его сюда на полное обеспечение. Неудивительно, что Билл так нестабилен. Ох, я так злилась… Билл не заслуживает всего этого.
- Что будет, если он не станет принимать лекарства?
- Я боюсь, он просто уйдет от нас и больше не вернется. Ну, понимаешь, периодически он исчезает, не физически, а психически. Он уносится куда-то в свой мир, и его очень, очень сложно вернуть оттуда. Я не знаю, куда он уходит, - сказала Карен. – Если это какое-то безопасное место, где ему хорошо и спокойно, то я была бы только искренне рада, если бы он действительно там жил, но… Мы не можем позволить ему просто сойти с ума окончательно и угаснуть, как многие… многие другие пациенты.
- Да, я понимаю, - шепотом ответил Том. – Я… Я бы хотел, чтобы ему никогда не приходилось переживать такой кошмар.
- А, наверное, все-таки хорошо, что я рассказала тебе это, - сказала Карен, пристально глядя на него. – У вас двоих есть кое-что общее: вы оба тут из-за пьяного вождения.
Том закрыл глаза и выдохнул.
- Я понимаю.
- Нечего тут понимать, Том, - голос Карен смягчился. – Пожалуй, я пойду домой. Я уже две недели работаю сверхурочно, для меня это слишком… Отнесешь эти документы в регистратуру?
- Да, конечно. Я… Мне очень стыдно. Не знаю, за что. Просто… Вот.
Карен медленно кивнула.
- Я понимаю. Ты хороший парень, Том, знаешь?
- Не знаю. – Он пожал плечами.
- Просто будь осторожнее, - посоветовала она, взяв сумочку и встав из-за стола. – Все будет хорошо.
Том только кивнул, проводил ее взглядом до лифта, а затем покатил шкафчик с документами в регистратуру. Он выбрал длинную дорогу, по пути заглянув в палату Билла.
Билл спал, и Том вздохнул облегченно, уж очень ему не хотелось снова увидеть его сидящим на кровати и бессмысленно глядящим в темноту. Том подошел к кровати и погладил Билла по волосам. Билл вздохнул и повернулся набок, прижимая к груди маленькую подушку, как когда-то куклу.
- Билл, - тихо позвал Том.
Билл пошевелился, его веки вздрогнули, и Том улыбнулся, легко коснувшись его ресниц. Теперь ему хотелось помочь Биллу больше, чем когда-либо. Он вдруг подумал, каково это – пережить что-то такое же жуткое, как довелось Биллу, и содрогнулся.
Вдобавок Тома изрядно нервировало то, что он как бы был на другой стороне того, что случилось с Биллом. По сути он ничем не отличался от того пьяного водителя, который разрушил семью Билла, его жизнь. Вся разница заключалась лишь в том, что Тома остановили вовремя, и сейчас он был невероятно благодарен за это. Да, он чувствовал себя крайне униженным, но мама была права: все могло обернуться куда хуже.
Билл кашлянул во сне, и Том отошел в сторону, обнимая себя за плечи. Было холодно, и он уже очень устал.

* * *


Бриджет держала Тома за руку, потому что ей казалось, что так надо, и Том понимал это. Он вел себя так же: приобнимал ее, потому что они всегда так делали. Бриджет чувствовала себя неуютно в его объятиях, но терпела, раз уж вынудила его придти к ней этим вечером. Она тихо ойкнула и дернула головой, когда Том, пошевелившись, нечаянно довольно больно потянул ее за волосы.
- Прости, - пробормотал он.
- Ничего, все в порядке, - улыбнулась Бриджет. Она все еще была в той одежде, в которой ходила на работу: неудобный, тусклый деловой костюм. Ее волосы были убраны в низкий хвост, она была очень просто накрашена. Тому казалось, что он совершенно не знает ее, что это какая-то другая, чужая девушка, и он чувствовал себя очень неловко рядом с ней. Словно они не виделись уже несколько вечностей, и теперь у него никак не получалось оказаться с ней на одной волне, как бы того ни хотелось.

2009-02-23 в 22:33 

you know, in California there's something better for us all
- Куда хочешь пойти? – спросил он.
- Не знаю. Родителей не будет до утра, так что можно пойти в их комнату и посмотреть телевизор, - предложила она.
Том пожал плечами.
- Звучит неплохо.
- Еще можно… - Она сдвинула брови задумчиво. – Ну, заказать что-нибудь и… хм… поесть?
- Старая уловка, - засмеялся Том.
- Ладно тебе, - она улыбнулась. – Мы так давно не оставались вдвоем.
- Я знаю, - ласково сказал он, обнимая ее, и она удовлетворенно вздохнула, прижимаясь к нему. – Ай, Бри, моя нога…
- Прости, - сказала она, садясь поудобнее. Том скривился и откинул голову на спинку дивана. До чертиков хотелось свалить отсюда, но он уже пообещал провести с ней весь вечер.
- Может, возьмем кино в прокате? – предложила она.
- Почему бы и нет, - согласился он и обнял ее крепче, его руки тяжело опустились на ее плечи.
- Том.
- Что?
Она поморщилась.
- Ты опять меня за волосы дернул.
Том вздохнул.

* * *


Придя на работу следующим вечером, Том удивился царящей в клинике суматохе. Медсестры бегали по коридорам, а все пациенты вели себя еще более нервно, чем обычно.
- Что случилось? – спросил он у Карен, отмечаясь в журнале.
- Ох, Господи… - Она тяжело вздохнула, тряхнув головой. – Сегодня просто… Весь день сегодня так.
- Как?
Том услышал крик где-то в коридоре и поморщился, когда пробегавшая мимо медсестра задела его плечом.
Карен снова вздохнула.
- Мы не можем… Мы ничего не можем сделать, все перепробовали, и я…
Снова крик, затем истошный вой и еще один громкий вскрик донеслись до Тома, и он с ужасом понял, что кричал Билл.
- Что произошло? – настойчиво спросил Том.
Карен беспомощно развела руками.
- Том, не забивай голову. Это тебя не касается.
Том оглянулся в сторону палаты Билла. Его сердце просто обливалось кровью от криков Билла. Он кричал так отчаянно и напуганно… Том направился в его палату.
- Том! – строго окликнула его Карен, но он даже не оглянулся. Срочно, срочно надо было увидеть Билла, самому увидеть, что случилось, что с ним происходит. Он взял себя в руки, проходя мимо нескольких обеспокоенных медсестер. Они выглядели совершенно растерянными.
Приближаясь к палате, Том замедлил шаг, скрестив руки на груди и нервно кусая губы. Он боялся того, что мог увидеть.
Он сделал глубокий вдох и заглянул в палату.
Пять или шесть медсестер толпились у кровати, на которой колотился в истерике Билл. Он рыдал, кричал, визжал, кидаясь к каждому, кто подходил близко. Одна из женщин отошла в сторону, невольно открывая Тому вид на происходящее.
Билл был привязан к кровати. Его запястья и щиколотки были туго притянуты ремнями к ней, и это выглядело просто жутко.
Задохнувшись, Том явственно ощутил, как его желудок подступает к горлу, и тут же отвернулся, зажимая ладонью рот. Он понимал, что его вот-вот вырвет, и потому он побежал прочь так быстро, как только мог, чуть не снеся с петель дверь на лестницу и перепрыгивая через три ступеньки.
Свежий воздух заполнил легкие, когда Том наконец выбрался наружу и прислонился к стене, тяжело дыша, его трясло от спазмов, но так и не стошнило. Несколько минут он стоял так, кашляя, пиная стену и проклиная все на свете.
- Блять, что за херня, - выругался он, закрыв глаза, и прижался лбом к стене так сильно, что в глазах замелькали звезды. Он наклонился, и его наконец вырвало. – Пиздец.
Глубоко дыша и более-менее успокоившись, Том достал телефон и дрожащими пальцами набрал домашний номер.
- Мам, забери меня, - срывающимся голосом сказал он. – Мне срочно нужно домой. Срочно. Спасибо.


8.


Мы не принадлежим себе, когда
природа, будучи угнетенной, заставляет
разум страдать вместе с телом.
- У. Шекспир


Том устало сунул последнее белье в стиральную машинку и закрыл дверцу. Весь вечер он вкалывал, как ломовая лошадь, в прачечной, ибо Карен специально отправила его туда, как следует нагрузив. Впрочем, Том не жаловался. Даже без задания, он все равно, придя на работу, спрятался бы в прачечной, где никто не нашел бы его.
Прошло два дня с тех пор, как Том сбежал из клиники без разрешения, Симона забрала его тогда. Всю дорогу он молчал, а потом, когда добрались до дома, поднялся наверх и заперся в комнате, ненавидя себя. И его безмерно интересовал такой вопрос: можно ли реально сойти с ума, если провести достаточно много времени в психушке? Ну, вот как он.
Том выгрузил белье из машинки, прислонился к ней, растирая лоб. Курить хотелось до тотального охуения, аж просто руки чесались и небо противно пересохло.
Том снова избегал.
Причем, он избегал не пятый этаж. Он избегал Билла, избегал осознания своих чувств к нему. И если отлынивать от посещения этажа было легко, так как Карен с радостью бы дала ему столько работы вне оного, что хватило бы на пару лет, то сбежать от мыслей не удавалось.
Он не мог выбросить из головы образ привязанного к кровати Билла, так отчаянно пытавшегося освободиться. Он не мог забыть это. И он слышал Билла.
Слышал его крики, безумный вой, полные боли и безнадежности всхлипывания.
Слышал его смех, видел его улыбку, знал вкус его губ.
Том с мрачным видом вздохнул: нездоровые у него мысли. Что неудивительно, впрочем: Билл определенно болен, и сам Том – тоже болен. Болен мыслями о нем, влечением к нему. Все это так… нервировало.
Том нащупал пачку сигарет в кармане и закусил губу. В принципе, у него было время на парочку затяжек… Но только он полез в другой карман за зажигалкой, как дверь кухни распахнулась, и появился Георг. Их взгляды встретились, и Том удержал на лице нейтральное выражение.
- Привет, - рассеянно сказал Георг.
Том кивнул в ответ, наблюдая за тем, как он покопался в рюкзаке, вытащив из него бутылку воды, отпил немного, вытер рот тяльной стороной ладони.
- Эй, что не так? – спросил Георг.
Том пожал плечами.
- Давно не виделись.
- А, ну так у меня же дневные смены, - заметил Георг, - а у тебя ночные.
- Ага, - буркнул Том, - я так и думал.
- Как дела?
- Да так… Устал, нереально просто вымотался.
- Так поспи, - ухмыльнулся Георг, убирая рюкзак. – Ну, или потрахайся. Ее ведь Бриджет зовут, да?
- Не говори о ней, - резко сказал Том.
Георг поморщился.
- Ты что, все еще злишься из-за той истории? Пора бы успокоиться.
Том вздохнул.
- Неважно.
Георг хмыкнул, застегнув рюкзак, и сунул бутылку в карман.
- Да, ты прав. Неважно. Вот и забудь об этом.
Том почувствовал, как кровь вскипает, и стиснул кулаки.
- Сгинь, придурок.
- Если тут и есть придурки, то это точно не я. Я как бы не клеюсь к психам с этажа.
- Что? – Том вытаращил глаза.
- Ага. Густав говорит, ты всюду таскаешься за Биллом. Отлично, Том, - сказал Георг, закатив глаза. – Ничему у них не научился?
- Заткнись.
Георг засмеялся.
- Ладно, пофиг. Кстати, как он там без куклы?
Том закрыл глаза и тяжело сглотнул. Сердце колотилось, как безумное, а кулаки просто сводило от желания врезать Георгу. Том открыл глаза: Георг ухмылялся, стоя перед ним, скрестив руки на груди.
- Прекрасно он, - сплюнул Том.
- А я слышал, ему совсем крышу снесло. Ох, жаль, все нет повода туда сходить, но как только он появится… - мечтательно сказал Георг. – Ладно, все, мне пора.
Том медленно поднял руку, но в последнюю секунду удержал себя от того, чтобы поставить ему по фонарю под оба глаза. Он не мог ничего сделать Георгу, потому что тот крепко держал его за яйца в переносном смысле.
И потому Том просто смотрел, как он уходит.

2009-02-23 в 22:34 

you know, in California there's something better for us all
* * *


Том нерешительно толкнул дверь на пятый этаж. Он провел достаточно времени, прячась по углам, пора бы уже встретиться лицом к лицу со всем, что могло бы его поджидать. Включая швабру и ведро.
Было довольно тихо, только привычно шелестела где-то бумага, кто-то шаркал тапочками, кто-то кашлял. Темно; Том уже подзабыл, как выглядят эти коридоры при свете.
Он пошел было за шваброй, но свернул не в тот коридор, направившись к палате Билла. Он знал, что тот наверняка спит, и потому хотел лишь взглянуть. Убедиться, возможно, что он относительно в порядке.
У палаты Билла толпились медсестры, изнутри доносился тихий плач. Женщины выглядели очень усталыми и измученными. Том помрачнел и подошел ближе.
- …все еще отказывается, уже который день, - сказала одна из них.
- Да, я знаю. И заставить его больше нельзя, он же подписал отказ. Но, черт возьми, хотела бы я отменить это все! Ему нужно пить таблетки, - добавила другая, хмурясь.
Том поморщился, глядя в пол и делая шаг назад.
- Он все время плачет, - заметила третья. – Хоть бы заснул уже наконец…
- С тех пор, как пропала его кукла…
Том вздохнул и прижался затылком к стене, слыша, как плачет Билл, судорожно всхлипывая. Он хотел бы, чтобы Билл начал принимать свои лекарства, какими бы они ни были.
- Том, - тихо окликнула его Карен, коснувшись его плеча.
- О, я уже собирался идти работать, - пробормотал Том, оборачиваясь виновато.
- Да, конечно. Пойдем-ка, - сказала она, указывая в сторону коридора. – Надо поговорить.
Том прикусил губу и пошел следом, прислушиваясь к затихающему плачу Билла. Они вошли в небольшой кабинет Карен, и Том неохотно сел в кресло, на которое она указала.
- Что такое? – осторожно спросил он.
Карен вздохнула.
- Я беспокоюсь.
- О чем?
- О твоей… преданности. Нет, дружбе… О твоих отношениях с Биллом. Я беспокоюсь, - повторила она.
Том покраснел и вжался в кресло, отведя глаза.
- Я… не собираюсь отговаривать… Нет, собираюсь, - сказала она нервно. – Я… не могу… Том, понимаешь, Билл – это очень особый случай. Он очень болен, понимаешь?
- Да, - еле слышно ответил Том.
- Вот. А ты… ты здесь ненадолго. Видишь, что случилось, когда он потерял куклу? Отношения… - Карен помолчала, думая. – Билл не может… Ему вредят временные привязанности.
- Я его друг.
- Ты не можешь быть его другом, - резко сказала Карен. – Том, прости меня, пожалуйста, но… Все, к чему привязывается Билл, должно быть все время при нем. Ему нужно постоянство. А ты – всего лишь временное увлечение. Ты здесь всего лишь на период исправительных работ, Том. И я просила тебя не общаться с пациентами в самом начале.
- Он сам ко мне пришел, - заметил Том.
- Я знаю. Что-то в тебе привлекло его, точно так же, как и в кукле. Мы позволили ему оставить куклу, потому что никому даже в голову не пришло, что она может пропасть, но теперь мы понимаем, что это было не лучшей идеей. – Карен устало вздохнула. – Тебе осталось отработать всего пять недель.
- Я могу остаться, - внезапно даже для себя сказал Том.
Карен тряхнула головй.
- Нет, Том, не выйдет. Это плохо скажется на вас обоих. Знаешь, мне кажется, ты не осознаешь до конца, насколько Билл болен.
- Он не болен, - отрезал Том.
- А что же с ним тогда?
- Иногда он нормальный, - пробормотал Том.
- Не обманывай себя. Том, слушай, я всегда думала, что ты хороший парень, просто не всегда знаешь, где стоит отступить. Поверь, это тот самый случай. Пожалуйста, сделай это для меня.
- Я могу идти? – Том выпрямился в кресле.
Карен кивнула.
- Хорошенько подумай о том, что я тебе сказала.
- Обязательно, - кивнул Том и вышел из кабинета. Он не останавливался, пока не дошел до двери на лестницу, а потом со всех ног кинулся в прачечную.
На мгновение он замер посреди комнаты, оглядываясь. Том просто кишками чувствовал: то, что ему нужно, где-то рядом, и он готов был разнести все вокруг в мелкие щепки, чтобы найти это. Он распахнул все шкафчики и ящички, перевернул все мешки с бельем.
Ничего.
Он вытер пот со лба, глубоко вздохнул и направился прямиком к запасному рюкзаку Георга. С силой рванул язычок молнии и сунул руку внутрь, пара бутылок воды выпали ему под ноги.
Под свернутой футболкой он обнаружил куклу Билла.
- Так-то, - прошептал Том. Он погладил куклу по голове, очень хотелось обнять, ведь она была в каком-то смысле частью Билла. Как же Том был рад ее видеть… Он зарылся лицом в спутанные волосы и глубоко вдохнул, заметив, что она пахнет так же, как и Билл.
Вернувшись на пятый этаж, Том тут же побежал к Биллу, держа куклу так крепко, что болели пальцы. Он наткнулся на группу медсестер у двери, и несколько из них повернулись к нему, строго глядя.
- Нет, - покачала головой одна. – Сюда нельзя.
Том услышал, как Билл вскрикнул, и взмолился:
- Пожалуйста, пропустите меня.
- Нет, - сказала другая. – Кто вы такой? Время посещения закончено.
- У меня кое-что для…
Говорившая первой ухватила Тома за плечо и попыталась отвести в сторону, но он вывернулся из ее пальцев, умудрился проскользнуть в дверь и столкнулся лицом к лицу с Карен.
- Так, Том, - она сурово нахмурилась.
- Да пропустите же меня! – отчаянно сказал Том. – Мне нужно увидеть Билла.
- Нет, тебе…
- Да! – начиная злиться, перебил Том. – Я знаю, что делаю.
Карен тяжело вздохнула.
- Том…
Он выглянул из-за ее плеча и увидел Билла, безвольно лежавшего на постели, пусто глядя перед собой. Том взглянул на Карен и прошел мимо нее.
- Билл, - ласково позвал он. – Билл, ты слышишь меня?
Билл даже не повернулся.
- Билл, тут кое-кто хочет тебя видеть, - продолжал Том, пряча куклу за спиной. – Хочешь узнать, кто это?
Билл едва заметно кивнул и посмотрел на Тома. Что-то мелькнуло в его глазах, он моргнул, и Том улыбнулся, подходя ближе.
- Мне кажется, хочешь, - прошептал он, протягивая ему куклу. Билл перевел пустой взгляд на нее, и Том замер, не дыша. Что, если Билл забыл о ней?..
Билл прикрыл глаза, сел, склонив голову к плечу, и протянул дрожащие руки к кукле.
- Томи, - еле слышно пробормотал он.
Карен появилась у Тома за спиной.
- Ты ее взял? – мрачно спросила она.
- Нет, - ответил он, не отводя взгляда от Билла, и осторожно опустил куклу в его руки. Билл медленно прижал ее к груди и опустил голову, завесив лицо волосами.
Карен повернула Тома к себе.
- И где же она была?
- В прачечной, - Том коротко взглянул на нее и повернулся к Биллу, тот, все еще вздрагивая и сутулясь, гладил куклу по спине. Он выглядел таким ребенком, цепляясь за нее…
- Билл, - тихо позвала его Карен. Билл не поднял голову, не вздрогнул, вообще никак не отреагировал. Карен вздохнула, скрестив руки на груди и дернув плечом. Билл обнял себя за плечи, склонившись вперед и почти касаясь лбом матраса, кукла практически исчезла в его объятиях. Том закусил губу. Карен подошла ближе и осторожно коснулась Билла. Билл не отреагировал.
- Том, мне кажется, тебе стоит уйти, - заметила она.
- Нет, - глухо сказал Билл. Том хмыкнул, беспомощно разведя руками.
- Билл, ты слышишь меня? – спросила Карен. Он снова проигнорировал ее, только ниже наклонившись, пряча куклу и свое лицо. Он что-то быстро и тихо бормотал, Том не мог разобрать слов, но был уверен, что Билл либо не может, либо не хочет слышать ничего из того, что говорила ему Карен. Он неуверенно окликнул Билла, и тот пошевелился, поднял голову, встречаясь взглядом с его глазами. Карен напряглась, а Том улыбнулся Биллу, который тут же опустил голову. Но, тем не менее, он реагировал! Глядя, как он путает пальцы в волосах куклы, словно боясь, что она вновь исчезнет, Том подумал, что хотел бы дать ему уверенность в том, что это не повторится.
- Билл, - тихо сказала Карен, - тебе нужно принять лекарства.
Билл наклонился ниже, и Карен озадаченно посмотрела на Тома.
- Может быть… Ты попросишь его? – предложила она. – Он больше никого не замечает.
Том покачал головой.
- Нет, мне надо идти.
- Нет, - тихо сказал Билл.
Кусая губы, Том оглянулся. Медсестры, толпившиеся за дверью, исчезли, в коридоре было темно. Том и Карен остались наедине с Биллом.
Том наклонился над кроватью Билла, пытаясь заглянуть под его руки и волосы.
- Билл, ты нас слышишь? Мне кажется, да.
- Томи, - шепнул Билл.
- Я здесь, - сказал Том. – Ты в порядке?
Билл кивнул, опускаясь на одеяло.
- В п-порядке.
- Хорошо.
- Где ты был? – Билл повернулся к нему, его взгляд был мутным, бессмысленным.
- Я просто… Отошел на минутку.
Карен вздохнула.
- Мне надо идти, няня, которую наняла, скоро должна уходить домой… Том, побудь с Биллом пару минут, хорошо? Я пришлю медс…
- Н-нет! – сердито вскрикнул Билл, вскинувшись. Том почувствовал, что злится на Карен за то, что она нервирует Билла, но он не знал, что сказать. Он отошел от кровати, неуверенный, остаться или уйти.
- Ладно, - устало сказала Карен. – Том, на минуточку.
Том тихо застонал, но пошел следом в дальний угол комнаты, чтобы Билл не слышал их разговор.
- Мне не нравится это, - сообщила она. – Очень не нравится, но сейчас это полезно Биллу.
- Что?
- Ты, - ответила Карен мрачно. – Он… Он больше ни на кого не реагирует. И не реагировал несколько дней. А потом вдруг являешься ты, приносишь куклу… Где ты прятал ее?
- Я же сказал, что не брал ее, - раздраженно бросил Том.
- А кто тогда?
Том снова подумал, что это отличный шанс сдать Георга. Как же хотелось… Но он лишь пожал плечами.
- Не знаю. Я нашел ее в прачечной, когда узел с бельем передвинул.
- Хотелось бы мне знать, кто мог так отвратительно поступить.

2009-02-23 в 22:35 

you know, in California there's something better for us all
Они обернулись и посмотрели на Билла, сладко воркующего с куклой.
- Том, ты не его герой.
- Я и не пытаюсь им быть.
- Пытаешься, - сказала Карен. – Не знаю, почему, но… Мне это не нравится.
Том фыркнул.
- И что мне делать?
- Держаться от него подальше бесполезно, - покачала головой Карен. – Назначать тебя на новую должность - тоже.
Том повернулся, чтобы уйти, но Карен поймала его за руку, удерживая.
- Сегодня. Только сегодня, - попросила она. – Мне нужно, чтобы сегодня ты был с ним.
- Я не могу, - отказался Том.
- Можешь. Пожалуйста. Просто говори с ним. Слушай его. Не давай ему уйти снова.
Том неловко переступил с ноги на ногу. С одной стороны ему, конечно, хотелось остаться с Биллом, с другой – это звучало как обязанность, а уж чего Том точно не хотел, так это начать воспринимать Билла как обязанность или еще хуже – работу.
- Ну не знаю.
- Значит так, Том, считай, что я тебя не прошу, а приказываю, как твой начальник, - заявила Карен. – Все. Мне пора идти.
- Блять, - тихо выругался Том.
- И мне нужен полный отчет, - добавила она. – Понятно?
Том снова посмотрел на Билла, который откинулся на спину, играя с куклой, и тупо кивнул, не в силах сказать что-либо.
- Отлично. До завтра, - улыбнулась Карен и вышла, закрыв дверь за собой.
В палате, казалось, стало еще темнее: только слабый свет лампочки из коридора. Том внимательно оглядел Билла, отметив красные следы на руках и ногах, там, где кожу перетягивали ремни. Волосы Билла напоминали воронье гнездо, а под глазами были черные круги. И все же Том думал, что он прекрасен. Завораживает даже. Том медленно приблизился к кровати, стараясь не напугать его. Сколько времени уже прошло с тех пор, когда Билл последний раз так улыбался… На столе Том увидел небольшую чашку с тремя таблетками и запиской: «Пациент Каулиц, Билл: выпить эти таблетки как можно скорее. Отказывается от приема лекарств с понедельника».
А уже был вечер пятницы. Том вздохнул и тряхнул головой. Билл не принимал лекарства уже почти пять дней.
- Томи, - ласково сказал Билл.
Том посмотрел на него и вымученно улыбнулся.
- Привет.
- Привет.
Том открыл было рот, чтобы сказать что-нибудь, но Билл повернулся к кукле, погладил ее по лицу.
- Спасибо, что вернул мне Томи, - шепнул он ей.
Том не был уверен, с кем именно говорит Билл, но подошел ближе и сел на край кровати. Билл посмотрел на него и слабо улыбнулся.
- Ты меня напугал, - тихо сказал Том.
- Когда дети рождаются, они ничего толком не видят, - прошептал Билл. – И у них всегда голубые глаза. Голубые. А вот этот малыш видит все, и у нее карие глаза. Чудесные карие глазки, как у меня. И как у тебя, Томи.
Том кивнул, предлагая Биллу продолжать.
- И они не глупые, нет. Они понимают, что происходит вокруг… Они понимают, что происходит, - повторил Билл. – Малыши. И, з-знаешь… Они не плачут, ну, у них не текут слезы, пока им не исполнится четыре недели. Это просто шум, ничего не значит, шум, хотя… Нет, все-таки это плач, и я никогда не мог из-за этого спать. Катрин не хотела меня злить, наверное. Может, проголодалась.
- Кто такая Катрин?
Билл вздрогнул.
- К-как-то раз я не обращал на нее внимания, просто п-посмотреть, как долго… Но мне не следовало.
- У Катрин карие глаза?
- Б-большие карие глаза. Были. А теперь они закрыты. – Билл коснулся сломанного века куклы. – А твои нет, Томи? Карие глазки?
Том несколько запутался.
- Что?
Билл закрыл глаза и сделал глубокий вдох. Кукла выпала из его рук и плюхнулась на кровать, пальцы задрожали, и Том слегка запаниковал. Что, если Билл собирается исчезнуть?..
Он подался вперед и коснулся его плеча. Билл тут же широко распахнул глаза, и черты лица его смягчились.
- Том, - он улыбнулся. – Ты здесь.
Тому перехватило дыхание.
- Да, здесь, - нежно шепнул он, поглаживая Билла по щеке, коснулся кончиками пальцев шрама.
- Но тебя не было… - Билл увернулся от прикосновения.
- Да, мне пришлось уйти ненадолго.
- Почему? – Билл выглядел преданным. – Почему ты ушел?
- Потому что я идиот.
- Ты не идиот, Томи, - мягко сказал Билл.
Том опустил голову и коротко засмеялся. Только мама называла его так.
- Откуда тебе знать…
- Я не люблю, когда тебя нет рядом.
Том сглотнул, в горле вмиг пересохло.
- Серьезно?
Билл потер глаза и дернул плечом.
- Ты д-держишь меня здесь.
- Держу тебя здесь?
- К-когда ты уходишь, я… я т-тоже ухожу, - пояснил Билл. – Может, тебя искать, не знаю.
Том протянул руку и снова коснулся шрама на его лице. Билл закрыл глаза, прижался щекой к его ладони, лицо сияло безмятежностью и покоем. Пальцы Тома скользнули по подбородку Билла, погладили шею.
- Так вот, куда ты исчезаешь? – спросил Том. – Ищешь меня?
Билл кивнул.
- Н-наверное.
- Значит, если я не ухожу, то и тебе тоже не надо.
Билл вдруг подался вперед и обнял его за шею. Сперва Том удивился… нет, просто охуел: до сих пор Билл ни разу не проявлял инициативу. Затем Том прижал его к себе, поглаживая по спине. Билл уткнулся лицом в изгиб его шеи, обжигая кожу горячими быстрыми выдохами.
Он казался таким маленьким в объятиях Тома, который вбирал в себя его великолепный запах, такой умиротворяющий. Том практически втащил Билла к себе на колени, и Билл прижался к его плечу, нащупал его руку и переплел пальцы с его пальцами.
Том обнял Билла второй рукой, Билл качнулся назад и внимательно посмотрел на него, кивая.
- Ты не уходишь? – спросил он.
- Пока ты здесь, ни шагу не сделаю, - честно ответил Том.
Билл улыбнулся, коснулся ладонью его щеки, и Том повернулся, целуя его пальцы.
- Я не уйду, - шепнул Билл.
Том взглянул на часы: его смена уже почти закончилась, и он понимал, что не будет дома вовремя. Но сейчас, когда в его объятиях был Билл, на все было плевать. Он чуть не сдох за эти пять дней, мечтая о такой близости, он чувствовал себя разбитым, не мог спать, и губы все еще хранили память о том, каков поцелуй Билла.
Билл окончательно влез к нему на колени, обхватив бедрами талию, прижался близко, вздрогнув. Они медленно покачивались, переплетя пальцы и тяжело дыша, затем Том отпустил руки Билла и провел ладонями вниз по его спине, потянул за низ футболки. Кончики пальцев задели нежную теплую кожу, и Том просунул обе руки под одежду, чувствуя, как Билл выгибает спину под его ласковыми прикосновениями. Билл тихо замурлыкал, Том уткнулся лицом в его грудь. Билл погладил его по дредам и позвал шепотом.
- Томи.
- Что?
Билл обхватил его лицо ладонями и поцеловал в губы. Том улыбнулся. Их влечение друг к другу было отчаянным, безнадежным и таким сильным, фактически ощутимым наощупь. Это было довольно болезненно, но… чертовски приятно.
Том закрыл глаза и вздохнул, окончательно сдаваясь.

2009-03-31 в 20:26 

you know, in California there's something better for us all
9.

Не рассудок наш, но глаза ослабли,
Чтоб искать отличье орла от цапли.
-У. Шекспир

Том поднял голову и нахмурился, закатив глаза. Обняв колени, сидящий на полу Билл только ухмыльнулся в ответ.
- Может, делом займешься? – хмыкнул Том, кинул тряпку в ведро и прислонился к стене, вытирая пот со лба. Мыть полы – занятие само по себе не слишком приятное, а уж душной летней ночью…
- Не вопрос, - откликнулся Билл, - давай швабру.
- Да щаз, ты с ней не справишься, - поддразнил Том. Билл помрачнел.
- Не очень-то и хотелось.
Том засмеялся, сползая по стене на пол. Билл недовольно посмотрел на него и уткнулся лицом в живот куклы.
- Эй, - озадаченно нахмурился Том, - ты что?
Билл пробормотал что-то невнятное. Том улыбнулся и несильно пощекотал его за ребра, заставляя запищать. Было уже поздно, почти полдвенадцатого, и примерно через полчаса смена Тома заканчивалась.
Раньше он безумно хотел, чтобы время летело быстрее; теперь же он мечтал о том, чтобы оно тянулось, как самая тянучая в мире жвачка.
- Слушай, пойдем-ка в наш уголок, - сказал вдруг Билл, уставившись в потолок. – Хочу тебе кое-что сказать.
Том удивленно вскинул бровь. "Уголком" они называли ту часть коридоров рядом со служебным туалетом, где почти никогда никто не ходил. Они проводили там очень много времени, прячась от всех, разговаривая, обнимаясь и занимаясь прочими приятными вещами.
- Что именно?
Билл нетерпеливо поерзал.
- Ты скоро уходишь, да?
Том наморщил нос, украдкой взглянув на часы.
- Бля, точно. Отчим скоро приедет.
- Тогда идем.
Билл встал, потянув Тома за локоть следом. Его свободные пижамные брюки сползли вниз, открывая Тому вид на татуировку-звезду. Том на мгновение замер, чувствуя, как приятное тепло разливается в его животе.
- Том!
- А? А, иду, иду.
Он торопливо вскочил на ноги и послушно пошел туда, куда вел его за руку Билл, вдоль по пустым темным коридорам. Сейчас ни один из них не переживал по поводу нарушения каких-либо правил: в столь поздний час все вокруг спали, за исключением парочки дежурных медсестер.
Да, ночи принадлежали только Тому и Биллу, который сейчас одной рукой прижимал к себе куклу, а второй цепко ухватил Тома за запястье. Том, кстати, даже перестал замечать игрушку: всего лишь часть Билла, необычная, странная, но часть.
Том, в принципе, довольно быстро привыкал ко всему, что так или иначе касалось Билла.
Билл оглянулся и радостно улыбнулся:
- Ты слишком медленный.
- Нет, это ты слишком быстрый, - возмутился Том.
- Нифига, - ответил Билл и ускорил шаг, даже не думая отпускать руки Тома.
Вскоре они свернули за угол и оказались в их темном маленьком тайном укрытии. Билл сел на пол, прячась за тележкой, на которой обычно медсестры развозили по палатам белье, и притянул к себе Тома. Они почти соприкасались носами, и, пусть было душно и жарко, Тому ужасно хотелось прижаться к Биллу, чтобы почувствовать его тепло. Билл обнял куклу, впутав пальцы в ее волосы, а Том опустил ладонь на его колено.
- Вот так, - прошептал Билл.
- Почему шепотом?
- Помолчи, - выдохнул Билл. Его глаза блеснули в темноте, он подался вперед, мягко вжимаясь губами в губы Тома. Тот от неожиданности задохнулся, но с готовностью принял поцелуй, сжимая коленку Билла.
- Что, вот это, да? – спросил Том, когда они, наконец, оторвались друг от друга. – Ты это хотел сказать?
- Ммм… Нет, - ответил Билл. – Об этом я просто весь день мечтал.
- Оу. – Том почувствовал, как его уши горят. – Серьезно?
- Ты мне снился прошлой ночью, - тихо сказал Билл.
- А мне ты каждую ночь снишься.
Билл улыбнулся.
- Ну, не знаю, снюсь ли я тебе так же, как ты – мне…
- А как я тебе снюсь? – заинтересованно спросил Том. Билл зарылся лицом в кукольное платье. Том мягко рассмеялся, потянувшись к нему, запустив пальцы в его волосы. – Это… хорошие сны?
- Да, - шепнул, краснея, Билл, и поднял голову. – Очень хорошие.
- Ну супер, - улыбнулся Том. – У меня такие же.
Билл смущенно отвел взгляд.
- Может, одинаковые вообще?
- Возможно.
- Мда… - Билл подтянул колени к груди, крепко обнял их. – Слушай, останься со мной, а?
- Но мне надо идти, - тихо ответил Том. – Гордон меня заберет.
- А меня кто заберет?
- Я бы с радостью, если бы мог, ты же знаешь, - вздохнул Том. – Забрал бы тебя и…
- И?
Том устало пожал плечами.
- Я вернусь завтра, как только, так сразу. Ты же прекрасно знаешь, что я не хочу уходить.
Билл кивнул.
- Зато я хочу.
- Серьезно?
Баюкая куклу, Билл слабо улыбнулся, скользнул ласковым взглядом по ее испачканному личику и вздохнул.
- Да. Я хочу уйти. Хочу настоящую жизнь.
Том протянул руку над головой куклы, накрывая ладонью пальцы Билла.
- А можешь? Как ты думаешь, можешь уйти?
- Хах, да я даже не помню, каково это вообще – там, снаружи.
- Там хорошо, - сказал Том. – Огромный красивый мир… И там жарко, - хмурясь, добавил он.
- Ты бы захотел со мной встречаться, если бы я ушел отсюда? – тихо спросил Билл.
- Нет, тут вопрос стоит иначе, - усмехнулся Том. – Захотел бы ты встречаться со мной?
Билл потянулся к нему, обнимая за шею, кукла выпала из его рук на пол. Том откинулся назад, прислонившись к стене, и крепко обхватил его за талию, втащив к себе на колени, чувствуя, как радостно отзывается на это его член. Том тихо застонал, вот уж только стояка ему сейчас не хватало для полного счастья… Довольно долго ему удавалось избегать подобных ситуаций, но теперь, с ерзающим на коленях Биллом, так нежно обнимающим за шею, бороться с собой не было никаких сил.
Ох, Билл, такой милый, худой и гибкий, нежный… Как же Тому нравилось держать его в руках… И тот факт, что Билл был парнем, не имел значения вообще, хоть Том раньше и подумать о таком не мог. Билл был всем сразу, красивый, тонкий, хрупкий, волшебный и такой… необходимый.
Том стиснул его бедра пальцами и уткнулся лицом в грудь, закрывая глаза и тихо вздыхая. Жар между ними был воистину непереносим, намного более душный, нежели окружавшая их летняя жара. Том скользнул кончиками пальцев по щеке Билла, и тот взял его лицо в ладони, прижимаясь лбом к его лбу.
- Конечно, я з-захотел бы, - прошептал он. – Т-ты разве еще н-не понял?
Том вздохнул.
- Все возможно…
Билл улыбнулся, наклонился к нему и глубоко поцеловал, скользнув кончиком языка по губам. Том приоткрыл рот, словно приглашая продолжать, и запустил руки под футболку Билла, лаская горячую кожу. Увлекшись, он поднимал футболку все выше и в итого вообще снял ее, Билл тут же подался назад, а Том с любопытством уставился на него: шрамы на плечах, груди, животе… Том осторожно коснулся одного из них, хмурясь.
- Больно?
- Б-было раньше, - ответил Билл, накрыв руку Тома своей и опуская ее вниз. – Но т-теперь нет. Не от них.
Том кивнул и другой рукой потянулся к темному шраму на виске.
- От этого?
- Нет. Я вообще ничего не чувствую.
Кукла, зажатая меж ними, выскользнула и упала на пол, громко и глухо ударившись, но Билл, казалось, даже не заметил. Том прижал его к себе ближе, гладя ладонями обнаженную кожу его плеч, спины, груди…
- Ты скучаешь по своей жизни? – негромко спросил он. Билл вдруг безмолвно обмяк, повиснув на руках Тома. Медленно прикрыл глаза, опустив голову.
- Да. Хоть она и закончилась. Я ее раз… разрушил.
Том покачал головой.
- Ничего ты не разрушил.
Билл чуть улыбнулся.
- В любом случае… Я попрощался с той жизнью, а она, думаю, попрощалась со мной. Ну и славно.
- Что ты будешь делать, когда выйдешь отсюда?
- Я никогда не выйду отсюда, - уныло сказал Билл. – Так что, пожалуй, и тебе нужно со мной попрощаться.
- Нет, - ответил Том, целуя Билла жадно и жарко, прижимая к себе так, что между ними не осталось ни миллиметра пространства. Билл тихо всхлипнул, поглаживая его затылок и отвечая на поцелуй.
Том отчаянно хотел вселить в Билла уверенность в их отношениях, хотел убедить его в том, что не оставит его, не хочет оставлять. Хотел заставить его, да и себя, впрочем, поверить в то, что вот это странное между ними вовсе не заканчивается за пределами больницы. Он провел ладонями вниз по его спине, и Билл тихо застонал, выгибаясь и цепляясь за его плечи. Том вздохнул и взглянул на настенные часы: две минуты до приезда Гордона.
- Блять, - выругался он, опустив руки на талию Билла. – Мне пора.
Билл откинулся назад и нахмурился, покачав головой.
- Ты не уйдешь, - сказал он.
- Я должен. Гордон прибьет меня, если я опять задержусь.
- Т-ты не можешь оставить меня здесь.
- Билл, - Том провел ладонями по его бокам, глядя на живот, - ты же знаешь, что я вернусь.
- А вдруг нет?
- Не дури.
Билл едва ощутимо и как-то испуганно, несчастно дрожал и отводил глаза в сторону. Том помог ему надеть футболку.
- Ну не надо, - вздохнул он. - Только не уходи, я же здесь.
- Я знаю, - Билл встряхнул головой. - Знаю, знаю...
-Вот, - Том поднял куклу и прижал ее к груди Билла. - Держись за нее, ладно?
- Томи... - пробормотал Билл, безвольно приняв игрушку. Том кивнул, целуя его в подбородок.
- Останешься здесь? - спросил он. - Или отвести тебя в...
- Нет. Н-нет.
Билл ссутулился, обняв куклу и раскачиваясь вперед-назад. Том закусил губу: такого уже давно не случалось. В течение последних нескольких дней Том замечал, что Биллу становится все лучше, и вот он внезапно начал вести себя, как раньше. Это пугало.
- Билл, я вернусь завтра, - мягко заметил Том. - Завтра, обещаю.
Билл промолчал.
- Билл, пожалуйста, просто посмотри на меня. Я хочу знать, что все в порядке.
Билл ссутулился сильнее, закрывая собой куклу.
- Уходи.
- Билл?
- Пошел вон! - громко крикнул Билл, вскинув голову, глаза его были полны злости. Том попятился, хмурясь.
- Билл, что...
- Я сказал, нахуй иди.
Том озадаченно уставился на него.
- Эм... Ладно, увидимся завтра.
- Да отъебись ты.
Сдвинув брови, Том ядовито процедил:
- Ну как скажешь, - вскинул голову и вышел. Порой с Биллом совершенно невозможно было разговаривать, но Том бы не сказал, что его это напрягало. А вот то, что так долго с ним все было хорошо, и вдруг... Наблюдая за тем, как Билл вроде бы поправляется, и его сумасшествие отступает, Том даже, было, подумал, что это все благодаря его влиянию.

2009-03-31 в 20:26 

you know, in California there's something better for us all
* * *

Телефон звонил всю ночь. Симона передала Тому несколько записок, он видел оставленные ему голосовые сообщения, смски, е-мейлы... Пора что-то делать с Бриджет. Нет, только не стоит думать, будто бы он злился на нее или она его раздражала. Честно говоря, он не чувствовал к ней вообще ничего, иначе обязательно ответил бы хотя бы на один звонок или записку. Однако же... На месте не только его любви, но и любых чувств к ней нынче царила пустота. Она появилась незаметно и постепенно заполнила Тома. Осознав, что происходит, Том целую неделю чувствовал себя виноватым и пытался понять, почему же он больше не хочет проводить ночи со своей девушкой, болтать с ней обо всем подряд, как раньше. В течение второй недели он порой ни разу не вспоминал о ней за день. Чувство вины исчезало постепенно с каждым ее смс, в котором она спрашивала, чем он занимается.
А по сути-то она была неплохой девчонкой и определенно заслуживала кого-то лучше Тома.
Том вздохнул и плюхнулся в кресло, глядя на мерцающий экран переполненного сообщениями мобильника. Покусывая губу, он провел пальцами по кнопкам. Хватит ли уверенности позвонить ей, высказать накипевшее? Я не скучаю по тебе. Мне плевать, как проходят твои дни. Всего хорошего, будь счастлива.
Он опустил телефон и глубже вжался в кресло. Нет, не сегодня.

* * *

Загружая белье в машинку, Том почти физически ощущал, что сидящий на кухне Георг наблюдает за ним сквозь маленькое окошко на покачивающейся двери. Разумеется, Том старательно игнорировал его, прекрасно понимая, что Георг просто действовал ему на нервы, пытаясь добиться малейшей реакции. Том же ни в коем случае не собирался срываться: одного единственного раза, когда он не удержал себя в руках, хватило по уши. Он, разумеется, мог добиться увольнения Георга… Но тот, в свою очередь, без труда устроил бы отправку Тома в тюрьму. И посему Том считал, что ничего лучше, чем игнорирование, он сделать не может.
Он вытащил последний тюк с бельем из сушилки и сунул его в корзину. Где-то за спиной послышался тихий скрип, вроде бы, скрипнула кухонная дверь. Том тихо застонал, уловив звук приближающихся шагов.
- Ну здравствуй, Том, - сказал Георг, скрестив руки на груди и ухмыляясь, поджал губы, удерживая зажженную сигарету во рту.
Том поднял голову, сохраняя безразличие на лице.
- Что надо?
Георг чуть откинул голову, выдыхая дым.
- Да так, просто здороваюсь.
- Ну да, конечно, - пробормотал Том, начиная вытряхивать корзину.
- Как там Билл?
Том замер на полпути, но тут же взял себя в руки.
- Понятия не имею. Хуле меня спрашиваешь?
- Ну ты же вечно вокруг него вьешься, не так, разве?
- Не так.
- А зря, - беззаботно заявил Георг. – Он же милашка. Реально.
- Заткнись.
- Ты уже представлял его без одежды, а?
- Рот, блять, закрой! – вспыхнул Том, захлебнувшись злостью, и мрачно уставился на трясущегося от хохота Георга.
- Похоже, и впрямь представлял, - выдохнул Георг, держась за бока и пытаясь отдышаться, сигарета вздрагивала в его пальцах. – Не, друг мой, ты охуеть ебанутый дебил. Хотя… Нет, в общем-то это забавно. Прикольно так.
Том отвернулся, направившись к выходу.
- Интересно, - продолжал Георг, - ты же в курсе, что он парень, а? У него там член в штанах, а не дырка. Я в этом практически уверен. Да, не буду врать, я об этом думал.
- Иди в жопу, - оскалился Том, костяшки его пальцев побелели от напряжения, с которым он вцепился в ручки корзины с бельем.
- Расслабься, чувак, - мягко сказал Георг, подойдя к нему и выдыхая дым в лицо. Затем он якобы случайно уронил окурок в бельевую корзину, и Том стиснул зубы, глядя на пепел, прилипший к чистому белью.
- Что тебе нужно? – процедил он. – Твою ж мать, что тебе от меня нужно?
Георг пожал плечами.
- Чтобы ты белье перестирал, а то, смотри, вон пятно осталось. Карен этому не обрадуется. Хотя, сказать по правде, Карен много чему не…
- Нет проблем, - быстро перебил его Том.
- Мир, чувак? – Георг хлопнул его по плечу, но Том тут же скинул руку.
- Нет.
- А вот это очень плохо.
Том смотрел, как Георг, насвистывая, вразвалочку уходит. Лицо горело, и, подкатив корзину обратно к стиральной машинке, он медленно потряс головой. Что ж, Георга придется потерпеть. Еще немного.
Еще немного, а потом он свалит отсюда к черту.
* * *
Том устало толкнул дверь, впервые за эту смену поднявшись на пятый этаж. До сих пор он старательно избегал этого, а если уж быть совсем честным, то боялся встретиться с Биллом.
Никогда раньше он не умирал, мечтая увидеть другого парня. Это настораживало, пугало, вселяло чувство некой внутренней испачканности и неправильности.
Ох, хоть бы Билл спал сейчас…
Том бесшумно прокрался по коридору, выбрав совершенно иной маршрут до чулана, где хранилась его швабра. Если бы он шел там же, где и всегда, то пришлось бы пройти мимо комнаты Билла. И потому он пошел иным путем, тщательно изучая горизонты на предмет появления Каулица, а желудок, казалось, завязывался узлом.
Сейчас Том бы не выдержал еще одной ссоры с ним. Он бы просто удавился, если бы вновь увидел его срыв, и тем более ему не хотелось встречаться с Биллом после того, что наговорил Георг. Это все было гораздо больше того, что Том мог вынести. Да, он очень волновался, переживал за Билла, постоянно думал о нем, но… Но все же ему нужен был перерыв. Немножко времени наедине с собой.
Он вошел в чулан и сделал глубокий вдох, прижавшись лбом к стене. То, что сказал Георг… Да, Том размышлял об этом. И не один раз дрочил, упорно вспоминая некоего пациента клиники для душевнобольных.
Том поморщился. Это же вовсе не значило, что он просто скотина какая-нибудь, это вообще ничего не значило. Он просто не мог сопротивляться тому, кто его привлекал, не мог, ведь Билл был таким нежным, красивым, изящным, и его запах…
- Что ж за хуйня… - выругался Том, оттолкнувшись от стены, и вышел из чулана. Быстро прошел по коридору, возвращаясь к привычному маршруту. Кончиками пальцев он вел по стене, ускоряясь, он почти бежал по пустому темному коридору, и только эхо его шагов нарушало тишину.
Царившая вокруг пустота вдруг придавила его, заставив затормозить. Жарко, душно, трудно дышать.
Внезапно Том чуть не взвыл от отчаянного, почти жизненно-важного желания увидеть Билла.
Он свернул за угол, оказавшись перед запертой дверью его палаты. Тонкая полоска света, пробивавшаяся из-под нее обычно, нынче отсутствовала, и это насторожило Тома, он замер на мгновение, коснулся двери, задумавшись на миг о том, что надо бы постучать. Пальцы дрожали, дыхание сбивалось, застревая в горле. Боже, он просто должен был войти, иначе сдох бы прямо под дверью.
Входя в палату, Том даже не думал о том, что хочет увидеть. Он был почти уверен, что Билл спит, свернувшись калачиком на кровати. С другой стороны он вполне мог сидеть в кресле, глядя в стену.
Но вот уж чего Том точно не ожидал, так это того, что Билл в джинсах и футболке, еще более красивый, нежели обычно, аккуратно положив куклу на кровать, будет открывать окно, а затем перегнется через подоконник и уставится вниз.
- Эм… Билл? – неуверенно окликнул его Том.
Не оглядываясь, Билл дернул головой.
- Я н-не могу.
Он вскарабкался на подоконник, остановился на секунду, легкий ветер взметнул его волосы. А затем он качнулся вперед, отпуская оконную раму.
Том понял, что его сердце останавливается.

2009-03-31 в 20:29 

you know, in California there's something better for us all
10.

Это, пожалуй, было бы грустно, но
это – то самое, что превращает
существование в жизнь, если значит
хоть что-нибудь.
- Аноним

Этим утром Том вернулся домой с тяжелым сердцем. Он не один час просидел у дверей пустой палаты Билла, раз за разом прокручивая в голове все возможные варианты того, как бы он мог его остановить. Какая-то медсестра осторожно сообщила ему, что уже восемь утра, и ему не оставалось ничего иного, кроме как пойти домой и поспать.
Сперва эта идея показалась совершенно абсурдной. Как он мог уйти? Как он мог даже просто подумать об этом? Он чувствовал себя просто ужасно, да еще и тяжкий груз ответственности…
Нет, ну как же он мог уйти – сейчас?
Абсолютно разбитый, он пришел домой и, едва коснувшись головой подушки, провалился в глубокий беспокойный сон.
Последнее, что он мог точно вспомнить, это то, как метнулся к окну, едва Билл начал падать. Еще он помнил, как хватался за него, как пальцы уцепились за его джинсы.
А потом его разбудили.
- Чо надо? – пробормотал он, с трудом открыв один глаз. Рот был словно сухим песком набит, язык едва ворочался.
Симона коснулась ладонью его лба.
- Том, ты весь день проспал. Почему ты так поздно вернулся? И как ты вообще домой добрался-то? Бриджет подвезла?
Том зевнул, понимая, что завалился спать в одежде.
- Не, такси взял. Там в клинике случилось кое-что, я не мог уйти.
- Ты плохо выглядишь, - хмуро заметила Симона.
- Ага, - Том моргнул пару раз, потер глаза, пытаясь проснуться. – Наверное.
- Ты плакал, что ли?
Том пожал плечами.
- Да что случилось-то? – спросила Симона, нервничая.
- Который час? – вздохнул Том, потирая поясницу, и покосился на будильник: почти половина шестого. Он уже на полчаса опоздал на работу. – Бляяя…
- Том!
- Мне пора, мам. – Том скатился с кровати, стягивая футболку. – Подвезешь?
- Ох, извини, - вздохнула Симона, - Гордон предложил поужинать в городе, потом в отель… Может, позвонишь Бриджет?
Том тряхнул головой.
- Вот уж нет.
- Ладно, я оставлю тебе немного денег на такси. В общем-то мне уже тоже пора бежать, я пришла пожелать спокойной ночи. С тобой все в порядке?
Том кивнул.
- Ну да, наверное.
- Если захочешь, поговорим об этом позже.
Том снова кивнул.
- Спасибо, мам.
Симона погладила его по щеке и ушла. Том влез в чистую футболку, даже не удосужившись взглянуть в зеркало: он и так знал, что являет собой воплощенный пиздец и тотальную разруху, и, в принципе, ему было просто похуй. Он слишком устал, чтобы париться из-за этого.
Он спустился вниз и со вздохом увидел, что Симона все же оставила немного денег на кухонном столе. Не хотелось тратиться на такси, но нужно было срочно добираться на работу, время-то на месте не стояло.
Взгляд зацепился за висящие у двери ключи от машины. Черт, как же легко и просто – взять да самому доехать, куда надо! И плевать, что нельзя. Он же будет ехать тихо, осторожно, ни в коем случае не превышая скорость…
Том взглянул на часы: сорок пять минут опоздания.
- Да в жопу все, - пробормотал он, без дальнейших раздумий схватив ключи и решительно направившись к гаражу. Там остановился, разглядывая свою машину – низкий внедорожник, который когда-то купил у друга Симоны. Уже несколько месяцев он не садился за руль, и автомобиль, казалось, больше не принадлежал ему, не был больше частью его жизни.
На первый взгляд все было весьма просто: сесть за руль, доехать до клиники, припарковаться, отработать, сесть за руль, приехать домой, лечь спать. И никто не узнает.
Том сел в машину и повернул ключ в замке зажигания. Автомобиль завелся, Том ощутил легкую вибрацию кончиками пальцев. Он откинулся на спинку сиденья и вздохнул, выезжая на дорогу. Проклятое чувство вины подтачивало его решимость, а еще было страшно: если остановит полиция, то – здравствуй, тюрьма.
- Хер я кому попадусь, - прошептал Том, осторожно съезжая вниз по улице. Очень хотелось прибавить скорость, чтобы быстрее добраться до клиники…
И вот, наконец, Том аккуратно въехал на парковку. Когда он вышел из машины, у него ноги подгибались от волнения, и, чтобы успокоиться хоть чуть, пришлось сделать несколько глубоких вдохов. Его словно вбило в землю, такого маленького перед огромным холодным зданием.
Весь издерганный, вздрагивающий, он вошел в клинику, неуклюже нажал кнопку вызова лифта, затем, поднявшись на пятый этаж, неуверенно набрал код допуска и вдохнул привычные уже запахи.
- Здравствуй, Том.
Он поднял голову: Карен, выглядевшая едва ли не еще сильнее усталой, чем он, шла навстречу.
- Здравствуйте, - тихо ответил он. – Мне очень жаль, я опоздал.
- Ничего страшного, ведь ты задержался вчера, - сказала Карен. – Или мне стоит сказать, сегодня утром?
Том кивнул.
- Не напрягайся сегодня, ты достаточно отработал вчера, передохни. – Она ласково коснулась ладонью его плеча. – Ты устал, я знаю.
Он снова кивнул, неловко переступив на ватных ногах.
- Эта писанина… - Карен вздохнула. – В итоге все сводится к утомительной банальной писанине.
Том пожал плечами, не в силах придумать ответ.
- Можешь уйти, когда захочешь, тебе не обязательно сегодня оставаться до конца смены, - заметила Карен. – И делать можешь все, что хочешь. Если что, можешь заняться стиркой.
- Нет, все в порядке, - выдавил из себя Том, наконец. – Я просто… Спасибо, в общем. Я еще подойду к Вам попозже.
Карен проводила взглядом его, уходящего в сторону чулана, где он заперся и уселся на какой-то ящик. Темно и сыро, Том глубоко вздохнул, чувствуя себя абсолютно несчастным. Никакого желания выходить отсюда, но Том знал, что Карен видела, как он вошел, а значит, она заметит, если он останется здесь до конца смены. Он подошел к двери, уткнувшись лбом в ее прохладную поверхность. Одна мысль сейчас одолевала его: дойти до палаты Билла, даже если она окажется пустой.
Сегодня сделать это оказалось сложнее, чем раньше, Том едва тащился по коридору, словно влипший в каплю клея муравей. День заканчивался, пациенты клиники доедали ужин и укладывались спать. Том никогда не заглядывал в их палаты, вовсе не хотелось ему хоть каким-то образом касаться их жизни. Он не знал их имен, вообще не пытался узнать хоть что-нибудь о них.
Хотя, конечно, это не касалось Билла.
По спине Тома пробежали мурашки, когда он остановился перед заветной дверью. Она была закрыта, свет не пробивался из-под нее. Видимо, в палате никого не было.
Том беззвучно открыл дверь и проскользнул внутрь. С прошлой ночи ничего не изменилось: кукла все так же лежала на расстеленной кровати, окно открыто. На улице темнело, и все вокруг выглядело мутно и призрачно.
- Блять, - выдохнул Том, делая шаг вперед и жадно втягивая воздух. – Черт, какого ж хера это все…
Казалось, все в палате пахнет Биллом, Том чувствовал это: постельное белье, занавески, сложенная в кресле одежда.
И, конечно, кукла.
Том подошел к кровати, бережно подхватывая игрушку на руки. Прижал ее к груди, неожиданно для себя полузадушенно всхлипнув. Зарылся лицом в тусклые волосы куклы, позволяя слезам течь.
- Ты там плачешь, что ли?
Том, задохнувшись от испуга, мгновенно обернулся, сердце заколотилось в ребра. Под столом, укрытый тенью, обняв колени, сидел Билл, одетый во вчерашние джинсы и футболку, но босой. Перед ним на полу небрежно валялись его кеды, шнурки их вытащены и разорваны в клочья.
- Б-билл? – прошептал Том.
- Они думают, я сплю, - тихо ответил тот. – А я не сплю. – Он протянул руку, показывая две таблетки на ладони. – Я обманываю их иногда, не хочу спать. – Таблетки упали на пол.
- Что? – озадаченно уставился на него Том. – Что ты делаешь? Почему ты… почему?
Билл же впился взглядом в куклу, прижатую к груди Тома. Вздрогнув, он уткнулся лицом в колени, вцепившись пальцами в волосы.
- Это просто кукла, просто кукла, ты же знаешь. Кукла, кукла, просто кукла, Билл, просто кукла. Ты не виноват. Неправда. Просто кукла. Я знаю, папа. Просто кукла…
Том покосился на игрушку.
- Ты чего? Эй, Билли?
Билл вскинул голову, темные глаза сверкнули из-под челки.
- Может быть. Эй, а ты тоже просто-кукла-Билл, Томи?
- Нет. – Том нервно сглотнул. – Нет, я не кукла. И… - Он приподнял игрушку, поудобнее устроив ее в руках. – И она тоже не кукла.
Взгляд Билла переместился с лица Тома на что-то за его спиной. Том почувствовал легкий холод: окно открыто.
- Так, Билл, - осторожно начал Том, наклонившись и заглянув под стол, - вылезай-ка оттуда, мне нужно с тобой поговорить.
- Ой-ой, какой важный, - слабо улыбнулся Билл, игриво прижав ладони к щекам. – Лучше ты сюда лезь.
Том тоже улыбнулся в ответ.
- Хочешь посмотреть, как я тут корячиться буду?
- Ммм… Пожааалуйста?
Не раздумывая больше, Том влез под стол и сел рядом с Биллом, протягивая ему куклу, которую он с благодарностью принял и обнял бережно.
- Мое солнышко… - прошептал он, зарывшись лицом в кукольное платьице. – С-спасибо, что… что в-вернул его.
- Билл… - окликнул его Том.
Билл поднял голову, их взгляды встретились. "Черт, - подумал Том, - уже и не надеялся, что снова увижу тебя".
- Прости меня, - сказал Билл. – Я не знаю, что произошло.
- Попробуй вспомнить.
- Ну… - Билл закусил губу. – Вчера я хотел… или не хотел… Ничего больше. – Он наклонился вперед, поглаживая куклу по волосам. – Очень плохо было, жутко хотелось свалить нахер отсюда. Не только отсюда, в общем-то. От всего хотелось уйти. Я попытался выпрыгнуть из окна. И не получилось.
Билл говорил совершенно спокойно, словно то, о чем он рассказывал, было в порядке вещей. Том не помнил, чтобы когда-либо раньше его голос так звучал: ни дрожи, ни заикания или неуверенности. Обычный парень, запутавшийся, уставший. Том подумал, что вполне понимает его, и это больно отдалось где-то внутри.
- Когда я подошел к окну и почувствовал ветер, то испугался. Это как-то… по-настоящему было, совсем не так, как здесь, в этой сраной клинике, где я уже целый год прожил, носа на улицу не показывая. Я… разнервничался, очень хотелось прыгнуть, чтобы больно было, чтобы хоть что-то реальное почувствовать, - тихо продолжал Билл. – Умереть хотелось. Не знаю… Черт, я уже столько времени существую, что больше не хочу. Я, блять, жить хочу. А тут жить не получится. Уж лучше умереть тогда.

2009-03-31 в 20:31 

a_sinclaire
you know, in California there's something better for us all
- Ложь, пиздеж и провокация, - сказал Том.
- Ты прекрасно понимаешь, что я имею в виду.
Том тряхнул головой.
- Понимаю, ты прав. Но это было бы очень и очень тупо.
- Я не знаю, что мне делать, - устало сказал Билл.
Том взял его за руку, наклоняясь к нему, и вжался поцелуем в губы. Билл дернулся, подавшись назад, но обнял его за шею, отвечая.
События прошлой ночи вспыхнули в памяти Тома. Он вспомнил, как в долю секунды подлетел к окну, кончиками пальцев фактически хватаясь за джинсы Билла. Он чуть не опоздал, Билл уже падал вниз, и Том чуть не вывалился следом, перегнувшись через подоконник, чтобы поймать его за руку. До смерти перепугавшись, Том удержал его, втащил обратно в палату, а Билл цеплялся ногтями за раму, пытаясь вырваться из рук Тома, вцепившегося в него поистине бульдожьей хваткой. Все это так ясно пронеслось перед глазами Тома сейчас, и он прижал Билла к себе, целуя сильнее и не желая отпускать вообще никогда и никуда.
- Ты меня спас, - прошептал Билл, когда поцелуй на мгновение прервался. – Ты спас. Я бы больше никому не позволил.
Том нахмурился.
- Еще раз меня так, блять, напугаешь – выебу.
- Ты злишься на меня? – негромко спросил Билл, широко раскрыв глаза.
- Не знаю, - честно ответил Том. – Не знаю. Но очень не хочу тебя больше оставлять даже на секунду.
- Не оставляй, - еле слышно сказал Билл. – Потому что когда ты уходишь, я тоже ухожу.
Том вздохнул, вспомнив кое-что еще: когда он втащил Билла в палату, тот начал кричать, вырываться из его рук. Том никак не мог его успокоить, удержать, и вскоре сработала сигнализация, две медсестры, прибежав, что-то вкололи Биллу и куда-то забрали его.
- А куда они тебя увели? – спросил Том. – Ну, той ночью медсестры эти…
Билл ссутулился и пожал плечами, почесывая руку.
- Я там был уже пару раз. Такая белая комната с зеркалом, ну, знаешь, двойным таким, чтобы можно было наблюдать. Я там несколько часов просидел, поспал.
- И все?
- Нет, - Билл отвел взгляд. – Еще несколько часов со мной какой-то врач разговаривал. Все спрашивал, спрашивал… Потом мой отец приехал, и этот врач с нами обоими беседовал, а потом мне пришлось кровь сдавать зачем-то. Так тупо… Им, видно, нужно научное объяснение, почему парень вроде меня мог решить покончить собой.
Том вздохнул, заметив, как Билл крутит куклу в руках, наматывая ее волосы на пальцы, дергая за платье. Он почувствовал злость, потому что почти уверен был в том, что какая-то скотина нарушила связь между Биллом и его "ребенком". "Просто кукла, Билл, это просто кукла" - так сказал он недавно. И Том знал, что это были чужие слова, наверняка – его отца.
- Я и раньше, кстати, пытался, - вздохнув, сказал Билл. – Правда, никогда не получалось, потому что я слишком боялся. Да и в этот раз, в принципе, тоже страшно было, но почти получилось. – Он улыбнулся Тому. – Но тут приперся ты и все испортил.
Том крепко обнял Билла, зарываясь лицом в изгиб его шеи.
- Давай свалим отсюда? – прошептал он. – Давай свалим отсюда к чертовой матери.
Билл осторожно отодвинулся и удивленно посмотрел на него.
- Что?
- Я на машине сегодня, можем просто уехать, - повинуясь исключительно эмоциям, сказал Том. – Ко мне домой или куда еще… Я просто очень хочу вытащить тебя из этого болота.
- М-машина?
- Я отвезу тебя в безопасное место.
- Нет, - прошептал Билл, - я н-не хочу.
- Хочешь остаться здесь? – спросил Том, хмуря брови. – Но это место убивает тебя. Тебе нельзя здесь оставаться больше, иначе… Понимаешь?
Билл вздохнул, его взгляд расфокусировался.
- Н-не знаю, я… Все нормально. Я справ…
- Нет, - перебил Том. – Я не позволю, чтобы ты еще раз попытался себя убить.
- Тебя что, больше всех ебет? – вскинулся вдруг Билл, пронзив Тома пустым взглядом блестящих глаз. – Ты все равно здесь надолго не задержишься, скоро свалишь нахер, так какое тебе, блять, дело до меня? Иди ты в жопу со своей заботой, знаешь…
Несколько мгновений Том молчал. Он прекрасно понимал, какое ему дело до Билла, но мог ли он ему прямо сказать о причинах?
- Какая разница? – сказал он, наконец. – Можешь считать, что я обожаю находить приключения на задницу.
Глаза Билла вспыхнули.
- Приключения?
- Ага, - Том кивнул. – Ты со мной?
Билл моргнул.
- Ммм… Да, д-да, пойдем.
- Слушай, а те таблетки… - вспомнил вдруг Том.
- Просто снотворное, - пояснил Билл. – Я должен был вырубиться часов так на двадцать, и всем этим… не пришлось бы со мной возиться. – Он нахмурился. – Наверняка отец это посоветовал.
- Когда они их тебе дали?
- В семь. К-карен следила за тем, чтобы я их проглотил, ну, я притворился, что… Может быть, кто-нибудь придет меня проверить часов в восемь.
Том снова кивнул, коротко взглянув на часы: четверть восьмого. Пятнадцать минут до конца смены Карен.
- Так, слушай, я сейчас пойду кое-какими делами займусь, но потом вернусь. Хорошо?
Билл вздохнул.
- Обещаешь?
- Да, и не смей никуда уходить, - строго велел Том, взяв лицо Билла в ладони. – Никуда не уходи, или я не смогу тебя найти.
- Я буду ждать, - прошептал Билл.
Том помог Биллу лечь в постель и нежно поцеловал его перед уходом, а затем вернулся в чулан и взял швабру и ведро. Ему нужно было притвориться, что он работает, что все нормально… Медленно ведя шваброй по полу, он вынул телефон из кармана, чтобы узнать, сколько у него осталось времени, и заметил новое смс. От Бриджет. "детка куда ты пропал? я весь день пыталась дозвониться. напиши мне. люблю".
"я болею, - набрал Том в ответ. – перезвоню потом".
- Том?
Он оглянулся. Карен шла к нему, закинув сумочку на плечо.
- Здрасьте, - пробормотал он, виновато запихивая телефон в карман.
- Я уже ухожу, - улыбаясь, сказала она. – Так, проверяю напоследок, все ли в порядке. Как твои дела продвигаются?
- Потихоньку, - ответил Том. – Чуть медленнее, чем хотелось бы.
Карен кивнула.
- Ну, ладно. Сам-то как?
- Да нормально…
- Я, кстати, заметила, что ты сегодня на машине. Тебе так рано вернули права? – спросила Карен.
- Оу… - Том неловко замялся. Врать Карен казалось еще более паршивым делом, чем врать матери. – Ну, да, что-то типа испытательного срока.
- О, понятно… Что ж, это просто чудесно, Том, я горжусь тобой.
- Спасибо, - униженно пролепетал Том.
- Так, все, я побежала. Увидимся завтра, да? – улыбнулась она на прощание.
- Ага. До свидания.
Том взмахнул рукой и опустил голову, сосредоточенно разглядывая пол. Он слышал, как уходит Карен, а затем – тишина. Кругом стало тихо и темно.
- Пиздец, приплыли, - буркнул он.

* * *

- Ох…
Билл, нервничая, уставился на автомобиль Тома. Вывести его из здания не составило для Тома особого труда – никого не было на дежурстве, и потому они довольно легко выскользнули через черный ход и пришли на парковку.
- Все в порядке, - успокаивающе сказал Том. – Слышишь? Я не сделаю тебе плохо.
- Я знаю, что ты н-не… не сделаешь, но… - Взгляд Билла, казалось, прилип к машине. Том осторожно коснулся его плеча, ощутив усилившуюся дрожь.
- Мы будем ехать очень, очень-очень медленно, - пообещал он.
- Х-хорошо, что я оставил Габи в комнате. Она не любит ездить.
Очень трудно было уговорить Билла решиться на эту авантюру, гораздо труднее, чем вывести его из клиники. Но сложнее всего оказалось убедить его не брать куклу. Он ухватился за нее, практически выпав из реальности, взгляд помутился, он начал что-то бормотать под нос неразборчиво. Том очень терпеливо объяснил ему, что в машине нет специального кресла для детей, и Билл, нервно вздрагивая, оставил в итоге куклу на кровати.
- Все с ней будет хорошо, - сказал Том, осторожно, под руку, ведя Билла к машине. – Ну, не бойся.
- Медленно, - повторил Билл, послушно подходя к пассажирскому месту. – Медленно и б-без катастроф.
Том помог ему сесть в машину, застегнул ремень безопасности. Билла, казалось, било дрожью от кончиков волос до кончиков пальцев, даже когда Том пытался ласковыми словами успокоить его.
- Ну что, готов? – спросил Том, едва усевшись за руль и достав ключи. – Так, наша первая остановка – это…
Он повернулся к Биллу, который уже скинул ботинки и носки и привычно притянул колени к груди.
- Что? – еле слышно спросил он.
Том потянулся к нему, нежно целуя в губы, и Билл улыбнулся.
- Это сюрприз.
Он повернул ключ в замке зажигания, и автомобиль негромко заурчал, Билл тихо вскрикнул, еще крепче обхватив колени. Его пальцы побелели от напряжения. Том осторожно коснулся ладонью его бедра.
- Расслабься, - мягко сказал он. – Это же просто приключение.
Билл кивнул.
- Как скажешь.
Они медленно выехали со стоянки на дорогу, и вдруг Билл начал панически хватать воздух ртом. Том чуть сжал пальцы на его бедре.
- Билл, дыши глубже, все нормально.
- Все нормально, - повторил Билл.
- Знаешь, куда мы едем? – Том улыбнулся, свернув за угол, и затормозил. – В общем, тебе лучше быть голодным сейчас.
Билл поднял голову и озадаченно моргнул. Несколько секунд он молчал, затем просиял, счастливо улыбаясь.
- М-макдональдс?!
Том гордо кивнул и опустил стекло.
- Он самый. Ну, заказать что-нибудь?
- Ох, да конечно… - вздохнул Билл, утыкаясь лицом в колени. – У меня денег же нет.
- У меня есть, не парься. Так чего ты хочешь?
- Картошку. Много картошки-фри, и… И большую колу. И… И еще немножко н-наггетсов.
Том послушно сделал заказ. Билл поднял голову только тогда, когда запах жареной картошки дотянулся до его носа.
- Ох, вкусно как… - вздохнул он. – Я, знаешь, целый год ел только… только это дерьмо в столовой, ну, сам понимаешь, что они там готовят. – Он откусил крохотный кусочек от ломтика фри и блаженно зажмурился. – Боже… Спасибо, Том.
Том поудобнее ухватил биг-мак, снова выруливая на дорогу.
- Да всегда пожалуйста, - отозвался он, чуть краснея.
- А куда мы теперь? – спросил Билл, расслабившись, поудобнее устроился в кресле, с довольным лицом поедая картошку.
- Ко мне, - помедлив, ответил Том.
- Там есть кто-нибудь?
- Нет.
- Ты один живешь?
- Нет, просто родители уехали.
Билл кивнул, потягивая колу. Том вдруг занервничал: а что, если они уже вернулись, пусть и сказали, что их не будет всю ночь? Тогда ему влетит не только за то, что он вытащил пациента из клиники, но и за то, что сел за руль без прав.

2009-03-31 в 20:35 

you know, in California there's something better for us all
- Блять, - выдохнул он, подъезжая к улице, на которой живет, перестроился на левую полосу и поехал очень медленно, пытаясь разглядеть, не горит ли свет где-нибудь в доме. Дом был темен и, видимо, пуст, на дорожке у гараже машин не стояло.
- Что-то не так?
- Нет, все в порядке, - Том улыбнулся, припарковавшись у дома. – Вот мы и на месте.
- Это твой дом? – Билл вытянул шею и, прищурившись, присмотрелся. – Давай войдем.
- Эммм, нет, мы должны уже ехать обратно, - сказал Том. – Я хотел просто показать…
Хорошее настроение мгновенно словно сдуло с лица Билла.
- Понятно…
- Эй, ты что, я ж шучу, - поспешил оправдаться Том, заглушил мотор и улыбнулся. – Билл, ну перестань, это просто шутка была.
- Понятно… - смущенно повторил Билл. – Прости.
- Ну давай, - тихо сказал Том. – Пойдем же.
Билл вышел из машины, крепко держа в руках упаковку картошки. Том внимательно следил за ним: казалось, будто эта картонка заменила куклу.
- Билл?
- И… Иду.
- Итак, наша экскурсия начинается здесь, - торжественно сказал Том, открывая дверь. – Моя кухня.
Билл выглядел совершенно потерянным. Он на все вокруг смотрел широко раскрытыми глазами, будто видел впервые, осторожно-осторожно касался занавесок, плиты, стен… Том решил, что все кажется ему и впрямь необычным, непривычным и чужим, ведь кухня эта была полна ярких красок, такая уютная и милая, а Билл больше года видел только унылые белые стены.
- Так здорово… - прошептал он. – Что дальше?
Том взял его за руку, провел в следующую комнату:
- Гостиная. Вон телик большой, его Гордон, мой отчим, пару лет назад на премию купил. А вон там плэйстэйшн и прочая фигня.
Билл улыбнулся и прошел в комнату, плюхнулся на мягкую кушетку, почти исчезнув в ворохе подушек.
- А мне здесь нравится.
Том остановился рядом с ним, нервничая. Он понятия не имел, что и зачем делает. Какого черта он привез Билла к себе?
- Ну, есть еще что? – спросил Билл.
Том дернул плечом.
- Моя комната.
- Покажешь?
- Эммм… - Тому стало жарко. – Да, конечно, если хочешь. Там, правда, ничего особенного.
- Я хочу, - с нажимом сказал Билл.
- Да не вопрос, - усмехнулся Том, на самом деле смущаясь гораздо больше, чем в тот раз, когда впервые привел в свою комнату Бриджет. Привести туда Билла было намного… важнее?
Они поднялись по лестнице, включая свет по пути. Билл бесшумно шел за Томом, скрестив руки на груди и вздрагивая каждый раз, когда загоралась следующая лампочка. Включив свет в комнате, Том пожал плечами.
- Ну… Вон там я сплю, - просто сказал он.
Билл медленно вошел, оглядываясь по сторонам. Подошел к столу, взял в руки несколько фото.
- О, а я его знаю.
- Кого?
- Энди. Ну, Андреас, - Билл протянул Тому одну фотографию. Том улыбнулся.
- Да, он клевый парень. А откуда ты его знаешь?
- Да так… В школу вместе ходили когда-то.
Билл положил фото на стол и осторожно коснулся модели аэроплана.
- А у меня тоже такие были.
- Мы с отцом… с моим настоящим отцом, в смысле, часто их собирали, - пояснил Том. – Прежде, чем он уехал.
- И такая фигня у меня тоже была, - сообщил Билл, подобрав свисавшие с кресла старые бутсы. – Часто играл? У меня плохо получалось. – Он мягко рассмеялся
- У меня тоже.
- Опа… - пробормотал Билл, опустив кроссовки и самолет на стол, и подошел к музыкальному центру. – Музыка, Боже, как я скучаю по музыке.
- Тебе нельзя слушать музыку? – изумленно спросил Том. Как же он раньше не заметил?
- Ну не совсем, - ответил Билл. – Я просил отца привезти мне плеер, но он так и не удосужился. Музыка – это… было… да, она была всем в моей жизни.
- Я тоже ее очень люблю. Играю даже немного, - сказал Том, указав на гитару в углу комнаты. – Ну, в общем-то, это так, фигня…Шум, а не музыка.
- Я уверен, ты отлично играешь.
- Да ладно… - покраснел Том. Билл улыбнулся, подошел, уткнувшись лбом в его плечо. Том напрягся сперва, но затем коснулся его руки, уткнулся носом в висок. Билл все еще дрожал.
- С тобой все в порядке? – спросил Том.
- Да-да, все нормально, - отозвался Билл. – Пока ты рядом.
- Не страшно?
- Бля, ну конечно, страшно! – Билл отстранился, мрачнея. – Но я не могу больше торчать там безвылазно.
- Мне очень жаль, что тебе придется вернуться, - тихо сказал Том.
Вмиг потемневшими глазами Билл уставился в пол, дернул плечом.
- Да нормально все, успокойся.
Он выглядел таким одиноким, стоя посреди комнаты Тома, глядя вокруг. Такой хрупкий, потерянный, брошенный. Волосы мягко струились по его плечам, макияж слегка размазался под глазами. Том так привык видеть его в пижаме, что теперь, одетый в джинсы и футболку, Билл казался немного чужим. И очень усталым.
- Билл?
Он сел на кровать, сложив руки на коленях.
- Знаешь, я думал, что больше тебя после прошлой ночи не увижу.
- Я думал о том же, - заметил Том.
- Я очень испугался, - продолжил Билл. – Когда я понял это… и понял, что на самом деле значит умереть. Но ты оказался рядом.
- Я хочу всегда быть рядом, - сказал Том, сев возле него. – Если когда-нибудь опять решишь выйти в окно, просто вспомни, что я с тобой. Я никогда тебя не отпущу.
Билл улыбнулся.
- Ну какой же ты…
Он наклонился, легонько целуя Тома в подбородок. Мурашки пробежали по спине Тома, и он притянул Билла ближе, вовлекая в глубокий поцелуй. Здесь, в его спальне, не нужно было опасаться медсестер, других пациентов, Карен… Здесь они были наедине, и Том целовал Билла так, словно пытался сказать ему именно об этом, словно уже давно только об этом и мечтал.
Билл с легким вздохом подался назад, позволяя Тому уложить его на кровать. Поцелуй прервался на мгновение, и Том смог приподняться над Биллом. Бессчетное количество раз он представлял себе это во снах: быть сверху, осторожно прижимаясь к тонкому телу. Билл поерзал под ним, устраиваясь поудобнее, о да, все так, как он и представлял.
Том скользнул пальцами под его футболку, коснулся теплой кожи, лаская живот. И запах… Том жадно вдыхал его, такой свежий и нежный, и никак не мог надышаться. И вкус… Ничто не могло сейчас заставить Тома оторваться от податливых губ.
Их тела, казалось, сошлись изгиб в изгиб. Том уткнулся лицом в шею Билла, провел ладонями по его бокам, нежно поглаживая, как всегда хотел. Билл тихо довольно вздохнул и опустил руки на спину Тома, заставляя кожу буквально гореть от прикосновения.
Они стянули футболки и сели, глядя друг на друга. Билл провел ладонью по загорелой груди Тома, с интересом разглядывая, как контрастирует с ней его бледная кожа.
- Мы можем остановиться, - неуверенно предложил Том. – Серьезно. Пока не слишком далеко…
- Хватит, - перебил Билл. – Прекрати так обо мне заботиться, хватит, понял?
- Я… Я никогда еще с парнем…
- Я тоже.
Они смущенно улыбнулись друг другу, взялись за руки, переплетя пальцы. Чудесный, нежный момент… Но Том не мог игнорировать стояк, у него уже яйца болели, и он невольно скривился, сев поудобнее. Билл без слов лег на спину.
Том склонился над ним, устроившись меж раздвинутых ног, и внимательно посмотрел на его покрытые шрамами грудь, живот, руки. Там, где раньше, видимо, были глубокие раны, теперь - тонкие розовые линии. Том наклонился ниже и поцеловал, приласкав кончиком языка, одну из них, глубокий шрам прямо под соском. Билл поежился, запустив пальцы в волосы Тома, и потребовал:
- Еще.
Том ухмыльнулся уголком рта и лизнул сосок, прихватив его зубами. Билл тихо застонал в ответ, потянув его за дреды, согнул ноги в коленях.
- Еще? - спросил Том. Билл кивнул, и он спустился ниже, вжался лицом в тут же напрягшийся живот Билла, вдыхая его запах. - Еще? - повторил он.
- Да, еще хочу, - прошептал Билл.
Том сел и неуверенно взялся за пряжку его ремня. Билл молча наблюдал за ним потемневшим взглядом из-под полуопущенных ресниц. Том никогда даже подумать не мог о том, что однажды они окажутся вместе в его комнате, одни. И что его нужно будет раздеть. Пальцы дрожали от невыразимого желания, но Том не мог пошевелиться, просто смотря на Билла.
Глядя прямо в его глаза, Билл сам медленно расстегнул пряжку. Том перехватил его запястья, как только он приспустил джинсы, расстегнув и молнию.
- Я... это... - неуверенно пробормотал он. Билл кивнул и выгнул спину, еле слышно застонав, когда Том, просунув пальцы под пояс джинс, стянул их с него. Теперь Билл лежал на кровати в одних боксерах, обтягивающих недвусмысленную выпуклость. У Тома во рту пересохло. Он был уверен, что хочет... но сможет ли?
- Ты, - сказал Билл. - Твоя очередь.
Том озадаченно посмотрел на него, но потом понял, о чем речь.
- Ну да, конечно... - Он откинулся назад, расстегивая ремень, и скинул джинсы. Билл тихо захихикал, когда Том снова сел перед ним в одних трусах. Том жарко покраснел, ему казалось, что еще немного - и несчастная ткань просто порвется. Билл просунул пальцы под резинку боксеров и немного стянул их вниз, смущенно глядя из-под челки. Сперва Том молча смотрел, потом сделал глубокий вдох и оттолкнул руки Билла в сторону, стягивая с него белье, отбросил куда-то в сторону. Билл только усмехнулся, когда Том задержал дыхание, переведя взгляд с его бедер на возбужденный член. Том неуверенно обхватил его пальцами, и Билл со свистом втянул воздух, стиснув зубы.
- Нет? - спросил Том.
- Да, - выдохнул Билл, - еще как "да"..
До Тома вдруг дошло, что он понятия не имеет, что делать теперь. Он знал, как ласкать себя, правильно поглаживать, вызывая сладкую дрожь... Но он не мог представить, как делать то же самое - с чужим членом. Он осторожно сжал пальцы, и Билл, вскрикнув, закрыл глаза, его рот открылся в беззвучном стоне. И Том перестал сомневаться в том, что справится. Он провел рукой вверх-вниз, Билл сейчас совершенно не был похож на то хрупкое создание, которое Том привык видеть в нем, и Тому очень хотелось доставить ему удовольствие. Однако он не мог игнорировать больше нужды собственного организма. Он стянул с себя трусы, и теперь оба парня, едва дыша, замерли, глядя друг на друга, обнаженные и дрожащие.
- Том, пожалуйста, - сказал вдруг Билл. - Я хочу...

2009-03-31 в 20:36 

you know, in California there's something better for us all
Том встал перед ним на колени, и Билл взял в ладони его член, внимательно разглядывая. Том застонал, выгибаясь.
- Так хорошо... - выдохнул он.
Билл улыбнулся и внезапно лизнул головку. Том застонал громче, едва не теряя сознание от неожиданности. Билл снова лизнул его, словно котенок, а затем втянул в рот. Вскрикнув, Том опрокинул Билла на спину, навалившись сверху. Они вздрогнули, прижимаясь друг к другу, Том сдвинулся ниже, вытягиваясь вдоль Билла, и начал медленно двигаться.
- Ммм... Да... - выдохнул Билл, вздрагивая. - Как это... так...
- О да, - ответил Том, наклонив голову, и двинул бедрами, постепенно набирая скорость. Они медленно двигались, прижимаясь друг к другу, член Тома скользнул меж бедер Билла, и Билл обхватил Тома ногами за талию, прижав к себе, и, целуя его плечо, застонал прямо в ухо. Найдя его губы, Том с силой поцеловал его, вжимая в матрас, он уже давно не испытывал такого кайфа в постели с кем-либо, ему просто хотелось слиться с Биллом в одно целое, растворить его в себе и даже больше.
- Ох... - всхлипнул Билл, подавшись вверх и кусая Тома за губу. - Чертчертчерт...
- Сильнее, - ответил Том, увеличивая темп, они вжимались друг в друга до боли, чувствуя невыносимый жар, это трение сводило с ума, Тому хотелось впитать эту боль - и вернуть ее Биллу.
Он подался вперед, яростно вгоняя член меж бедер Билла, Билл крепче обхватил его ногами, и Том, задохнувшись, кончил на него. Билл резко втянул в себя воздух и, прижавшись к Тому, поцеловал его, теплая жидкость размазалась по их телам. Том выгнулся, вжимаясь во влажное тело под собой, толкнулся в него, зажимая член Билла меж их животов. Билл громко застонал и тоже кончил, хватаясь за его плечи.
Замерев, Том поцевал его, даже не думая о том, чтобы встать. Он только что умер и родился заново.
Билл отвернулся и глубоко вздохнул.
- Заебись, - пробормотал он, закрывая глаза. - Как же долго у меня этого не было...
- У меня тоже, - честно ответил Том. И он действительно не врал: вот это простое трение друг о друга было самым захватывающим и мозновыносящим сексом, который у него когда-либо был... а ведь это по сути своей сексом и не являлось. Он довольно вздохнул и обнял Билла. - Хорошо так...
Билл рассеянно моргнул, глядя на него.
- Спасибо, что вытащил меня.
Том покачал головой.
- Я должен был, не благодари.
- Заткнись, - ласково попросил Билл. - Спасибо.
- Спасибо, - ответил Том.
Билл кивнул, целуя его в подбородок.
- Это было охуенно.
- А дальше что? - спросил Том.
- Я устал, - вздохнул Билл. - Жутко устал, но мне так хорошо...
Том заметил, что он уже довольно долго не заикается и не зависает. Он коснулся большого шрама на виске Билла и нахмурился.
- Какого черта ты должен там торчать? Ты же нормальный, такой клевый, ты...
- Потому что я псих.
- Нифига, - возразил Том. - Да посмотри на себя, в порядке ты.
- Тебе-то откуда знать? - снова вздохнул Билл.
Том погладил его по руке.
- Знаешь, мне кажется, что я вижу больше, чем остальные.
Билл отпустил голову на его руку и зевнул.
- Ну, значит, ты тоже больной на всю голову.
Том ощутил, как тело Билла раслабилось, и его дыхание стало глубже. Он просто заснул, лежа под Томом, крепко и спокойно. Том чуть улыбнулся и перекатился на кровать, любуясь его длинным светлым телом. Нет, все же Билл был прекрасен, и Том не мог думать иначе.
- Ты спишь? - шепотом спросил он. Билл только вздохнул беззвучно и повернулся набок, подтягивая колени к груди. - Чудесно
Том улегся поудобнее и уставился в потолок. Сколько он себя помнил, на нем всегда была маленькая трещина. Небольшой раскол ровно посередине. И так было со всем в жизни: все и всегда было в той или иной степени надломлено.
Том поцеловал Билла в лоб, и плевать на то, что он несколько ненормален.
- Я люблю тебя, - прошептал Том и заснул, даже не заметив, что его мобильник вибрирует, а на дисплее мерцает "Карен".

2009-05-04 в 18:51 

you know, in California there's something better for us all
11.

Порой единственный возможный
ответ реальности – это сойти с ума.
- Филипп К. Дик

Ощущать себя виноватым довольно тяжело. Этим утром Том проснулся практически придавленным к постели чувством вины. И рука затекла, так как во сне Билл лег прямо на нее, близко прижавшись к нему. Испытывая странную смесь эмоций, Том слегка нахмурился, осторожно погладив Билла по волосам.
Том знал, что сделал что-то не очень хорошее, и сейчас, когда наступило утро, вспоминая события вечера, он подумал, что, возможно, совершил нефиговую ошибку. Чувства вины и стыда давили на него.
- Что такое? – пробормотал Билл, его ресницы задрожали. – М?
Безмолвно запаниковав, Том уставился на него. Что же он делает… Он отдернул руку и попытался отодвинуться, но Билл крепко вцепился в него.
Медленно открыв глаза, он уставился на Тома сквозь растрепанную челку.
- Том?
- Доброе утро, - с трудом выдавил Том в ответ.
- Это был не сон.
- Нет, - прошептал Том, - не сон.
Несколько секунд Билл молча смотрел на стену, затем нежно и тепло улыбнулся.
- Я очень надеялся, что это не сон, очень хотел, чтобы было взаправду.
Чувство вины заполнило Тома до кончиков волос. Едва дыша, он сел, опустив голову, сцепил пальцы в замок на шее.
- Том?
- Здесь я, - вздохнул он, закрывая глаза. – Здесь…
Он почувствовал, как Билл сел, затем прижался к его боку.
- Т-ты в порядке?
Том медленно кивнул. Паника слегка утихла. Билл выглядел спокойным, довольным. Том взглянул на часы: полседьмого.
- Нам надо идти, - сказал он Биллу, наконец глядя на него. – Нам же не нужны проблемы.
Билл кивнул, отведя глаза.
- Да, пора, - он тихо вздохнул. – Пора обратно в дурку.
- Мне жаль, - сказал Том единственное, что пришло в голову, чувствуя себя полным ничтожеством. Черт возьми, да о чем он вообще думал, забирая Билла на ночь из клиники? Похер, что это было против всех правил, но почему он не подумал о том, что рано или поздно Биллу придется вернуться?
Всего ночь Билл принадлежал ему. А теперь… Кто знает, что может случиться? Том понял, что вообще ничего не знает и не понимает.
Билл медленно выбрался из постели и подошел к окну, выглядывая наружу, все еще голый. Том внимательно разглядывал его тонкое, стройное тело: синяки, шрамы на спине и плечах, а бледная кожа почти сияла в свете утреннего солнца. Как же Тому не хотелось его отпускать…
- Мы… Мы можем повторить это, - осторожно предложил он. – Ну, ты понимаешь, если нас не поймают.
- Ладно, - ответил Билл, не оглядываясь.
- Если ты хочешь, конечно, - Том придвинулся к краю кровати и опустил ноги на пол, скромно прикрывшись простыней. – Мы не обязаны…
- Ты не обязан меня спасать.
Том уставился на Билла, почти потеряв дар речи.
- Я и не пытаюсь, вообще-то, - сказал он, наконец.
Билл оглянулся, потерев глаза.
- Ты уже сделал для меня гораздо больше, чем кто-либо когда-либо. Это круто.
- Билл, заткнись, - раздраженно огрызнулся Том. Блять, он подверг опасности не только себя, но и Билла. И этому засранцу придется понять, даже если он не хочет, что для Тома произошедшее значит много больше, нежели «спасение». – Ты прекрасно понимаешь, каково мне.
- Неужели? – хмыкнул Билл, скрестив руки на груди.
Том только вздохнул.
- Хочешь принять душ, пока еще тут?
Билл кивнул.
- Том, а давай… ну… вместе?
Том как раз сам подумал об этом и кивнул.
- Иди ко мне.
Он притянул Билла к себе, повалив на кровать, обнял, влажно целуя плечо. Билл чуть выгнулся в его объятиях, улыбнулся, найдя губами его губы.
Затем Том встал с постели, поднимая Билла за собой, простыня соскользнула с его бедер. Оба смущенно улыбнулись друг другу, краснея.
- Пойдем, - сказал Том. И когда Билл следом за ним забрался под душ, оба покраснели еще сильнее: завелись не на шутку.
- Извини, - пробормотал Билл.
- Ну вот еще, - усмехнулся Том, затаскивая Билла к себе под поток горячей воды, двинул бедрами, прижимаясь к нему. Застонав, Билл безвольно повис на нем, обхватив за шею руками, чуть двигаясь в ответ. Их члены медленно, неспешно терлись друг о друга.
Выдохнув, Билл коснулся губами шеи Тома, мягко поцеловал, с силой засосав кожу.
- Не хочу от тебя уходить, - прошептал он, слегка задыхаясь. – С тобой так хорошо…
Том кивнул, прижимаясь ближе к скользкому от воды телу, их губы соединились в сладком, глубоком поцелуе. Задержав дыхание, Том кончил. Билл прерывисто вздохнул, ноги уже практически отказывались держать его. Том просунул руку меж их тел, обхватил ладонью член Билла, такой горячий и твердый. Несколько движений рукой, и Билл, выгнувшись, кончил на его бедро. Вода стекала по их разгоряченным телам, готовая, казалось, вскипеть на них, горячий пар поднимался вверх, мешая цепляющимся друг за друга любовникам дышать.
Том немного отодвинулся, разглядывая Билла, коснулся кончиками пальцев растекшегося по лицу макияжа.
Черт возьми, он влюбился.
- Воздуха мне, - задыхаясь, прошептал Билл и улыбнулся. – Блять, тут очень жарко.
- Сейчас… - Том убавил напор горячей воды. – Так лучше?
- Ммм… - Билл закрыл глаза и опустил голову на плечо Тома. – Ты не представляешь, насколько.
Прерываясь на поцелуи, они неспешно вымыли друг друга. Затем Том закутал Билла в большое полотенце, и они вернулись в спальню, ничего не говоря и прекрасно понимая, что скоро их маленькому миру на двоих придет конец.
Билл медленно оделся, глядя в пол, потом поднял голову и столкнулся взглядом с Томом, уже надевшим чистую футболку и джинсы.
- Ну, что ж… - начал Том, сунув руки в карманы. Нащупал телефон, вынул его… И почти умер, взглянув на экран.
Пять пропущенных звонков. Все – от Карен.
- Блять, - выдохнул он, сердце пропустило несколько ударов. – Все, пиздец.
- Что такое?
- Нам пора, - ответил он, вставая. Внутренности завязались узлом от ужаса. Ну зачем бы ей звонить пять раз?
Билл послушно вышел за ним следом из комнаты, спустился вниз, но когда Том взял ключи, Билл вдруг попятился, закусив губу и что-то бормоча.
- Билл, не начинай, - попросил Том.
- Н-нет, - прошептал Билл, уставившись на ключи в его руке. – Никаких машин, никаких аварий.
Том устало вздохнул. У них совершенно не было времени на приступы Билла, им нужно было срочно возвращаться в клинику.
- Билл, прошлую ночь помнишь? Мы катались, все было хорошо, нам понравилось. Я был очень осторожен, я бы никогда не причинил тебе боль.
- Никаких машин, - тихо повторил Билл, широко распахнув глаза, легкая дрожь прошла по его телу.
- Билл, - ласково окликнул его Том, подойдя ближе, взял за руку. – Ты мне доверяешь?
Билл тряхнул головой, часто моргая.
- Н-не знаю, – он ухватился за подол футболки, нервно скручивая его пальцами. – Г-где м… м-моя малышка?
- Спит, - ответил Том. – В твоей комнате.
- О н-нет, - срывающимся голосом прошептал Билл. – Нет-нет-н-нет.
- Билл…
- Это просто кукла, Билл, - сказал он, закрыв глаза. – Ты п-пристегни ее получше, это новая м-модель детского сиденья, там сложная за… застежка. Но она п-плачет, мам, по-моему, ей это н-не нравится.
Том снова почувствовал приступ паники, сердце ушло в пятки. Билла опять унесло куда-то, прямо тут, на кухне, у Тома дома. Пиздец. Билл вдруг начал раскачиваться, костяшки пальцев, вцепившихся в футболку, побелели от напряжения.
- Б-билл, п-пристегни ее уже, мы опаздываем. Ты мне д-доверяешь? -Билл зажмурился, тряся головой. – Нет, нет, нет!
Том коснулся его плеча, провел ладонью по руке, погладил по волосам.
- Билл, вернись, а, - устало попросил он. – Вернись, пожалуйста, здесь только я.
Билл вздрогнул.
- Томи, помоги.
Том крепко обнял его, прижал к себе и прошептал на ухо:
- Я здесь, я с тобой, все в порядке.
- Я уверена, что все нормально, Билл, затяни ремешок потуже, - пробормотал Билл. – З-затяни ремешок потуже, – он снова вздрогнул. – Том?
- Да, Билл.
Билл отстранился и посмотрел на него совершенно остекленевшим взглядом.
- Где мы?
- У меня дома, - нахмурился Том.
- А, точно. – Билл сделал несколько глубоких вдохов. – П-прости, я знаю. Я знаю, где мы. Твоя комната наверху, а здесь… - Билл покосился на стол. – Здесь я вчера оставил картошку.
- Верно. А теперь нам…
- Да, знаю, - повторил Билл. – Знаю, пора возвращаться.
Том взял его за руку, переплетая их пальцы.
- Не отпускай, понял?
- Понял, - кивнул Билл.
Наконец, они вышли из дома. Том в каком-то смысле чувствовал облегчение от того, что Билл все же вернулся в нормальное состояние, но он все еще до жути боялся тех проблем, которые могли свалиться на него. Черт, он даже представить не мог, как сильно мог бы огрести по шее… Что бы он ни сказал, ничто не оправдает такое вопиющее нарушение правил, которое он совершил.
Билл неохотно сел в машину, занервничав, когда Том отпустил его руку и отошел, чтобы сесть за руль. Едва только Том оказался рядом, Билл ухватил его за руку так сильно, что почти остановил кровообращение. Они медленно проехали по знакомой уже дороге к клинике. Сердце Тома испуганно и быстро колотилось, нервы натянуты до звона.
Он не хотел сожалеть о том, что забирал Билла с собой. Он не хотел чувствовать себя последней тварью из-за лучшей ночи в его жизни.
- Пиздец, - еле слышно прошептал Билл, когда они въехали на стоянку. Том ощущал то же самое.
Пиздец.

2009-05-04 в 18:52 

you know, in California there's something better for us all
- Все будет хорошо, - сказал он, тем не менее, хотя и не верил в это. Он был абсолютно уверен, что очень и очень скоро у него начнутся нехуевые проблемы. В ответ Билл лишь сильнее стиснул его ладонь, рвано выдохнув.
Они проскользнули через черный ход, Том выглянул в коридор перед тем, как провести Билла в его палату. Было достаточно рано, чтобы хоть кто-то мог шататься поблизости. Так, пара медсестер, заканчивающих ночную смену.
Билл влетел в палату, на ходу скидывая ботинки. Том вошел следом, запирая дверь.
- Мы сделали это, - сказал Билл, подхватив и прижав к груди куклу. – Ох, милая, как я скучал по тебе, господи…
Том замер у входа, нервно сжимая телефон в кармане.
- Увидимся позже, да?
Билл посмотрел на него.
- П-просто уйдешь?
- Я должен, - мягко ответил Том. – Сам понимаешь, сейчас не моя смена. Было бы паршиво, если б меня кто-нибудь спалил тут.
- Паршиво, - повторил Билл, - да.
- Я вернусь потом, - заметил Том. – Обещаю.
Билл медленно кивнул.
- Я знаю.
- Эй, ну… - Том подошел к нему, сел рядом, толкнув в плечо. – Слушай, то, что я привозил тебя к себе домой, вовсе не значит, что мы поженились.
- Знаю, знаю, - Билл негромко рассмеялся.
- Это значит лишь, что ты мне как бы нравишься, - улыбнулся Том. – Хотя нет, забудь. Это значит намного больше.
- А что это значит?
Том не успел ответить: телефон завибрировал, это звонила Симона.
- Черт, мне пора, - сказал Том. – Но… Я вернусь позже, ладно? А ты поспи пока.
- П-поспать.
- Не глупи, - Том поцеловал его в губы. – Я буду скучать по тебе.
Билл обнял куклу.
- Х-хочешь кушать?
Том помрачнел.
- Билл, перестань, не надо вот этого, пожалуйста.
- Я не знаю, где твоя бутылочка, - шепнул он кукле.
Том понял: он уходил сейчас, и это значило, что Билл тоже вынужден «уйти». Билл полностью выпадал из реальности, когда Тома не было рядом.
- Билл, я еще здесь, - тихо сказал он.
Билл посмотрел на него помутившимся взглядом.
- Я знаю.
- Чудно, - Том снова поцеловал его, и Билл замер. – Скоро увидимся.
- Пока, - безучастно ответил Билл, глядя на куклу.
Не отводя взгляда от него, Том сделал несколько шагов назад, чувствуя почти физическую боль. Он не мог, не мог уйти, он отчаянно хотел кинуться к Биллу и вернуть его в реальный мир.
Но вместо этого он повернулся и вышел, с легким щелчком закрыв дверь за собой. Едва передвигая ноги, он прошел по коридору к выходу и столкнулся с Георгом, катившим перед собой тележку с едой для пациентов.
- Привет. Что-то ты сегодня рановато, - заметил Георг, оставив тележку и подойдя к Тому.
Том напрягся.
- Надо было кое-что закончить.
- Ага, конечно, - Георг скрестил руки на груди, странно улыбаясь. – Смотрю, ты за рулем теперь.
- Да, - ровно ответил Том. – И что?
Георг пожал плечами.
- Катал Мисс Билли?
Том оцепенел.
- Что?
- Ничего, чувак.
Георг отвернулся, вернулся к своей тележке и покатил ее дальше.
Вздрагивая, Том вышел из клиники.

2009-05-04 в 18:53 

you know, in California there's something better for us all
* * *

- О, я просто хотела, чтобы ты проверил, как там Билл, - щебетала Карен в телефонной трубке, пока Том ехал домой. – Я же знала, что ты был ночью в клинике. Ну, потом я договорилась с Георгом, ты знаешь, он работает на кухне. Вчера он задержался, убирал лужу на третьем этаже.
- Эм… Но Вы звонили пять раз, - заметил Том.
- А, чертов телефон… - вздохнула Карен. – Прости.
- Да ничего страшного, - медленно ответил Том. – Так что там Георг?
- Ах, да, мне удалось с ним связаться, и я попросила его приглядеть за Биллом.
- И? – Том закусил губу. – С Биллом все было в порядке?
- Георг сказал, что он быстро заснул. Я не удивлена, таблетки, которые его отец предложил, свалят с ног лошадь.
Том с трудом сглотнул.
- Георг так сказал?
- Да, а что?
- Нет, я просто… - Том нервно выдохнул. – Я просто, кажется, его вчера не видел.
- Ну, он там был, - Карен замолчала на мгновение. – Надеюсь, с Биллом все хорошо. Знаешь, Георг сказал, что хочет о чем-то поговорить со мной наедине, как раз иду к нему.
- Оу, - сердце Тома испуганно забилось. Вот и начались неприятности, здравствуй, герр Пиздец. Скоро его отправят в тюрьму. Надолго. – Эм… Понятно.
- Ну, надеюсь, что увижу тебя сегодня, - по голосу Карен было понятно, что она улыбается. – Спасибо за все, что ты делаешь, Том. Ты на самом деле очень хороший работник. Будет жаль с тобой расстаться.
- В смысле?
- Твой испытательный срок подходит к концу, - напомнила Карен.
- А. Ну да, - Том сделал глубокий вдох, чувствуя себя крайне хреново. Каким же параноиком он стал… - Ну, ладно. Спасибо.
- Пока, Том.
Том отключился и уронил телефон на пол машины. Свернул к обочине, заглушил мотор и просидел так до тех пор, пока не потерял чувство времени.
* * *

Подъехав к дому, Том увидел знакомый автомобиль. А рядом с ним стояла, собственно, хозяйка, одетая в строгий деловой костюм. Том припарковался у гаража и помахал ей.
- Привет, Бри, - сказал он, выйдя из машины. – Ты сегодня рано.
- Ты за рулем, - сказала Бриджет вместо приветствия. И Том не мог ей соврать:
- Да, мне просто… надо было кое-куда смотаться.
Она вздохнула.
- Если тебя поймают…
- Не поймают, успокойся, - перебил Том. – Все в порядке.
Помолчав немного, он спросил:
- Ну, ты что? Что не так?
- Я могла бы подвезти тебя, - ответила она. – Могла. Если бы ты хоть раз перезвонил мне. Том, что происходит?
Том покосился на свое отражение в окне автомобиля: усталый, вымотанный, он бы сам себя не узнавал, как почти не узнал Бриджет. Она казалась ему слишком взрослой. Слишком обычной и далекой.
- Ничего, - пробормотал Том. – Я просто… Просто устал.
- Ты вообще со мной не разговариваешь.
Том пожал плечами.
- Я скоро уезжаю в колледж. Завтра, - сказала она, вмиг оживившись. – Моя соседка по комнате встретит меня сегодня вечером, мы сможем побродить по магазинам и… Мне кажется, я приехала сюда, чтобы…
Том посмотрел на нее.
- Чтобы – что?
- Я хотела понять, есть ли между нами что-то, но… - Бриджет вздохнула, обняв себя за плечи. – Не знаю. Я ничего не чувствую. Уже давно.
В этом была вся она: сразу к сути вопроса, и никаких хождений вокруг да около. Том тихо рассмеялся, тряхнув головой.
- Бросаешь меня, Бри?
- Не надо, Том… Ты вообще со мной не общаешься.
- Я ни с кем не общаюсь.
- Знаю. Я спрашивала у других, думала, это только мне так повезло.
Том нахмурился.
- С чего бы вдруг?
- Ты изменился, Том, - вздохнула Бриджет. – И это нормально, я думаю.
Да, да. Это нормально.
- Ты тоже изменилась.
Бриджет кивнула.
- Куда ты пропал-то?
Том опустил глаза, подумав о Билле. Улыбка Билла, его смех, поцелуи, стройное обнаженное тело…
- У тебя кто-то есть? – спросил Бриджет. И Том молчал достаточно долго, чтобы она поняла правильно. Она вздохнула, прислонившись к машине, крепче обнимая себя.
- Мне очень жаль, - негромко сказал Том.
- Да, знаю, - отозвалась Бри. – Я знаю, что ты не шутишь, потому что… ты хороший парень, Том.
Том снова пожал плечами.
Бриджет шагнула к нему, крепко обнимая, и Том обнял ее в ответ, замечая, что она даже пахнет теперь иначе. Она совсем изменилась. Он провел ладонью по ее спине и легко коснулся губами шеи, разжав объятия.
- Успехов в учебе, - сказал он.
- Успехов во всем, - ответила Бриджет, с трудом улыбнувшись. – Я люблю тебя.
Том кивнул, не зная, что сказать. Вздохнув, он наблюдал, как она уезжает. Еще одна глава его жизни подошла к концу.

2009-05-04 в 18:54 

you know, in California there's something better for us all
* * *

- Как ты вчера добрался до работы? – спросила Симона, подвозя Тома до клиники вечером.
Том сполз вниз по сиденью, теребя ремень.
- На такси.
- Но деньги, которые я тебе оставила, так и лежат на столе.
- Я на свои, - соврал Том.
Симона кивнула.
- Сколько тебе еще работать?
- Две недели.
- Ты, я смотрю, такой разговорчивый сегодня.
Том пожал плечами и отвернулся к окну. Никакого желания разговаривать у него и впрямь не было. Слишком давит вина, слишком много секретов, и глубоко внутри он до жути боялся встречи с Карен.
- Вот мы и приехали, - сказала Симона, припарковав машину. – Добро пожаловать.
- Спасибо, мам, - вздохнул Том, потянувшись к двери. – Спасибо за все.
- За все? – улыбнулась Симона.
- Ну, ты же знаешь… - хмыкнул Том. – Родила меня, поесть готовишь, катаешь.
- Ты нашел, за что благодарить.
Том выдавил улыбку и выбрался из машины. На ватных ногах он вошел в клинику и с удивлением обнаружил Карен, ждущую его у лифта.
- Здравствуй, Том, - сказала она с совершенно нечитаемым выражением лица.
Том с трудом сглотнул, сердце ухнуло в пятки.
- Здравствуйте.
- Мне нужно поговорить с тобой.
Том лишь кивнул. Он не мог больше врать, он слишком устал, чтобы пытаться что-то объяснить. Придется признаться во всем.
Он прошел за Карен по коридору, она привела его в пустой кабинет и села за стол, указав на кресло.
- Присаживайся.
Том послушно сел, глядя в пол.
- Итак, - начала Карен, скрестив руки на столе, - я никогда не верила, что ты… что ты – ненадежный парень. Я никогда не думала, что ты так разочаруешь меня, но… - Она тряхнула волосами. – Я встретилась с Георгом, ты знаешь его, этим утром, и то, что он сказал мне…
- Мне жаль, - сказал Том, подняв голову и глядя ей в глаза.
- Я не могу.. Я не… Я даже не знаю, что и думать. Он говорит, что ты немного слишком сблизился кое с кем, и я не знаю, что значит это «немного слишком». Что это значит, Том?
Том застыл с открытым ртом, понятия не имея, что ответить.
- Я…
- Георг сказал мне чуть больше. Он сказал, что ночью зашел к Биллу, когда я попросила его об этом, и…
Том напрягся.
- Ну, он не сказал мне точно, что он увидел, но, Том, я думаю, мы с тобой оба знаем, в какой ситуации он застал тебя и Билла, - щеки Карен слегка покраснели. – Том, я же особо просила тебя не связываться с ним. Я же просила, Том.
- Георг сказал, что видел нас в палате? – спросил Том.
- Я не знаю, соврал он или нет… Но, судя по твоей реакции, - заметила она, - мне стоит ему поверить. – Она вздохнула. – Я несколько раз повторила тебе не сближаться с ним… настолько. У него формируются сильные привязанности, а привязанность такого рода ему не нужна. Он не готов к романтическим отношениям, Том, я думала, ты достаточно умен, чтобы понимать это. Он нестабилен.
- Георг сказал, что видел нас? В палате Билла? – снова спросил Том. Он никак не мог понять, почему Георг не сказал Карен правду, которая отправила бы Тома в тюрьму.
- Да, - смущенно ответила Карен, - в довольно… ммм… недвусмысленной ситуации. Он выглядел подавленным.
- Я не знаю, что сказать.
- У меня для тебя два варианта, - сказала она, выпрямляясь. – Готов выслушать?
Том кивнул.
- Первый вариант – уйти прямо сейчас, никогда не встречаться с Биллом, держаться подальше отсюда. Я передам в суд хорошие рекомендации, скажу, что мы отпустили тебя досрочно за очень-очень хорошую работу.
- А второй? – Том нахмурился.
- Ты остаешься здесь до конца срока, работаешь, как работал. А потом все узнают правду. О Билле и о том, что ты садился за руль, - Карен строго посмотрела на него. – И, поверь, ты не отделаешься так легко.
Тому показалось, что ему просто связали руки. В любом случае он обречен никогда больше не увидеть Билла, и это было настолько больно, что он едва мог дышать.
- Том?
Он вспоминал Билла, все, что между ними было, и горькая боль чуть смягчилась. Он очень сильно помог Биллу, он знал, он был уверен в этом. Билл как-то сказал, что не вернулся бы из своих фантазий ради кого-то, кроме Тома, и Том верил ему. Билл не был сумасшедшим. Он просто немного потерялся, как и Том. Они нашли друг друга, и это спасло их обоих.
- Том, ты слушаешь меня?
- Я уйду, - тихо ответил он. – Мне очень жаль.
Карен кивнула.
- Мне тоже.
- Я не обижал его, я не стал бы, я…
- Я знаю, - сказала Карен, смягчившись. – Поверь, мне тоже нелегко.
Том опустил голову.
- Спасибо за…
- Удачи, Том.
- Ага.
Том поднялся и вышел из кабинета, медленно прошел через коридор на улицу. Оглянулся на здание, жмурясь от света бьющего в глаза закатного солнца. Пятый этаж был темным, много темнее, чем все остальные. Где-то внутри кольнуло болью.
Том достал телефон и набрал номер Симоны.

12.

В любви всегда присутствует
толика сумасшествия. Однако
и в сумасшествии всегда есть
чуточку здравого смысла.
- Фридрих Ницше

Симона коснулась ладонью колена сына, улыбаясь.
- Я горжусь тобой, Том.
- Я хочу, чтобы больше никто и никогда не говорил мне этого, - тихо ответил он.
- Ну почему? Ты же справился с этим всем, - заметила она. – Ты был упорен и настойчив, делал свою работу, и в итоге твои старания оправдали себя. Я все не верю, что тебя отпустили досрочно!
Том мрачно дернул плечом, вымотанный, уставший.
- Что собираешься дальше делать?
- Боже, мама! Я не знаю, - вспыхнул Том. – Я только сегодня утром закончил работу в клинике, наверное, у меня еще нет планов на будущее, как думаешь?
Симона сдвинула брови.
- Значит, тебе пора подумать над этим. Бриджет будет рада, что ты свободен.
- Она бросила меня.
- Оу… - Симона отвела взгляд, нервничая. – Мне жаль.
- А мне – ничуть, - Том откинулся на спинку дивана и вздохнул. Сердце разбито, все тело ломит… И его мать ни о чем не догадывалась. Никто, впрочем, не догадывался.
Ему пришлось вычеркнуть Билла из своей жизни, смиренно принять тот факт, что они никогда больше не увидятся. Осталось поверить, что так будет лучше для них обоих. Том надеялся, что со временем сможет забыть о том, что было. И он даже хотел, чтобы этого никогда не случалось. Все перепуталось в его мыслях, меньше всего на свете он хотел жалеть о том, что было у них с Биллом, но вот – он жалел. Как можно было быть столь безрассудным?
- Я спать, - сказал он. Симона удивленно посмотрела на него.
- Ты что? Еще рано, я думала, мы закажем пиццу и посмотрим кино.
- Я устал.
Том не мог даже почувствовать малейших угрызений совести за то, как расстроено смотрела на него Симона. Он не хотел никого видеть сейчас. Он хотел остаться один.
Хорошо, - мягко сказала Симона. – Том… Что-то не так?
Том снова пожал плечами, уставившись в пол.
- Не знаю.
- Мы можем поговорить.
- Нет, я не хочу, - вздохнул Том, выходя из гостиной. Поднявшись наверх, он заперся в своей комнате и сел на кровать, ее так никто и не заправил с утра. Том зарылся лицом в покрывало, сделав глубокий вдох: оно все еще пахло Биллом. Дыхание перехватило где-то в горле, Том тихо всхлипнул, вжимаясь лицом в ткань.
Надо было двигаться дальше, забыть обо всем. Пора хоть раз в жизни понести ответственность за свои действия. Пора вырасти. За несколько месяцев внутренний мир разбился на части, и никто, кроме него самого, не сможет собрать эти части в единое целое.
Том сел, закрыв глаза, снова вздохнул, медленно выдохнул, открывая глаза. Боже, как он устал…
Он понимал, что для того, чтобы по кусочкам собрать жизнь, потребуется некоторое время. Но он не был так уверен насчет своего сердца.

2009-05-04 в 18:56 

you know, in California there's something better for us all
* * *
Прошло три месяца.

Том ехал вниз по петляющей дороге, холодный ветер врывался в открытое окно, кусая за щеки. Том курил, и сигаретный дым обжигал горло. В воздухе уже чувствовалось дыхание зимы, хотя на дворе было лишь начало ноября. Что ж, в этом году зима будет ранней.
Докурив, Том выбросил окурок в окно, наблюдая в зеркале заднего вида, как его уносит вдаль. Затем он закрыл окно, чуть подышал на руки, согревая их.
Он ехал домой из аэропорта: только вернулся из Лондона, где навещал Андреаса. Воспоминания о выходных были крайне смутными, полными алкоголя и травки, как раз то, о чем Том и мечтал. Его беспокойный разум требовал забытья.
Сердце все еще болело, когда Том вспоминал Билла. Да, он так и не смог забыть его. Последние три месяца Том провел в неком оцепенении, пытаясь забыть, пытаясь хотя бы день прожить, не думая о нем.
Это было невозможно, пусть Том и был навсегда потерян для Билла и не имел права напоминать о себе, да и не хотел, пожалуй. Последний раз он видел Билла склонившимся над куклой, таким несчастным и одиноким, и эта картина преследовала его. И он все еще чувствовал вкус его поцелуев, все еще помнил ощущение его голого тела под собой. Все еще помнил его запах.
Том тряхнул головой и развернул машину. Хоть он и не ездил по этому маршруту уже довольно давно, но он помнил его четко, как никогда. Те же улицы, те же повороты, что и раньше.
Прошло уже столько времени, и Том надеялся, что теперь его не вышвырнут с порога.
Первое, что он заметил, въехав на стоянку рядом с клиникой, это как изменилось здание. Оно никогда не сияло, не светилось или что-то такое, но сейчас оно выглядело вообще темным, пустым, заброшенным.
Том вышел из машины и медленно направился к главному входу. Он никогда раньше им не пользовался, попадая в клинику через заднюю дверь. Главный вход – для посетителей.
Что ж, сегодня Том был посетителем.
Слишком привыкший в свое время пользоваться служебным лифтом, он неуверенно прошел к лифту для посетителей, более чистому и маленькому, посмотрел на часы: довольно поздно, Карен уже ушла.
Поднявшись на пятый этаж, Том ввел старый код доступа и вошел, вздохнув. Все тот же спертый, тяжелый воздух. А полы – грязные, и солнечный свет едва пробивался сквозь пыльные окна.
- Пиздец, - пробормотал Том, медленно идя по коридору. Несколько знакомых медсестер попались ему навстречу, он кивнул им, приветствуя, и получил вежливые кивки в ответ, ни тени узнавания.
И вот, наконец, та самая дверь. Не заперта, даже немного приоткрыта, никаких табличек на ней, свет немного пробивается из-за нее в коридор. Том остановился, чувствуя, как что-то скрутило в животе от волнения.
Он сделал шаг вперед, толкнул дверь, неприятно скрипнувшую. Том вошел и огляделся.
Палата была пуста.
Палата Билла была совершенно пуста.
Там, где раньше были сложенная аккуратно одежда, чистое белье, заправленная кровать и искусственные растения, теперь не было ничего. Голые стены, разобранная кровать, серые пыльные занавески и одно кресло.
Билл пропал.
Том прерывисто вздохнул. Вот к этому он готов не был. За три месяца он прокрутил в голове миллионы всевозможных сценариев, готовясь к любому повороту событий. Но он даже в страшном сне не мог представить, что Билла просто не будет в клинике.
Он сел в кресло, наклонившись, и попытался успокоиться. По внутренним ощущениям – ему врезали в солнечное сплетение, выбив весь воздух из легких. Тотальное уничтожение в долю секунды. Том уставился в пол, пытаясь взять себя в руки.
Затем он поднял голову и заметил что-то в углу, на полке. Старая кукла в обтрепанном платье. Кукла Билла.
Том поднялся, подошел к полке, осторожно, бережно взял куклу в руки и прижал к лицу, слабо улыбаясь. Игрушка все еще пахла Биллом. Он вздохнул и опустил ее, стиснув пальцы, маленький клочок бумаги выпал из кармашка кукольного платья. Том озадаченно сдвинул брови и наклонился, вглядываясь в него.
«ты спас меня»
Кукле ли предназначалась записка, Тому ли, он бы уже этого никогда не узнал. Он крепче обнял малышку, глядя в окно. Там, снаружи, сменялись времена года, жизнь продолжалась.
Что-то глубоко внутри Тома изменилось раз и навсегда.

* * *

Когда мы вспоминаем, что
все мы здесь ненормальны,
очарование мистерии исчезает,
и жизнь становится проста и понятна.
- Марк Твен

Занятия закончились поздно вечером, и Том, полностью вымотанный, ввалился в квартиру. Его день был забит от и до: две рабочих смены плюс занятия на курсах при университете.
Он уронил рюкзак на пол и запер дверь. Его квартира не была впечатляющей: всего лишь комната, бывшая одновременно спальней и гостиной, маленькая кухня и ванная. Кровать, диван, разбросанные тут и там учебники, этажерка с телевизором. Это была первая попытка Тома встать на ноги без помощи родителей, и он гордился своей первой квартирой.
А на самой верхней полке сидела старая кукла со спутанными волосами и потрескавшейся фарфоровой кожей. Когда-то Том забрал ее с собой, потому что она была частью Билла.
И все у него было прекрасно.
Том сел на потрепанный жизнью диванчик и откинулся на спинку, расслабившись. Все тело болело и ныло: двойная смена плюс занятия – это вам не шутки. Платили ему немного, но и ради этих небольших денег он старательно вкалывал, обеспечивая себя приличную жизнь.
Том вздохнул и закрыл глаза, понимая, что, видимо, будет спать на диване, потому что ему было слишком плохо, чтобы двигаться. Еще нужно сделать хренову тучу домашних заданий, конечно… Но он решил отложить их до утра, сделать перед работой.
Том уже почти заснул, когда услышал тихий стук в дверь. Он открыл глаза и удивленно посмотрел на часы: почти десять вечера. Он никого не ждал, у него вообще мало друзей было.
Стук был негромким, но решительным. Том встал, медленно доплелся до двери и открыл ее, задумчиво покусывая губу.
И задохнулся.
Билл.
Билл. Стоял в дверном проеме, суетливо стискивая пальцы. В самой обычной одежде – джинсы и футболка, выглядел точно так, как Том его запомнил. Гладкие волосы, розовеющие от смущения щеки, чуть размазанный макияж. Такой… прекрасный. Том почувствовал, как по его телу разливается тепло.
- Это правда ты? – вмиг охрипнув, спросил он.
Закусив губу, Билл взглянул на него, нервно заломив руки, переплетая пальцы.
- Привет, - тихо сказал он. – Извини, я…
Он замолк, опустив голову. Том сделал шаг назад, не чувствуя ног под собой, и внимательно всмотрелся. Билл стиснул пальцы так сильно, что костяшки побелели от напряжения.
- Надо же… - пробормотал он, уставившись на что-то позади Тома. Том оглянулся и понял, что Билл заметил его старую куклу. На мгновение он испугался, что Билл расстроится, что кукла может сработать пусковым механизмом для… чего-то.
Но когда он повернулся обратно, Билл улыбался.
- Зайдешь? – негромко спросил Том.
Билл тряхнул головой.
- Да я так, мимо проходил…
Том ухватил его за руку и втащил в квартиру. Билл упал в его объятия, прижимаясь вплотную и утыкаясь лицом в плечо.
- Все хорошо, - шептал Том, поглаживая его по спине, обнимая за талию. – Все хорошо, я держу тебя.
- Ты меня нашел, - ответил Билл.
Их губы соприкоснулись, и Том запер дверь.

Da geht mein Herz auf!

главная