Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
00:53 

Phioniray

vzmisha4
здравствуй, брат мой, кто независим от гордыни - тот белый маг (c)
Переводы Фьени.

1. Blue Tuesday by icemint
Romance/Angst
PG, Tom/Bill
вольный перевод

11: 09: Вся эта шумная толпа народа угнетает и словно душит. Билл смотрит по сторонам сквозь тёмные стёла солнечных очков – и сердце его ухает вниз. Его телохранитель сдерживает толпу беснующихся подростков, швыряющих в него самодельные вонючие бомбы, сыпящих оскорблениями. По другую сторону от Билла охрана пытается утихомирить нападающих. Билл набирает полные лёгкие воздуха. Пусть все они увидят, что он идёт с высоко поднятой головой. До боли напрягая мышцы, держа спину очень прямо, Билл расталкивает окруживших его людей и вырывается из толпы.

Вот, кто я такой. Вот, что я из себя представляю.

20:34: Том допивает очередную банку Ред Булла. На фоне неестественно белой гостиничной скатерти она смотрится до ужаса неуместно. Он поглядывает на свободный стул рядом с собой, нервно дрыгая ногой под столом. В такие моменты Том ужасно волнуется за брата. Неудивительно, что он стал таким худым – уже вся команда заметила, что он вечно отсутствует за обеденным столом. Наверное, они думают, что он анорексик, но Том-то знает правду. Наверняка Билл умудрился утащить что-нибудь съестное к себе в номер. Том оглядывается. Чопорная белизна всего вокруг раздражает. Планы на день полетели к чёрту. От скуки и безделья Тому хочется выть. Он достаёт из кармана маркер и принимается чертить на салфетке какие-то закорючки. Густав надвигает на лицо кепку, отправляя в рот очередную порцию картофельного пюре.

- А где Билл? – спрашивает он, не вынимая вилки изо рта. Он не видел солиста весь день с самого завтрака. Георг откидывает волосы назад и вытирает рот салфеткой, бросив на Тома знающий взгляд. Том перестаёт ёрзать и поднимается из-за стола. Этот взгляд. Том хмурится. Этот взгляд нервирует и раздражает. Вдвойне, потому что Том не может понять, что же он означает.

- В нашей комнате. Я к нему, - бросает Том отрывисто. В лифте ему приходится расписаться на паре животов и грудей, и он почти пропускает свой этаж. Даже когда двери лифта закрываются, он всё ещё слышит дурацкое хихиканье.

Том находит Билла сидящим в полной темноте. Он вертит между пальцами ручку. Брат уже переоделся ко сну, но толстый слой косметики и сумасшедшая укладка всё ещё на месте.

- Мы не смогли встретиться с фанатами сегодня, - говорит Билл совсем тихо.

- Да, - по правде говоря, Том рад, что не пришлось иметь дело с этой кучей народа. Он устал до смерти и из-за этого стал необычно молчаливым. Однако Том знает, что брат чувствует совсем иначе. Билл наверняка расстроился из-за того, что автограф-сессию пришлось отменить. Том откладывает гитару и включает свет в ванной. Билл слушает, как брат чистит зубы, наблюдает за тем, как он выходит из ванной и кидает ему упаковку влажных салфеток.

- Испортишь кожу, если не будешь смывать эту гадость перед сном, - говорит он. Билл смотрит на упаковку и дуется. Он открывает маркер, щёлкнув колпачком, и расписывается на пластиковой поверхности. Том поджимает губы и садится рядом. Он достаёт салфетку и начинает осторожно стирать косметику у брата с лица. Билл смеётся про себя. Том всегда такой нежный, словно боится, что если сделает хоть одно неосторожное движение, то разрушит что-то прекрасное.

- Если ты будешь впадать в депрессию каждый раз, когда происходит что-то в этом роде, то очень скоро крышей поедешь, - Том выкидывает салфетку в корзину для мусора. – Ты заявил всему миру, что ты артист. Что песни, имидж – это твой способ самовыражения. Но не забывай, что мы группа. Когда люди говорят, что ненавидят тебя, это относится и ко всем нам. - Том склоняет голову набок, ожидая согласия. Билл помогает брату смыть остатки макияжа, прежде чем положить маркер на ночной столик. Он медленно проводит большим пальцем по запястью Тома и отпускает его руку.

- Я знаю… - шепчет Билл. Конечно, он знает и всегда рад слышать это, но… Хотел бы он научиться не реагировать так болезненно на злые слова, адресованные ему лично. Он смотрит, как Том скидывает на пол джинсы и подтягивает боксеры. Том достаёт гитару и садится на кровать напротив. Пришло время старшему брату поднимать настроение младшенькому.

- Ладно, не важно. Споём что-нибудь?

- Давай! - Билл усаживается, скрестив ноги, чувствуя, что с души будто камень свалился. Том берёт несколько аккордов – и их маленькая комната превращается в студию.

1:54: Сонный, Билл лежит на кровати, слушая, как поёт Том. Он думает, что ему очень повезло: Том редко поёт. Добровольно он делает это только для Билла.

Глубокий голос Тома затихает вместе с последними словами песни. Он склоняется над братом и проводит ладонью по его волосам. Длинные пряди скользят между пальцами словно чёрный шёлк: гладкие, тёмные-тёмные.

- Ложись спать сейчас же, - бормочет Том, откладывая гитару в сторону. Когда он оборачивается, то видит, что Билл уже свернулся клубочком под одеялом в его, Тома, постели. Том выгибает бровь и с трудом подавляет смешок. Он нарочно шлёпается на свободную кровать и закидывает руки за голову. Билл садится в постели, фыркая.

- Да нет же, глупый! – говорит он полушёпотом, запуская в брата подушкой. Том разглядывает потолок, мусоля колечко в губе.

- Что такое?

- Иди сюда… ко мне… - Том склоняет голову набок, поглядывая на нахмурившегося, выпятившего нижнюю губу Билла. «Ну, точно как дитя малое», - думает Том. Он вздыхает и перебирается в постель к брату.

- Так неэкономно! – заявляет вдруг Том ни с того, ни с сего.

- Что? – спрашивает Билл несмотря на то, что слышал это уже, наверное, тысячу раз.

- Ну это. То, что у нас две кровати. Раз мы всегда спим вместе, нам нужно всегда просить номер с одной кроватью, а сэкономленные деньги тратить на пиццу, – Билл хмыкает и зарывается лицом в шею брата.

- Мы не можем… - бормочет он. Билл трётся носом о дреды близнеца, легко касается губами нежной кожи на ключице. Том поворачивает голову так, чтобы поцелуй пришёлся в подбородок. Билл смотрит на него, широко распахнув глаза и задержав дыхание, и Том легко целует брата в губы, лишь на мгновение прикасаясь к его нежному рту своим. Том очень надеется, что Билл больше не будет грустить.

- Спи, - повторяет Том. Младший улыбается и придвигается ближе. «Завтра, - думает он, - я помогу Тому вымыть волосы, мы порепетируем для концерта, может быть, немного развлечёмся, выпьем пару литров колы… и переделаем кучу дел… и…»

Том разглядывает близнеца, спящего у него на груди: ровное дыхание, безмятежно расслабленное лицо... А потом переводит взгляд на маркер, валяющийся на кровати рядом с его головой, и думает. Думает о том, как можно назвать их отношения. И спрашивает себя, сколько ещё это будет продолжаться, прежде чем он потеряет контроль над собой.

Он осторожно отстраняет Билла и плетётся к открытому окну. Огни города внизу подмигивают ему, пока он прикуривает сигарету и затягивается, пытаясь отогнать невесёлые мысли. Рядом лежит пачка новых фотографий группы. Том начинает подписывать их от нечего делать. Интересно, догадался ли обо всём Георг? Он так странно смотрит на них в последнее время. Том трёт покрасневшие глаза двумя пальцам. «Господи, как же я устал…»

3:40: Том наблюдает как падает пепел с кончика скуренной до фильтра сигареты. Он думает о том, сколько ещё подружек на одну ночь ему понадобиться, чтобы прогнать этот терзающий его голод. Маркер противно скрипит по бумаге. Высох. Одного только короткого взгляда на Билла хватает, чтобы понять: сколько бы фанаток он не трахнул, это не поможет.

- Чёрт бы всё побрал… - шипит он, раздавливая окурок о дно пепельницы. Он пустит всё на самотёк, и всё будет так, как этого захочет Билл. Том закрывает окно и подходит к брату. Садится на краешек кровати и осторожно целует его в лоб. Он ещё раз внимательно смотрит на близнеца и решает, что будет лучше, если сегодня он ляжет спать в своей собственной постели. Один.

2. It's All Pillowtalk by emseviltwin
Том/Билл
PG-13
вольный перевод

Они давно уже должны спать, а вместо этого они лежат в полумраке и нежно обводят кончиками пальцев черты друг друга. Лицом к лицу, на одной подушке. Две пары одинаковых глаз медленно закрываются и открываются снова. Воздух наполнен шёпотом. В комнате почти совсем темно – только из-под двери и сквозь щель между шторами пробиваются тонкие лучи света. Кроме двух приглушённых голосов, ничто не нарушает тишины гостиничного номера.

- Всё так изменилось, – шепчет Билл. Его голос дрожит. Билл крепко сжимает ладони близнеца в своих собственных.

Губы Тома чуть изгибаются в улыбке.

- Да, – соглашается он. – Но между нами всё всегда останется по-прежнему.

Билл молчит, изо всех сил надеясь, что Том прав. До смерти боясь, что брат ошибается. В их жизни всё происходит слишком быстро. Временами Билл даже не знает, какой сегодня день недели, или какая погода стоит за окном, или когда он в последний раз говорил с мамой по телефону. Они находятся с остальными членами группы 24 часа в сутки: на бесконечных репетициях, интервью, фотосессиях… Конечно, именно об этом Билл всегда и мечтал.

Но… ему и Тому постоянно приходится бороться за то, чтобы быть вместе. Кажется, будто всё в их жизни старается развести их по разные стороны, разлучить их. Они должны придерживаться бесконечных правил: никаких совместных номеров во время тура, никаких прогулок вдвоём, никаких понятных только им шуточек во время интервью, девушки, девушки, девушки… Поначалу руководству группы нравилась необыкновенная привязанность близнецов друг к другу, и менеджеры вынуждали их играть на публику. Но со временем, поняв природу их близости, они испугались последствий и теперь старались держать братьев подальше друг от друга.

- Ничто не изменит нас, Билл, – шепчет Том.

Между близнецами нет никакой паранормальной связи – нет никакой телепатии. Но это только потому, что в ней нет необходимости. Им не нужны слова – каждый из них знает, о чём думает другой, с абсолютной уверенностью, порождённой их близостью.

Журналисты постоянно спрашивают их, нравится ли им быть близнецами, что это вообще такое? Но они не могут ответить. В свою очередь, они могут спросить: а как это – не быть близнецом? Билл не знает, что это такое, когда у тебя есть близнец. Он только знает, что это такое, когда у тебя есть Том.

- Они выставляют это чем-то омерзительным, – говорит Билл едва слышно. Конечно, он имеет в виду, что все вокруг хотят изменить их, разлучить, заставить нуждаться друг в друге меньше.

Том морщит нос:

- Какое нам дело? Они не понимают. Они никогда не смогут понять.

Билл ловит каждое слово. Он слышит только голос брата и собственное дыхание. От Тома нечасто можно услышать такое: только когда они совершено одни и в комнате так же темно и тихо, как сейчас. А вот Билл не может держать рот на замке, когда речь идёт о Томе – и он говорит и говорит о своих чувствах. Почти всё время. И это ещё одна вещь, которую они хотят изменить.

- Даже если они попытаются разлучить нас, у них ничего не выйдет, – уверенно заявляет Том. – Мы – одно. Мы всегда будем частью друг друга.

Том целует Билла в подбородок, в нос, в лоб. Его губы скользят по лицу брата, стирая текущие по щекам слёзы.

Временами Биллу почти жаль себя и брата – жаль, потому что их душу разделили на два тела. Он думает – что было бы, если бы они действительно были одним человеком? Что было бы, если бы он смог свернуться клубочком у Тома внутри, как котёнок? Билл так часто мечтает об этом. Эти мысли утешают, но в то же время очень пугают, потому что Билл не может представить, что он живёт один, без Тома. Или что Том живёт без него. С целой душой, но совсем одинокий.

Билл обвивает брата руками и кладёт ладони ему на плечи. Они придвигаются ближе, вжимаются друг в друга. Это идеальное положение. Должно быть, и в чреве матери они лежали именно так. Когда Билл делает вдох, он чувствует во рту тёплый воздух из лёгких Тома.

- Я люблю тебя, - произносит он одними губами.

Но Том слышит – и улыбается:

- Я тоже тебя люблю.

Билл думает, задохнётся ли он, если будет дышать только воздухом из лёгких брата? Нет. Конечно, нет. Ведь Том наверняка сможет дышать за них обоих.

- Не волнуйся об этом, – вздыхает Том, успокаивающе поглаживая Билла по спине. – Это всего лишь политика. Способ продать товар повыгоднее. Это всё ненастоящее.

- А мы настоящие, – шепчет Билл и прижимается губами к щеке брата.


3. Sacred Simplicity by lirren
Бета: Perfect Zero
Том\Билл, PG

- Билл? - Том постучал в дверь ванной. Не получив никакого ответа, он повернул ручку, вздохнул с облегчением, обнаружив, что брат не стал запираться, и заглянул в комнату.

Билл стоял у раковины, прижимая ладони к мраморной поверхности и наклонив голову так низко, что лица не было видно за завесой волос. Его плечи подрагивали.

Том едва слышно вздохнул и шагнул в комнату, закрыв за собой дверь. Он обнял брата и прижал к себе, а Билл уткнулся горящим лицом ему в шею и затрясся ещё сильнее.

- Билл, это всего лишь один концерт, - сказал Том, осторожно поглаживая близнеца по спине.

- Мы никогда не отменяем выступления, - всхлипнул Билл, судорожно вцепившись в рубашку Тома.

- Но тебе никогда и не бывало так плохо на сцене. Одно дело выступать с температурой, но сейчас ты действительно болен. Ты же упал в обморок днём. Тебе что, так хочется отключиться посреди концерта?

Билл молча покачал головой, не поднимая её с плеча брата.

- Вот и хорошо. И нечего так расстраиваться. Отыграем концерт как-нибудь потом. Фанаты поймут, - Том провёл рукой по волосам брата, более чем обеспокоенный жаром, исходящим от его кожи. - Давай, ты сейчас примешь ванну, это должно помочь.

Билл не ответил, но позволил Тому довести себя до ванны и усадить на закрытую крышку унитаза. Том включил воду - тёплую, но не слишком горячую, и помог брату раздеться.

- Ты выпил лекарство, которое тебе дали? - спросил Том, стаскивая с близнеца одежду и скидывая её в кучу у двери. Тот не сопротивлялся, но и помощи от него не было никакой.

Билл вяло кивнул.

Том отвернулся на минуту, чтобы проверить температуру воды.

- А в желудке удержал?

- Пока да.

- Хорошо. Давай, иди сюда, - Том помог брату встать и осторожно усадил его в ванну. Билл вздрогнул, погрузившись в воду.

- Слишком холодная?

- Нет, - Билл покачал головой. - В самый раз, - он притянул колени к груди и сжался в маленький несчастный комочек.

Том опустил мочалку в воду и провел ей по спине близнеца.

- Хочешь, я вымою тебе волосы?

- Нет. Не хочу спать с мокрой головой.

- Хорошо, - Том отвёл волосы Билла в сторону и вернулся к своему занятию. Вверх по спине, по плечам, вниз, пока рука не погружалась в воду - и опять сначала. Том вздохнул с облегчением, когда Билл, наконец, расслабился.

- Знаешь, Георг чуть инфаркт из-за тебя не заработал, - сказал Том, стараясь не вспоминать о собственном ужасе, когда Билл во время саундчека вдруг полетел со сцены лицом вниз. Только невероятно быстрая реакция Георга спасла его от серьёзной травмы.

- Я ремень у его гитары порвал, - пробормотал Билл.

Том только тихо фыркнул на это:

- Думаю, он тебя простит.

Том перегнулся через край ванны, чтобы взять с полки мыло:

- Дай мне руку.

Билл послушно вытянул руку, и Том начал растирать разгорячённую кожу мокрой мыльной мочалкой: от тонкого запястья до локтевого сгиба, и выше - к бицепсу. Затем он поднял безвольную руку близнеца, намыливая внутреннюю сторону предплечья, скользнул в подмышку, а затем вниз - по боку.

Билл вдруг дёрнулся:

- Щекотно.

Том улыбнулся, сполоснул мочалку и стал смывать мыльную пену с близнеца.

- Так, теперь другую руку.

- Я не маленький, - надулся Билл. - Я и сам мыться умею.

Том пожал плечами:

- О'кей, держи, - он сунул мочалку брату в руки и начал подниматься.

- Нет, стой! – запаниковал Билл, и его пальцы сомкнулись у близнеца за запястье. - Не уходи. Прости. Пожалуйста, не уходи, - он смотрел на брата умоляюще блестящими от лихорадки глазами.

Том усмехнулся и опустился обратно.

- Хорошо-хорошо, успокойся, - сказал он ласково, снова намыливая мочалку. - Я никуда не ухожу.

На этот раз Билл сам протянул руку, без всяких жалоб, и даже тихо рассмеялся, когда Том добрался до чувствительного местечка под рёбрами. Том поёрзал немного, устраиваясь поудобней.

- Откинься назад.

Билл вздрогнул, когда разгорячённая кожа его спины соприкоснулась с холодной поверхностью, и сполз поглубже в воду.

Том провёл мыльной тканью по груди Билла, по нежной коже его живота. Когда он смыл всю пену, Билл откинул голову назад и закрыл глаза. Том улыбнулся про себя. Либо лекарство наконец-то подействовало, либо водные процедуры действительно помогли. Он осторожно приподнял над водой ногу брата и стал намыливать её.

- Хммм... Кажется, кому-то пора побриться, - поддразнил он.

- Угу, как же! - фыркнул Билл. - Я тебе не Густав.

Том принялся картинно осматривать ногу брата:

- Нууу... Пожалуй. У него не такие красивые ноги, как у тебя.

Билл тихо захихикал:

-Только ему об этом не говори. Он решит, что напрасно ходит с Георгом в качалку. Это будет жестокий удар.

Том усмехнулся в ответ: брат явно развеселился, - и у него отлегло от сердца. Когда он закончил с ногами Билла, тот уже посапывал прямо в ванне. Да, лекарство определённо действовало.

- Эй, пора уложить тебя в кроватку.

Билл захныкал, но спорить не стал. Как только он поднялся из воды, его стала бить дрожь. Том быстро вытер близнеца насухо. К тому времени, как они вышли из ванной, Билла уже колотило, и он клацал зубами.

Том довёл Билла до кровати и уложил в постель, укутав одеялом. Он прижал ладонь ко лбу близнеца и с радостью отметил, что жар почти спал.

- Поспи немного, - сказал он мягко. - Я скоро вернусь проверить, как у тебя дела.

- Нет! - вскинулся Билл. - Нет... просто... - он поднял на брата жалостливый взгляд. - Побудь рядом, пока я не засну?

Том хмыкнул, но послушно скинул кроссовки на пол и растянулся на кровати, притянув брата к себе и ткнувшись подбородком в его макушку.

- А теперь спи.

Билл обнял Тома за талию, прижимаясь теснее, и потёрся носом о шею близнеца:

- Не уходи.

- Шшшш, я никуда не уйду, - Том поцеловал брата в висок и закрыл глаза, приготовившись ждать.



4. Ультиматум by Chayenne7
Бета: Нолег
Билл\Том, PG-13

Первое, что он увидел, была взъерошенная шевелюра Билла в дверном проёме.

- Можно нам войти? - спросил тот мурлычущим голосом. Во всей его манере было что-то кошачье. Он напоминал котёнка, готового в любой момент разодрать ласкающую руку, если погладить его против шерсти. Дэвид неизменно приходил в ужас всякий раз, когда думал о том, что однажды это маленькое существо, наконец, вырастет и выпустит когти по-настоящему.

- Конечно. Заходите, - он махнул рукой, не отрываясь от одного из горы документов, почти полностью заваливших его стол.

Самые важные бумаги были заперты в верхнем ящике стола. Среди них - контракт с Universal. Дэвид скорее бы согласился отрезать себе руку, чем потерять его. Они уже стояли на первой ступени лестницы к славе, и оставалось добавить лишь несколько последних штрихов перед тем, как Проект Токио будет запущен.

Следом за Биллом, конечно же, в комнату вошёл его брат - на этот раз без своей вечной кепки. Его дреды были собраны в хвост на затылке. Даже спустя столько времени Дэвид всё ещё поражался, каким он тоже был хорошеньким - словно кукла. Особенно когда не прятал под бейсболкой верхнюю часть лица.

- В чём дело? - спросил Дэвид, выбираясь из-под кипы бумаг, большей части которых давно было самое место на помойке. - Вы хотели поговорить со мной, так? Что-то случилось?

- Нет-нет... - прощебетал Билл, пока они усаживались в два маленьких кресла на противоположном конце стола. Дэвид не сразу сообразил, что перед тем, как сесть, они быстро развернули мебель, и подлокотники теперь соприкасались. Странные привычки близнецов настораживали. Честно говоря, порой Дэвида от них просто в дрожь бросало. Но так как на группе это не отражалось, он никогда не считал нужным говорить об этом.

И вот теперь они сидели перед ним - два ангелочка, обманчиво разные, хотя были идентичными близнецами, и спокойно смотрели на него своими странными кошачьими глазами: одна пара - в обрамлении неуклюжих стрелок чёрной подводки, другая - без макияжа.

- Ну? - уставился на них Дэвид в ответ. - Что вы хотели сказать?

То, что последовало дальше, было настолько шокирующим, что у Дэвида волосы встали дыбом, и он порадовался, что сидит. Он думал, что всё предвидел - но ошибся.

Близнецы прильнули друг к другу и поцеловались в губы. И это было очень далеко от братского поцелуя. Том положил руку брату на затылок и притянул его ещё ближе, углубляя поцелуй. Дэвид видел, как соприкоснулись два розовых язычка, слышал, как тихо, удовлетворённо застонал Билл. Это был не первый их поцелуй. И даже не десятый. Они, должно быть, проделывали это сотни раз перед тем, как поцелуй стал настолько привычным, настолько естественным. Настолько идеальным.

Дэвид почувствовал, как вся кровь прилила к голове, и подумал, что она сейчас просто взорвётся.

Огосподибожемой... Они не торопились, но и не стали затягивать слишком долго. Они идеально рассчитали время, чтобы достичь желаемого эффекта. А затем они оторвались друг от друга и опустились каждый в своё кресло, глядя на Дэвида невинными глазами, словно ничего и не произошло вовсе.

- Это... это... - он растерял все слова. Он смотрел на них, разинув рот, не в состоянии выдавить ни звука. А Билл и Том просто сидели и терпеливо ждали, как два чёртовых паиньки. Дэвид с ужасом заметил, что они держались за руки, переплетя пальцы и положив их на подлокотники сдвинутых вместе кресел.

- И как давно это у вас? - прохрипел он, наконец.

- Так было всегда, - сказал Том.

- Так будет всегда, - сказал Билл.

У Дэвида перед глазами с бешеной скоростью замелькали заголовки газет. Скандал... Инцест... Вина продюссера... Развращение детей... Вынесен приговор суда...

- Твою мать... - пробормотал он. - Вы должны прекратить это!

Близнецы смотрели на него вежливо и совершенно невозмутимо.

- Ты наш продюссер, - продолжил Том так спокойно, словно они говорили о погоде. - Мы подумали, тебе следует знать. На всякий случай.

Это была последняя капля.

- На всякий случай?! - заорал он. - Ты свихнулся, мальчишка? Это должно прекратиться здесь и сейчас! Если кто-нибудь узнает, нам конец. Конец, ясно вам?!

- Ты не понял, Дэвид, - сказал Билл. - Или будет по-нашему, или не будет никак.

- Это не просьба. Это ультиматум, - добавил Том.

Дэвид в панике переводил взгляд с одного лица на другое. Он знал, что они были предельно серьёзны, и ничто не могло заставить их передумать. Он не мог шантажировать их группой, потому что именно этим шантажировали его они. Вывод: он был по уши в дерьме. По уши.

- Чего вы хотите? - спросил он, едва не скривившись от того, как униженно это прозвучало. - Любовное гнёздышко в студии? Регулярные перерывы на обжимания между записями?

Его собственный жалкий сарказм резал ему уши.

- Не будь дураком, - отрезал Том раздражённо. Это было пугающе - то, каким взрослым он казался. И когда Дэвид встретился взглядом с его янтарными глазами, стало совершенно очевидно: Том не был ребёнком. Он попытался напомнить себе, что им было всего 15, но в конечном итоге, какое значение имеют цифры? Это всего лишь условность. - Ты должен знать, но больше - никто. Теперь это наш общий секрет. И ты поможешь нам сохранить его.

- Вы хотите, чтобы я покрывал вас?!

- Просто не нужно бронировать одноместные номера, - обронил Билл небрежно. - Скажешь, что у нас финансовые затруднения.

- А я стану бабником, - заявил Том. - Не всерьёз, конечно. Это будет всего лишь имидж.

- Жеребец Томи, - захихикал Билл. И они улыбнулись друг другу.

- Это всё, - пожал плечами Том. - Ты будешь нашим союзником.

Дэвид закрыл лицо руками.

- Вас могут застать в любую минуту. Это безумие! - простонал он.

- Нас не застанут, - ответил Том спокойно. - До сих пор никто ничего не заподозрил. Даже мама. Даже Густав и Георг. А ведь мы весь последний год жили здесь, словно селёдки в бочке.

- Возможно, когда-нибудь мы им скажем, - беспечно заявил Билл.- Зависит от обстоятельств.

Дэвид совершенно не хотел знать, от каких именно.

- Мы знаем, как скрыть это, - медленно кивнул Том. - Всю жизнь этим занимаемся.

И было в том, что он сказал, что-то, от чего у Дэвида на секунду защемило сердце.

- Всю жизнь?.. - прошептал он едва слышно.

Том поднёс маленькую хрупкую руку брата к губам и поцеловал ладонь. Привычность этого жеста внушала почти суеверный страх. Должно быть, Том так же хорошо был знаком и со всеми остальными частями тела своего близнеца. "Они хотят совместный номер", - вспомнил Дэвид.

- Он всё для меня, - сказал Том. - У нас просто нет выбора.

Билл смотрел на Тома неотрывно. Он, казалось, светился изнутри от любви к брату.

- Я люблю Томи, - прошептал он нежно. Том повернулся к нему, и их взгляды встретились. А потом Билл поднял глаза на Дэвида.

- Мы всё сделаем для группы. Всё, что угодно. Если ты сделаешь для нас одну только эту вещь.

Он умолял, хотя ничем не выдал себя. Он умолял, хотя у него были все козыри. Дэвид был загнан в угол. Они никогда не пришли бы к нему, не будь они на сто процентов уверены в успехе. И всё же каждый раз, оглядываясь назад, он чувствовал, что выбор у него был. И он предпочёл стать их сообщником.

* * *

Они ни разу не нарушили своего обещания. Ни разу не рисковали. Даже если это было невыносимо больно, они ни разу ничем не выдали себя. То, что они так отчаянно защищали, значило для них больше, чем всё на свете. Без этого их жизнь не имела бы смысла.

Но время от времени они признавались миру в своих чувствах. И на три минуты их любовь становилась правильной и прекрасной для любого, кто слушал их. Правильной и прекрасной - именно такой, какой для них самих она была всегда.

@темы: переводы

Комментарии
2008-09-22 в 01:10 

ЕХБСБИ!!! Нужно чаще улыбаться без причины! ^_^
переводы очень хорошие. спасибо.
но вот последний фик... зацепил и сильно.
еще раз спасибо.

2008-09-22 в 01:36 

Интернет врать не станет(с)
очень Ультиматум понравился. Хоть вроде и стебный, но прямо за душу берет. Ну и Лиррен конечно бесподобна. спасибо

2008-09-22 в 16:43 

Высокая концентрация mprega в крови...
"Ультиматум" - просто прелесть. Очень понравилось :vo:

2008-09-22 в 19:05 

ультиматум- на голову выше .автору и переводчику-спасибо)))

2008-09-22 в 20:28 

-She's only interested in you because she thinks you're the Chosen One. -But I am the Chosen One! (с)
Ультиматум - очень понравился) и Лиррен нежно очень)
спасибо!

2009-12-29 в 21:52 

сияющий пиздец
Вы можете закрыть глаза на вещи, которые вы не хотите видеть, но вы не можете закрыть свое сердце на вещи, которые вы не хотите чувствовать (c) Честер Беннингтон
УЛьтиматум ударил обухом по голове.
Совершенно потрясающая вещь.
Спасибо за переводы!!

2010-12-11 в 14:00 

ketto
Депрессия - это когда в фильмах ужаса начинаешь болеть за маньяков!
это просто нечто! все переводы просто супер. :hlop::vo:

   

Da geht mein Herz auf!

главная